ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– Земля – сплошная ледяная пустыня, ничего интересного, а вот в воздухе мы можем преодолевать несколько километров в минуту». Сын хотел, чтобы Уильям вложил деньги в эту затею.
– А ваш муж не согласился?
– Нет. Они постоянно ссорятся из-за денег. Уильям выделил капитал для организации летной школы, но та не больно процветает. Муж настоял, что сам станет председателем совета директоров компании, и потребовал, чтобы ему ежемесячно представляли подробный финансовый отчет. Потом он вызвал к себе Билла, и они страшно ругались из-за того, как ведутся дела. А покупка нового самолета Уильяма просто взбесила.
– Почему?
– Он заявил, что компании с такими финансовыми проблемами нельзя просить о новом займе – так он, кажется, выразился. Боюсь, я не сильна в деловых терминах. Они очень похожи: оба здоровенные, вспыльчивые, да еще и упрямые. Они ссорятся с самого рождения Билли, – вздохнула госпожа Макнотон, обнаружив неожиданную прозорливость. – Амелии было полегче, она девочка, а Уильям девочек ни в грош не ставит. Дочь увлекается искусством, и ее почти не бывает дома. Она хотела получить собственные средства, чтобы жить в студии, но муж и слышать об этом не захотел. «Не допущу, чтобы моя дочь жила как богема!» – заявил он и не дал ей ни пенни, но она все равно записалась в художественную школу и приходит домой только ночевать. С ней нет проблем, – отрезала госпожа Макнотон и взмахнула чашкой, словно делая знак, что разговор о дочери закончен. – А вот Билл ссорится с отцом постоянно. Все ему в лицо говорит. Никогда они не поладят: кидаются друг на друга как враги! Вечно кричат. Мои нервы этого долго не вынесут. Мне уже приходилось лечиться на водах в Дэйлсфорде. Мисс Фишер, я так боюсь, что Билл в гневе… исполнит свои угрозы. Можете вы как-то помешать этому?
– Что, по-вашему, я должна сделать?
– Не знаю, – простонала госпожа Макнотон. – Что-нибудь!
Казалось, она ждала, что Фрина взмахнет волшебной палочкой. Видя, что дама на грани нервного срыва, мисс Фишер поторопилась дать согласие.
– Хорошо, я постараюсь. А где сейчас Билл?
– Должно быть, на аэродроме, мисс Фишер. Летная школа «Выше всех». У них красный ангар в Эссендоне. Вы его сразу увидите.
– Я отправлюсь туда прямо сейчас, – сказала Фрина, ставя чашку на стол. – Не волнуйтесь понапрасну, госпожа Макнотон. Полагаю «убрать» означает «убрать из совета директоров», а не «убрать из этого мира». Но я все же поговорю с Биллом.
– О, благодарю вас, мисс Фишер! – пролепетала госпожа Макнотон, нащупывая в кармане нюхательные соли.
Фрина завела «Испано-Сюизу» – предмет своей гордости и самое драгоценное имущество и погнала назад, в отель «Виндзор». Она как раз выселялась оттуда в недавно купленный дом и надеялась, что новое обиталище окажется не менее комфортабельным, чем гостиница. «Виндзор» удовлетворял Фрину по всем статьям: стиль, комфорт и обслуживание в номере. Оставив автомобиль, она взбежала по ступенькам.
– Дот, хочешь полетать на самолете? – крикнула Фрина из ванной своей бесценной и преданной служанке.
Дот, стройная миловидная девушка, попала на службу к Фрине после попытки непредумышленного убийства. Она держалась весьма консервативных взглядов: отдавала предпочтение строгим коричневым платьям и никак не решалась расстаться со своими длинными волосами. К тому же недолюбливала «Испано-Сюизу».
Перспектива болтаться высоко в поднебесье, где обитают лишь птицы да ангелы, не прельщала Дот. Она подошла к двери ванной, держа в руках кожаную летную куртку:
– Нет, мисс, я не хочу летать на самолете.
