ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Полной уверенности в этом у меня нет, поскольку седовласый прячет глаза под старомодными затемненными контактными линзами. Похоже, беспощадные солнца вокруг далекой планеты сказались на его зрении.
Итак, это Изгой, только основательно подретушированный временем. Настолько сильно, что мне ни разу не удалось разглядеть в его характере и поступках хотя бы намека на прежнюю неистовую, готовую смести все с пути неукротимость. Что ж, годы заточения меняют людей. Однако даже они не в силах поглотить былого честолюбия, иначе зачем тогда седовласому ежедневный психологический допинг - погружение в собственную молодость. Пять лет назад по настоянию Территории его вернули на Землю, разумеется, при условии, что старик ни с кем не попытается войти в контакт, будь то политик, бизнесмен или ученый.
Он и не пытается, педантично следуя монотонному ритуалу убивания времени. Выйдя из архива, старик минут десять будет греться на солнышке, сидя на скамейке, глядеть на детишек и кормить голубей на площади. В такие минуты особенно трудно поверить, что когда-то одно имя почтенного джентльмена, имя, которого он лишился навсегда, было способно повергнуть в ужас далеко не слабонервных людей; что в этого человека стрелял отец, оставив с правой стороны затылка шрам, который седовласый постоянно массирует по утрам.
Я занимаю его кресло в архиве и быстро выясняю, что отпечатки пальцев моего подопечного совпадают с контрольными. По инструкции для полной идентификации нужно еще воспользоваться несложным приборам, воспроизводящим рисунок кровеносных сосудов в глубине глаз седовласого, однако непроницаемые контактные линзы сделать этого не позволяют.
Почтенный джентльмен, поскучав на скамейке, не торопясь пересекает площадь и усаживается в энергиль престижного в этом месяце серо-голубого цвета. Кажется, он доволен жизнью и не скрывает этого. У Изгоя есть средства, есть влиятельные покровители, которые дают эти средства и в отличие от меня действуют отнюдь не инкогнито. Видимо, у этих людей нет оснований относить себя к числу тех лишних на Земле миллионов, которых молодой человек с волевым взором хотел когда-то с помощью своих монстров превратить в прах.
Сейчас седовласый проследует на обед в один из самых дорогих ресторанов (абонированный зал с видом на море), вернется на виллу, где поспит час-полтора, побродит по саду, подрезая кусты. Потом он выпьет кофе с молоком и, в зависимости от настроения, отправится на очередное спортивное шоу или в ночной кабак. К часу ночи старик вернется домой, а завтра с утра все повторится сначала.
Глава четвертая. Исключение из правил
Обозревательница шестой вечерней видеопрограммы Элен Кроули рассеянно наблюдала, как посреди ее небольшого оффиса тают радужные хлопья света, несколько секунд назад бывшие объемным изображением. Затем, протянув руку к портативному устройству, извлекла кассету - серебристую горошину, величиной с голубиное яйцо, задумчиво взвесила ее на ладони.
Кассету передал ей ничем не примечательный мужчина средних лет, вынырнувший из толпы, заполнявшей в утренние часы улицы мегалополиса.
- Посмотрите, это очень важно! - нервной скороговоркой шепнул незнакомец и перепрыгнул на соседнюю, двигавшуюся в противоположном направлении ленту тротуара. Элен не успела даже разглядеть его толком, запомнила лишь глаза - воспаленные, быстрые, испуганные.
Занятая неотложными делами, Элен Кроули только спустя день вспомнила об утреннем происшествии и познакомилась с содержимым кассеты. Увиденное ее озадачило. Подумав, журналистка решила поговорить с братом. Виктор Кроули возглавлял службу полицейского надзора центрального района и не раз снабжал Элен неофициальной информацией.
Увидев на служебном экране лицо сестры, Кроулч расплылся в улыбке:
- Я-то думал, что подключился к вечерней программе,- повторил он излюбленную шутку.- Как поживаешь, Элен?
- Спасибо. У меня очередная просьба.
- Эй вы, потише там,- обернувшись, крикнул полицейский.- Ну и работенка у меня! Наглядевшись на наших клиентов, сам себе начинаешь казаться ангелом.
