ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Октавиан Сидоров, Марк Немировский, Артур Ризе, Карлхайнц Бреме, Вилли Гройпнер, Пауль фон Лотман, Барбара Штилике, Маргарита Туник-Нитнер, Эрнест Тухер, он же Жопес… Ну и, естественно, Юрий Сосланд. Бреме и Гройпнера я отмел сразу. Будь они замешаны, Изабель Демонжо давно бы не поздоровилось. Немного подумав, исключил и фон Лотмана. Ведь он рассказал нам о Никодимове и Гунько, а это, во-первых, реальная ниточка, а, во-вторых, о Никодимове ничего не знали даже Гуриели и Дервиш – Гунько ничего о своем приятеле им не рассказывал. Сосланда я тоже вывел из круга подозреваемых, хоть это и не понравилось бы Троллю. Окажись он наводчиком, наше берлинское представительство взлетело бы на воздух куда раньше, чем дом Трахтенберга. С оставшейся же шестеркой я провозился до позднего вечера, но так и не пришел ни к какому выводу.Поужинав печеньем и колой, я принялся крутить ручку приемника, и тут меня осенило. Ведь раньше мы с Джаичем, да и с Троллем, исходили из того, что один из антикварщиков, по-видимому, является заказчиком, главной фигурой. А теперь я знаю, что это не так. Заказчик обитает в Маргибе. То бишь – в Гондурасе. Но Джаича «Фокстрот» все же выследил. И, будучи у них в «гостях», он слышал разговоры из которых сделал вывод, что наводчик действительно существует. Простой, как сейчас выясняется, наводчик, не более того. Он понадобился лишь в момент, когда «Фокстрот» задумал запугивание, а если потребуется по ситуации, то и истребление берлинских антикварщиков. То есть, совсем недавно. Вряд ли бы им удалось войти в сговор с кем-нибудь из них, тем более, что все они – из противоположного лагеря. Все антикварщики занимаются своим делом много лет. Включая и Барбару Штилике, которая, хоть и приехала из Парижа недавно, но в Париже-то начинала Б-г весть когда.Из этого следует первый вывод: никто из антикварщиков не может быть наводчиком.Но наводчик существует! Каким же образом удалось «Фокстроту» заполучить его? И тут я вспомнил Павлинову. Когда в КГБ захотели иметь своего наблюдателя, они подсунули женщину Жопесу. Только и всего. Осталось проследить, с кем из антикварщиков был проделан аналогичный маневр. Я подумал и похолодел. Мариночка Черных! Не зря ведь только они с Павлиновой, если не считать самих антикварщиков, явились на встречу, которую нам организовали в магазине у Юрико. Марина и Анатолий Косых познакомились недавно и почти сразу же поженились. И я беднягу Косых прекрасно понимаю: он попросту потерял голову.К тому же адрес… Я взвыл во весь голос. Джаич тяжело ранен, а сам я только чудом избежал гибели, – и все по своей же собственной глупости. Похотливый самец! Ведь это я сообщил ей наш адрес, затем провел с ней ночь на диване Джаича. А когда Дервиш оказался у нас в гостях, даже сразу не подумал, как это могло произойти. И никто другой среди антикварщиков не знал нашего адреса! Даже фрау Сосланд с сыночком.Сука! Но теперь, по-видимому, она уже предупреждена и исчезла, ведь произошла утечка информации со стороны Дервиша. Стоп! Они слышали конец разговора, иначе бы не поняли, что Дервиш раскололся. А раз так, то им известно, что о наводчике он ничего не успел рассказать. Существует маленький шанс, что она еще находится в пределах досягаемости.Мне захотелось покурить. Я порылся в бардачке, но обнаружил только начатую пачку «Партагаза». Закурил и тут же выбросил сигарету: редкая гадость.Я снова поехал на заправочную станцию и позвонил Марине.– Да? – послышался ее сонный голос.Она была на месте! Сучка! Сучка! Сучка! Отвратительная сучка!– Мариночка, это Крайский, – закричал я в трубку. – Ни в коем случае не приходи ко мне сегодня, это может оказаться опасным.– А что случилось? – поинтересовалась она с некоторым вызовом. – Я могу застать там соперницу?– Если бы! Все гораздо хуже. О подробностях сообщу тебе позже, это не телефонный разговор. Я сейчас вынужден скрываться и звоню из-за города. Просто должен был тебя предупредить, вот и все.– А ты где? – Голос Марины потеплел. – Ты бы мог переночевать у меня.Я был тронут. Воистину добрая душа! Не так ли?– Сегодня, к сожалению, уже не получится, – сказал я. Если можно, я приду к тебе завтра.– Господи! Конечно, можно.– Я хочу тебя. – И это было истинной правдой.Она рассмеялась.– Я тебя тоже хочу, мой мужчинка.Лицо мое перекосило, словно от кислого лимона. Ладно, разберемся и насчет мужчинки тоже, успокоил я себя.– Целую, – буркнул я и повесил трубку.