– Ладно, бояка, а что ты делаешь днем? Хочешь поехать посмотреть или у тебя есть на примете занятие поинтереснее?
– Я охотно съезжу посмотреть, мисс, только не уговаривайте меня подниматься в воздух на одной из этих штуковин. Вот ваши бриджи и кожаная куртка. А как насчет шляпы, мисс?
– В большом сундуке должен быть летный шлем.
Фрина натянула бриджи, теплый шерстяной свитер и ботинки, затем порылась в сундуке и извлекла нечто похожее на видавшее виды кожаное ведро.
– Вот он. Бери пальто, Дот, и пошли. Нам надо съездить в Эссендон поговорить с Биллом Макнотоном. Он владелец летной школы. Его мать вбила себе в голову, что он собирается укокошить своего папашу.
– В самом деле, мисс?
– Не знаю. Мамаша его самая нервная женщина, в какую Господь Бог когда-либо вдувал душу. А отец и сын те еще задиры. Посмотрим. Давненько я не сидела в кабине самолета!
«Испано-Сюиза» с ревом сорвалась с места. Фрина легко вывела огромный автомобиль на дорогу. Дот, как всегда в начале поездки, зажмурила глаза. Автомобиль казался таким большим, таким красным и таким вызывающим, а манера вождения Фрины – такой дерзкой и стремительной, что Дот считала: этот экипаж не предназначен для дам.
Путь до Эссендона они проделали за полчаса и в конце концов затормозили у красного ангара. Аккуратная вывеска известила их, что они добрались до «Летной школы «Выше всех». Владелец У. Макнотон».
– Вот мы и прибыли, Дот, вылезаем. Неизвестно, как пойдет разговор, так что на всякий случай держись в сторонке и будь готова к поспешному отступлению.
– Но почему, мисс?
– Понимаешь, не так-то просто придумать деликатный способ узнать у человека, не задумал ли он пришить своего отца.
– Ах, вот что! – кивнула Дот и поплотнее укуталась в синее пальто.
День выдался холодный и ясный. В самый раз для полетов, подметила про себя Фрина. Три самолетика не очень уверенно кружили в небе, управляемые еще неопытными пилотами. Более крупный скоростной двухместный самолет покачал крыльями и начал аккуратно снижаться, приземлился и плавно покатил по поросшей травой полосе. Пилот отогнал машину на стоянку, вылез из кабины и закричал что есть мочи:
– Отличная машина! Легка в управлении, только немного тяжеловата на нос, но хорошо, что ты предупредил меня об этом, Билл. Эгей! А что это за дама?
Фрина подошла поближе, протянула руку и пожала летную перчатку пилота.
– Я Фрина Фишер. И тоже увлекаюсь полетами, но такой машины прежде не видела. Что это?
– «Фоккер», их выпускает немецкая компания. Один из таких самолетов летал на Северный полюс, для этого его поставили на лыжи. Джек Леонард, мисс Фишер. Рад познакомиться. А это Билл Макнотон. Самолет его.
Фрина протянула руку, и та почти по локоть утонула в огромной пятерне. Госпожа Макнотон не предупредила ее, что Билл под два метра ростом и здоровенный, словно кирпичная стена. Фрина окинула взглядом облекавший торс великана кожаный летный костюм и добралась до большого грубоватого лица: светлые курчавые волосы, что твой херфордский бык, и пронзительные, острые глаза. Впечатление скрашивала добродушная улыбка.
– Здравствуйте, мисс Фишер. Говорите, любите полетать?
Фрину задело недоверие в его голосе. На ее счету было двести часов одиночных полетов, и она обожала выделывать в воздухе всякие лихие трюки. Нет, любительницей ее не назовешь. И Билл в этом убедится.
– Да, немного, – произнесла она невинно. – Можно мне взять одну из «Бабочек»?
– Тогда и я с вами, мисс Фишер, – заявил Билл. – Так, для компании.