- Поинтересуйся по своим каналам, если можешь. Макс Сторн, ученый-биохимик. Родственники, друзья, прошлое... Словом, все, что можно.
- Готовишь очередную сенсацию? - спросил Кроули.- Ладно. Вызови меня через пару дней, в это же время.
...Однако Виктор Кроули не стал дожидаться вызова. Он сам связался с сестрой на следующий вечер. И воспользовался для этой цели не служебным аппаратом.
- Плохо дело, девочка! - без обиняков начал Кроули.- У нас нет досье на этого парня. Данные о нем выведены из компьютера.
- Разве такое возможно? Твой шеф выступал недавно в нашей программе и заявил, что в любое мгновение готов предоставить самое подробное досье на каждого жителя мегалополиса, будь то закоренелый преступник или невинный младенец... Не так ли?
- Так,- отозвался Кроули.- В принципе. Но в любом правиле могут быть исключения. Тем более, когда существуют люди, которые вообще плевать хотели на всякие правила. Думаю, это дело рук парней из тайной полиции. Только они вправе корректировать программу в особых случаях - для каких-то своих целей или по указанию свыше. Видимо, то, чем занимается этот твой Сторн, не нуждается в особой рекламе?
- Похоже.
- Я пытался навести кое-какие справки через личную агентурную сеть. Удалось выяснить очень мало. Несколько лет назад он развелся с женой. Катрин Бакст, тридцать пять лет. Адрес диктовать?
- Диктуй,- сказала Элен Кроули.- А что, у Сторна из родственников больше никого?
- Один как перст. И никаких контактов. Вернее, почти никаких. Изредка он навещает приятеля по университету. Его фамилия Глаух.
- Тот самый, знаменитый биолог?
- Тот самый. Ну, и еще такая деталь: в последнее время Макс Сторн начал наведываться в секс-кварталы, причем выбирает самые фешенебельные заведения. Судя по тому, что раньше он себе такого не позволял, у Сторна завелись деньжата. И немалые.
- А точнее?
- Чтобы это узнать, нужно специальное разрешение. Я не собираюсь его добывать.
- Почему?
Виктор Кроули вздохнул.
- Могу дать тебе хороший совет, девочка. Оставь этого парня в покое. Не наводи справок, не прилипай к нему. Это опасное дело. Боюсь, ты не представляешь, насколько опасное...
- Есть какие-нибудь факты? - осторожно поинтересовалась журналистка.
- Факты...- презрительно хмыкнул полицейский.- Когда работаешь в службе надзора столько, сколько я, начинаешь ощущать опасность кожей.- Он красноречиво похлопал себя по затылку.- Это трудно объяснить. Обрывки случайно услышанных фраз, сопоставление разрозненных деталей, интуиция, наконец... Все это позволяет строить лишь предположения, но я еще ни разу не ошибся, заметь.
- Понимаю.
- Ничего ты не понимаешь. За этим парнем стоит что-то страшное. Есть такие люди - айсберги, на поверхности только краешек, к ним даже приближаться опасно. Если досье на человека выведено из компьютера, он не по зубам даже полиции, что бы ни совершил. Здесь какая-то очень крупная игра. Подумай об этом.
- Подумаю,- отозвалась Элен Кроули. Полицейский помолчал, пристально глядя на нее, потом произнес:
- Похоже, я не убедил тебя. А жаль! - и отключил аппарат.
- Человек-айсберг..! - тихо повторила Элен Кроули.
Глава пятая. Сергей Градов: приказ из трех фраз
Не слишком веселое занятие - быть тенью пожилого человека. Я начинаю сочувствовать парням из СБЦ, которые годами вынуждены заниматься тем, на что я убил без малого месяц. Они действуют достаточно осмотрительно, их наблюдение за стариком можно определить лишь по некоторым косвенным признакам, заметным только глазу профессионала.
