ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

А вот чем я попрошу заняться всерьез. Выясните, как поживает...
Отец произносит индекс и номер.
Номер - это человек. Человек, который за совершенные преступления был подвергнут самому суровому наказанию - пожизненному лишению имени. Индекс означает, что преступник к тому же представлял особую социальную опасность, и посему его выслали за пределы Земли - на какой-нибудь отдаленный спутник: исключительная мера, принимая во внимание гуманный характер планетарных законов. Итак, речь идет о крайне опасном человеке. Мысленно я нарекаю его Изгоем.
- Если не ошибаюсь,- добавляет отец,- несколько лет назад мы удовлетворили просьбу Территории о возвращении его на Землю, и теперь этот человек отбывает ссылку в весьма комфортабельных условиях.
- Бог мой, вы думаете?! - изумленно бормочет Джеймс.- Он ведь старик...
- Верно,- соглашается адмирал Градов, не спуская глаз с какой-то невидимой точки на светящейся сфере.- А старики обладают одним неоценимым свойством, Джеймс,- они умеют помнить. Особенно о дорогих для них идеях и замыслах, которым не суждено было сбыться. Наш знакомый, я могу его понять, приближается к тому рубежу, у которого принято подводить итоги. Возраст обостряет ностальгию по несбывшемуся, и порой человек снова не прочь рискнуть ради него всем. Тем более что жизнь почти прожита.
Он умолкает на некоторое время, и никто не решается нарушить тишины. Наконец адмирал возвращается к нам из глубины своих раздумий:
- Этот человек умел мыслить масштабно и был по-настоящему опасен. Такой не стал бы пачкать руки банальной уголовщиной. Мне становится не по себе, когда я думаю о том, что в свое время в его распоряжении могли оказаться сотни, тысячи совершенных механических убийц. А если они появятся у него сейчас?
- За стариком установлено пожизненное наблюдение,- напоминает Джеймс.
- К тому же, и время другое,- замечает Ли.
- Вероятно, он тоже уяснил эту нехитрую истину,- усмехается адмирал,и в состоянии действовать более тонко и осмотрительно. Время - не панацея от всех бед. Порой оно так затушевывает прошлое, что самые тяжкие преступления кажутся не более, чем занятной фантасмагорией. Но мы здесь не для того, чтобы смотреть на прошлое через уменьшительное стекло.
Тон отца становится жестким.
- Пусть кто-то незаметно "прощупает" старика. Этот кто-то должен быть неизвестным ищейкам Территории, уметь действовать самостоятельно, не входя в контакт с нашими сотрудниками, и нестандартно.
- Кажется, у нас есть подходящая кандидатура,- после короткой паузы произносит Ли.
- Кто?
- Капитан-инспектор Градов, - отвечает Ли невозмутимо, так, словно я отсутствую в комнате. - Хватит ему киснуть на патрульном рейдере. У Градова отличная реакция. Он способен на большее. И потом...- Ли смолкает на мгновение, словно раздумывая, стоит ли нарушать субординацию: - Парень не виноват, что его отец - адмирал СБЦ и относится к сыну строже, чем к другим сотрудникам.
Адмирал вскидывает брови, но оставляет этот выпад без ответа.
Уже второй раз в течение какого-то часа речь заходит о моей персоне, и ощущение у меня не из приятных. Будто попал на собственные похороны,кажется, именно в этом случае о тебе принято говорить исключительно хорошее.
- Я изучу ваше предложение, Ли,- сухо отвечает адмирал, подчеркнуто глядя мимо меня..,
Глава вторая. Глаух и Сторн
Макс Сторн остановил энергиль4 у массивного табло, на котором переливались огромные, налитые изнутри светом, буквы: "Всякое передвижение ограничено! Заповедная зона", и огляделся.
Тронутая желтизною трава подбиралась вплотную к отшлифованным до матового блеска частыми дождями монолитонным плитам. Метрах в пятистах поднималась почти сплошная стена высокого леса, в стволах корабельных сосен которого отливало старой медью полуденное солнце.
Шоссе доходило до деревьев и здесь обрывалось. Россыпи мелких, незнакомых Сторну цветов у обочины источали сладкий, слегка дурманящий запах. Над прогретой землей поднималось знойное марево.