Когда к аэропорту подкатили две наши машины – БМВ и голубой микроавтобус марки «Фольксваген», – я уже был на месте. За рулем БМВ сидел Горбанюк, микроавтобус пригнал неизвестный мне парень, почти подросток, необыкновенно худой, в джинсовом костюмчике и огромных относительно всего остального кроссовках «Найк».Мы поздоровались и принялись вместе прогуливаться по гигантскому кольцу, представлявшему собой здание аэровокзала. Пассажиры интересующего нас рейса должны были появиться у секции № 37. Горбанюк сообщил, что операция у Джаича прошла успешно и в настоящее время он находится в реанимации, а представительство наше на воздух пока еще не взлетело. Что без труда можно было объяснить: ведь Марине ничего не было известно о «Гвидоне». Впрочем, о «голых пистолетах» ей тоже ничего не было известно.Как и следовало ожидать, Лили Лидок прибыла не одна. Сопровождал ее весь цвет «гвидоновской» охраны: Бондо, Грач, Миксер, Ева, Блондин и Чарли. Причем, Лили, Бондо и я были приглашены в БМВ, а остальные разместились в микроавтобусе.Лили выглядела не лучшим образом: глаза припухли, лицо осунулось.Поначалу я думал, что мы следуем к зданию представительства, но через некоторое время Берлин выронил нас, и мы помчались какими-то проселочными дорогами мимо маленьких, довольно аккуратных деревушек.– Куда мы едем? – поинтересовался я.– В Вюнсдорф, – отозвался Горбанюк.– Зачем?– Нэ задавай сылышком много вопросов, – вмешался Бондо.Вопросы принялась задавать Лили, и постепенно я рассказал ей все, начиная с нашего появления в Берлине и заканчивая моей вчерашней беседой с Мариночкой Косых.– Адрес Курта ты ей тоже давал? – поинтересовалась Лили.Я отрицательно покачал головой.– Твое счастье. Тогда откуда они могли его узнать?– Понятия не имею.Над этой проблемой я и сам ломал себе голову остаток ночи.– Когда будем в Вюнсдорфе, позвонишь этой стерве и скажешь, что придешь к ней в четыре часа.Честно говоря, мне представлялось, что мы дружно проберемся в военный городок через забор у магазинчика, однако у КПП нас дожидался поджарый мужчина лет пятидесяти в генеральском мундире. Завидев Лили, он тут же устремился вперед с распростертыми объятиями.– Генерал Горемыкин, – представился он, обернувшись к остальным.Машины беспрепятственно въехали на территорию и остановились возле небольшого обшарпанного домика. Мы прошли в помещение.– Здесь все, что тебе может понадобиться, – сказал генерал.На столе в сырой затхлой комнате были навалены несколько автоматов системы «Калашников», пару десятков гранат, множество рожков с патронами, два пистолета «Макаров» и невесть откуда взявшийся фауст-патрон. Бондо взял в руки фауст-патрон и принялся его разглядывать.– Оружие возмездия, – подал голос генерал.– Это как раз то, что нам сейчас нужно, – отозвалась Лили.– Откуда? – поинтересовался Горбанюк.– Неважно. Умеете с ним обращаться?– Разбэремся, – сказал Бондо.После этого стало окончательно ясно, что речь уже идет не об антикварщиках и не о заказе фрау Сосланд, а речь идет о возмездии. И что жажда возмездия засела в Лили так глубоко, что она даже не боится ввязаться в драку с международной мафией.Генерал олицетворял собой саму любезность. Он детально объяснил Бондо, как нужно обращаться с фауст-патроном.– Может, вам нужна какая-нибудь коммуникационная техника? – поинтересовался он.Лили вопросительно посмотрела на Горбанюка.– У нас имеется несколько радиотелефонов фирмы «Моторола», – сообщил тот, – официально зарегистрированных в немецком «Телекоме».– А-а, – сказал генерал.Оружие аккуратно завернули в линялые армейские одеяла и перенесли в микроавтобус.– Если потребуется помощь в живой силе, дай только знать, – тепло произнес генерал Горемыкин на прощание, обращаясь к Лили.– Буду иметь в виду, – проговорила та и неожиданно всхлипнула.– Ну-ну, – успокоительно сказал генерал и поцеловал ее в щеку.