За это время в меня несколько раз стреляли. К счастью, эти выстрелы грозят всего лишь легкой мигренью. Мальчишки в куртках рекламных агентств высматривают прохожих, которые выглядят посостоятельнее и выпускают в их сторону из специального распылителя множество крохотных бесцветных шариков. Их называют "поющими клопами". Миниатюрные устройства впиваются в складки одежды, прячутся в волосах, затаиваются где-нибудь в обивке машины, чтобы в урочный час оказаться неподалеку от вашего уха и пропищать тонко, но вполне отчетливо нечто вроде: "Покупайте таблетки концентрированного спиртного "Алко". "Алко" - это то, что наши пра-пра-прадеды называли виски, только гораздо, гораздо лучше". Избавиться от "поющего клопа" чрезвычайно трудно, он проворно выскальзывает и умело маскируется. Можно, правда, применить специальное средство "антирекламин", но оно не каждому по карману.
В мегалополисе любят стрелять. Стреляют в объемные изображения животных на так называемых "гала-сафари", в очень точные подобия людей, чьи роли исполняют специальные роботы, и в людей настоящих. К убийствам здесь привыкли и считают их скорее несчастным случаем, нежели преступлением. Такая точка зрения, как ни парадоксально, отчасти оправдана, поскольку большинство преступлений остается нераскрытым: мегалополис кишит бандами крупными и помельче.
Впрочем, если постоянно быть начеку, вести себя осторожно, не показываться в пользующихся дурной славой кварталах, вероятность подвергнуться нападению можно свести к минимуму. Мой подопечный, судя по всему, не отличается склонностью к излишнему риску.
Наши сотрудники не замечают в поведении седовласого ничего подозрительного, однако меня это не успокаивает. Люди, годами ведущие слежку, поневоле привыкают к объекту и способны упустить в его поведении нечто существенное.
И хотя есть веские основания информировать руководство СБЦ о том, что с Изгоем все в порядке, я не тороплюсь. А удерживают меня несколько мутноватые, почти неразличимые пятнышки на зеркально блестящей поверхности той идиллической картинки, которую ежедневно преподносит нам старик. Возможно, это плоды излишнего, мудрствования, но они не дают поверить окончательно в подлинность оригинала. Что же беспокоит мою требовательную совесть сыщика?
Иногда, в ожидании обеда, старик рисует чертиков на белоснежной салфетке, выводит какие-то замысловатые знаки. Словом, занимается той .самой чепухой, которую проделывают тысячи людей, не знающих, как убить время. Разве что другие не рвут затем салфетки на мелкие клочки, подобно седовласому джентльмену. Впрочем, у каждого свои причуды. В иной ситуации я не обратил бы на это внимания. Но сейчас любая деталь в поведении подопечного может стать ключом к разгадке сложного психологического ребуса из области эволюции его характера. А посему мне приходится подбирать жалкие клочки мусора и воссоздавать из хаоса необычной мозаики нечто цельное.
Выяснилось, что почтенный джентльмен корябает на салфетке одну-единственную фразу, смысл которой наводит на размышления о далеко не безоблачном состоянии его духа. "К чертям собачим! К чертям собачим! К чертям собачим!" - вот что выводит он с упрямым , постоянством.
Я запрашиваю в СБЦ образец почерка Изгоя и вскоре получаю ответ, что такового не имеется. Молодой человек с волевым взором питал отвращение к любому виду эпистолярного творчества. Можно допустить, что за многие годы, в течение которых он превращался в седовласого джентльмена, привычки могли измениться. Однако почему моему подопечному так не хочется, чтобы другие знали, как опостылела ему эта сытая, размеренная жизнь?
Пока я не могу ответить на этот вопрос. И не только на этот.
Иногда на лицо седовласого джентльмена, мирно попивающего традиционный кофе с молоком на солнечной террасе, набегает тень. Легкое, почти незаметное облачко, след мимолетного раздражения. Он невольно тянется рукой вниз, к ступне, но, словно опомнившись, быстро отдергивает ее. Только нога делает непроизвольное движение, характерное для тех, кому чересчур тесна обувь. Опять случайность, не заслуживающая внимания? Не исключено.
Юные жрицы древнейшей профессии, помогающие старику скрашивать некоторую монотонность его существования, поведали об еще одной странности их постоянного клиента. Оказывается, что даже в самые интимные минуты седовласый джентльмен не разоблачается до конца.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24
 Мазин Александр Владимирович - Варвары - 3. Цена Империи 
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
 Доуэрти Пол - Маска Ра - скачать книгу бесплатно 
загрузка...
 Зайцев Виктор Борисович - Новогодние розыгрыши и приколы - читать книгу онлайн