Сторн стянул куртку, перебросил ее через потное плечо и зашагал по едва различимой тропинке, стараясь не наступать на быстро убегающих из-под ног ящериц. Голова чуть-чуть кружилась - так бывало всегда, когда он вырывался из удушливой атмосферы мегалополиса в лесную глушь.
Сторн шел, раздумывая, как объяснить Глауху причину своего очередного появления здесь, но чем дальше углублялся в тенистый, пронизанный терпким хвойным духом мир, приближаясь к затерянным между деревьями коттеджам, тем отчетливей сознавал: никакой логичной причины ему не отыскать. Просто в определенные минуты жизни ему нужен был Глаух, его тихий рассудительный голос и понимающая улыбка.
Макс Сторн обладал сложным характером. Одной из его особенностей, "пунктиком", по выражению Глауха, была абсолютная неспособность сдержанно вести любой, даже самый пустяковый, спор.
Малейшее возражение вызывало у него вспышку дикой, похожей на безумие ярости. Подобная странность (которой, впрочем, в той или иной степени отмечено большинство одаренных натур) способна была оттолкнуть от Сторна многих, но только не Михая Глауха. Он относился к Сторну снисходительно, как к капризному ребенку.
Ему единственному Сторн позволял себе перечить. Только Глаух делал ему замечания, которые Сторн сносил молча. Впрочем, иногда он срывался, осыпая своего друга проклятиями, но жар самых злых и безрассудных слов быстро остывал под невозмутимым взглядом Глауха.
Возможно, в нем было нечто, уравновешивающее вспыльчивую натуру Сторна, оттого тот и искал встреч с Глаухом, как больной ищет единственное, способное исцелить его недуг лекарство.
Между тем это были совершенно разные люди, и со стороны их привязанность друг к другу не могла не казаться странной.
Михая Глауха занимала биология, о его оригинальных экспериментах с животными ходили легенды. Говорили, что лишь гипертрофированная скромность мешает ученому обнародовать удивительные открытия, которые сразу бы сделали имя автора всемирно известным. Глаух не опровергал и не подтверждал такого рода слухи. Он продолжал работать в своей затерянной в лесу лаборатории, окруженный такими же молчаливыми и отрешенными помощниками, как и сам, не выказывая ни малейшего интереса к славе мирской. Несколько раз в лесную обитель Глауха пытались проникнуть жаждущие сенсаций репортеры, но вид крупных леопардов, лениво прогуливающихся по лужайкам у коттеджей, сразу же отрезвлял любопытных.
Что касается Макса Сторна, то он изучал биохимические процессы, связанные с различными функциями головного мозга. В студенческие годы ему прочили блестящее будущее, возможно, эти предсказания и сбылись бы, если бы не его необычный характер. Скандальная репутация быстро заставила отвернуться от молодого исследователя даже симпатизировавших ему вначале ученых.
О Сторне тоже ходили легенды. Но относились они, главным образом, к его некоммуникабельности.
И Глаух, и Сторн предпочитали не рекламировать результатов своих исследований, но если первый, как утверждала молва, поступал так из необъяснимого чудачества, то второй - из-за обиды на все человечество, не желавшее признать в нем выдающегося ученого. Может быть, еще и это сближало таких непохожих по характеру Глауха и Сторна.
По дороге к коттеджам Сторну повстречалось несколько бородатых мужчин. То были помощники Глауха. Проходя мимо, они кивнули ему - Сторн был одним из немногих, имевших доступ в лесную обитель, и его здесь знали в лицо.
Неясный шорох в глубине бурелома привлек внимание Сторна. Налитые золотистым огнем глаза огромной кошки блеснули и пропали в зеленом сумраке.
Сторн смахнул со лба вмиг выступившие капли холодного пота и ускорил шаг. Он почувствовал облегчение, услыхав знакомый голос, доносившийся из-за живой, перевитой плющом изгороди, окружавшей дом. То был голос Глауха. Нотки неподдельного восхищения звенели в нем, и Сторн прислушался.