Прежде чем отправиться к Марине Косых, мы заехали на Паризэ штрассе. Дверь в квартиру была открыта, однако ни Дервиша, ни Гунько – я все время думал, не зашиб ли его ненароком насмерть – внутри не обнаружили. Посреди комнаты валялась знаменитая скакалка. Не было и Саймона, и я горестно вздохнул. Однако его трупа мы тоже не нашли, что внушало слабую надежду.У дома Косых пришлось немного подождать. Лишь когда в подъезд вошла большая шумная немецкая семья, туда же устремились и Ева с Миксером, не позволив двери захлопнуться. Потом они впустили Блондина, тащившего большую спортивную сумку. (Между прочим, Ева – отнюдь не девушка. Это парень с большим квадратным телом и квадратной же физиономией. Откуда появилось прозвище не знаю, но особенно не удивляюсь, поскольку раньше мне приходилось общаться с тоненькой, изящной девушкой по прозвищу Фельдфебель. Так что всякое бывает.)Минут через двадцать после вышеописанных приготовлений к подъезду приблизился я.– Кто там? – прозвучал в домофоне голос Марины.– Крайский.Зажужжал электрический замок. Я поднялся на лифте на седьмой этаж и принялся спускаться по внутренней лестнице. С интервалом в один пролет за мной бесшумно следовали Блондин, Ева и Миксер.Оказавшись в холле, я тут же нос к носу столкнулся с Ярославом Гунько и каким-то коренастым азиатом с уродливым шрамом на правой щеке. На голове у Гунько красовалась марлевая повязка. У обоих в руках было по пистолету.– Добро пожаловать, – проговорил Гунько и вполне приветливо улыбнулся.За его спиной мне удалось разглядеть Марину, и я пригрозил ей указательным пальцем.– Нужно предупреждать, когда у тебя гости?– Девочке захотелось сделать сюрприз, – возразил Гунько. Затем улыбка сползла с его лица, уступив место озабоченному выражению. – Однако, я смотрю, ты не очень-то удивлен.В этот момент в холле показался мой арьергард с «калашниковыми».– Я тоже давний любитель сюрпризов, – проговорил я.Трудно сказать, как повел бы себя Гунько, но азиат тут же швырнул пистолет на пол и поднял вверх руки. Гунько пришлось последовать его примеру. Их связали и усадили рядышком в 2 из 1-2-3.Я подошел к оцепеневшей Марине и с наслаждением врезал ей кулаком в подбородок. Я тебе покажу мужчинку! Собрав по пути торшер, этажерку и настольную вазу, она завалилась в угол комнаты. Через мгновение оттуда послышались громкие рыдания.Мы с охранниками тщательно обследовали всю квартиру, убедившись, что в ней больше никто не прячется и что наш сюрприз в этой череде сюрпризов является последним. После чего Блондин позвонил по радиотелефону. Мы расселись в произвольном порядке и принялись ждать. Через несколько минут в холл в сопровождении Бондо спустилась Лили.Окинув взглядом помещение, Лили сразу же направилась в угол и ударила Марину ногой. Та заголосила еще громче.– Где остальные члены банды? – спросила ее Лили.– Я не знаю, – сквозь рыдания отозвалась Марина.– Ты мне ответишь за Пью, – зловеще прошипела Лили и снова ударила Марину ногой. – Сполна ответишь.– За какого Пью?! – в истерике закричала Марина. – Я не знаю никакого Пью!– Молчи, стерва!В этот момент зазвонил телефон.– Возьми трубку, – тут же сориентировалась Лили. – Если это Гуриели или кто-то другой, скажи, что с Крайским покончено и дружки твои уже ушли. Прекрати плакать, стерва!Марина вытерла рукой слезы и подошла к аппарату. Бондо протянул ей трубку.– Гоча, освободи нас! – неожиданно заорала та. Бондо мгновенно перерезал ножом телефонный провод, но это не произвело на Марину ни малейшего впечатления. – Гоча, миленький! Ну, пожалуйста! Я не хочу здесь больше оставаться! Я хочу уехать! Они меня бьют! – Обрубок шнура, торчащий из трубки, болтался у Марины перед самым носом, но она этого совершенно не замечала. Бондо ударил ее в челюсть, и она отлетела назад в угол, но трубку из рук не выпустила и все продолжала кричать:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66
 Гашек Ярослав - Повесть о портрете императора Франца-Иосифа 
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
 Кессель Жозеф - Лиссабонские любовники - скачать книгу бесплатно 
загрузка...
 Бабий Алексей - читать книгу онлайн