- Взгляните на это существо! Как великолепно оно снаряжено для жизни, - обращался к невидимым собеседникам биолог. - Много тысяч лет назад его предки появились на свет, и за это время природе почти не понадобилось что-то усовершенствовать в механизме выживания. Эти цепкие когтистые лапы способны взбираться часами по гладкой вертикальной стене. Эти зубы прогрызут даже камень, стачиваясь, они отрастают вновь. А какое мощное мускулистое тело подарила счастливчику судьба. Массивное и неуклюжее на первый взгляд, оно способно протиснуться в самую узкую щель. О, это существо выживет, что бы ни стряслось: потоп, землетрясение или ядерный апокалипсис. Да-да, образ жизни делает его неуязвимым для радиации. Над обожженным атомным смерчем пустырем будут стоять ядовитые туманы, тучи просыпят с небес пепел, звенящая тишина обнимет сумрачные пространства. Но я не удивлюсь, если в этом царстве смерти, за каким-нибудь оплавленным валуном, вдруг приподнимется остроносая голова и маленькие глазки, без труда пронизывающие темноту, равнодушно взглянут на окружающий мир. Оно поистине уникально, это существо,- заключил Глаух.
Заинтригованный, Сторн не удержался и попытался заглянуть через верх изгороди. Он увидел Глауха, сидящего в кресле. Тот поглаживал лежащего на коленях зверька. Вначале Сторну показалось, что это кролик. Вглядевшись пристальней, он невольно содрогнулся - на коленях Глауха шевелилась огромная крыса. Она давала ласкать себя и лишь изредка, не в состоянии перебороть инстинкта, обнажала огромные, тронутые желтизной резцы.
Несколько человек из штата лесной лаборатории без тени улыбки внимали монологу учителя. Сторн понимал их. Глаух редко говорил так, а если говорил - его стоило слушать.
- Ты, кажется, стал настоящим поэтом в этой глуши, - произнес Сторн вместо приветствия.
Услышав посторонний звук, крыса вздрогнула и заметалась в руках Глауха.
- А, гость из мегалополиса,- обернулся Глаух. Он передал встревоженного грызуна одному из помощников, коротким жестом руки отпустил людей и пошел навстречу Сторну своей не по годам медленной неуклюжей походкой. - Как твои опыты, старина? Ты нашел способ пробудить в каждом из нас могучий интеллект?
- Ну, ты, положим, в этом не нуждаешься, - буркнул Сторн, не переносивший расспросов о своих исследованиях, и бросил брезгливый взгляд на крысу: - Надеюсь, этих избранников природы тут не слишком много. Я, знаешь, не биолог, и особой симпатии к этим тварям не испытываю.
- Не волнуйся. До тех пор, пока тебе не придет в голову пнуть кого-то из них ногой, безопасность гарантирую,- усмехнулся Глаух.- Хочешь молока? Настоящего, не синтетического, как в мегалополисе.
- Я предпочел бы кое-что покрепче,- отозвался Сторн.
- Ошибся адресом, парень. Ты же знаешь, мы не держим спиртного, запах алкоголя отпугивает животных.
- Да-да,- поморщился Сторн.- Но на аромат кофе они, кажется, реагируют более или менее спокойно. Я не нарушу заповедей здешнего мужского монастыря, если попрошу кофе покрепче?
- Отнюдь. Сюда подать, или будешь пить в коттедже?
- Сюда. Мне не так часто доводится дышать чистым воздухом.
- Этого добра в избытке,- заметил Глаух и пошел к дому.
Глядя ему вслед, Сторн неожиданно подумал, как мало знает он об этом человеке - единственном, кого мог бы считать своим другом. Сторн имел представление о его характере, привычках, отношении к тем или иным второстепенным вещам, однако все это было лишь оболочкой, скрывавшей суть. Суть - в поступках, в деле, которому посвящают жизнь. Но именно об этом, по давнему молчаливому уговору, ни Сторн, ни Глаух не заводили речи в часы своих редких встреч. Оба они словно опасались переступить невидимую грань, за которой могло возникнуть нечто, способное навсегда оттолкнуть их друг от друга.
Сторн молча наблюдал, как Глаух разливает темный напиток в антикварного вида чашки. Кофейный аромат смешивался с терпким запахом хвои.
- Хорошо здесь у тебя,- сказал Сторн, с удовольствием сделав несколько глотков.- Но жить в лесу постоянно.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24
 Бровкин Владимир - Золотая звезда над степью 
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
 Бек Кент - скачать книгу бесплатно 
загрузка...
 Абдулаева Сахиба - Таинственная крепость - читать книгу онлайн