Фрина снова улыбнулась и забралась в кабину. Это был надежный биплан – отличная машина для новичков. Он мог взлетать и садиться с носового платка и обладал скоростью сваливания в шестьдесят четыре километра в час. Фрина натянула шлем и вдохнула бодрящий запах авиационного горючего и масла.
– Заводите, Джек, – скомандовала она, стараясь перекричать рев мотора. Джек Леонард крутанул винт. «Бабочка Шелкопряд» покатила на своем велосипедном шасси по летному полю и взмыла в небо. Фрина больше всего любила момент взлета: ощущение, что сердце выскакивает из груди, когда сила земного притяжения ослабевает и земля отпускает самолет.
Она сделала круг над летным полем. Ей видны были «Испано-Сюиза», блестевшая словно жукскарабей, и тоненькие, будто спички, фигурки Дот и Джека Леонарда.
– Неплохой взлет, мисс Фишер! – прокричал за ее спиной Билл Макнотон. – Покажите, на что еще вы способны.
Фрина потянула на себя рычаг управления, и крошечный самолетик стал набирать высоту. Она внимательно осмотрела небо. Поблизости никого. Последний робкий ученик уже совершил посадку. Небо было свободно, безоблачно и спокойно. Она бросила взгляд через плечо и заметила самодовольную ухмылку Билла. Что ж, решила Фрина, пришла пора стереть улыбку с его физиономии, и отклонила элероны.
«Бабочка» с агонизирующим воем вошла в штопор. Ветер ударил в лицо Фрины с такой силой, что не спасали даже летные очки, она невольно заморгала. Фрина наступила на трос, чтобы парализовать контрольное управление из второй кабины, которым пытался воспользоваться Билл.
Падая словно лист, рассекая крыльями воздух, самолет ринулся вниз. Всем, кто наблюдал за полетом, казалось, что машина потеряла управление. Фрина, сжав зубы, выжидала, и только когда ясно увидела выражение ужаса на лице Дот, развернула самолет и заставила его, также кружась, взмыть в небо. Билл перевел дух и чертыхнулся. Фрина убедилась, что самолет снова послушен ей, и оглянувшись, одарила Билла самой очаровательной из своих улыбок.
– Ну как, умею я летать, господин Макнотон? – прокричала Фрина против ветра. И увидела, как он кивнул. Она отпустила контрольный трос и сказала: – Если вы сможете ровно вести машину на скорости восемьдесят километров в час, я покажу вам забавный трюк. – Фрина наслаждалась собственным бесстрашием.
– Хорошо, восемьдесят так восемьдесят, – согласился Билл, беря на себя управление.
– Следите, чтобы крылья все время были горизонтально, – предупредила Фрина. Самолет выровнялся и плавно полетел вперед. Фрина схватилась за распорку, вцепилась в нее и поставила одно колено на верхнее крыло. Прежде чем ошеломленный Билл успел остановить ее, мисс Фишер взобралась на крыло и преспокойно прошлась по нему, а он тем временем осторожно выравнивал самолет, чтобы компенсировать ее вес. По лицу Билла, заливая глаза, струился пот. Фрина дошла до конца крыла и повернулась, чтобы идти назад.
Она радостно подставила лицо ветру, он был не сильнее, чем при поездке на гоночном автомобиле, а поверхность крыла перетягивали распорки, в которые удобно было упирать носок ботинка. Она помахала людям на земле и медленно пошла назад, отметив, что ее пилот прекрасно держит наклон крыла.
Пусть Билл и не очень любезен, но летает как ангел, подумала она, повиснув на миг на руках в двух тысячах метров над землей, а затем спрыгнула назад в кабину.
– Отлично ведете, – крикнула она Биллу, но тот не ответил.
Фрина безупречно совершила приземление и выскочила из кабины навстречу восхищенной толпе.
– Бог мой, мисс Фишер, у вас что, совсем нет нервов? – спросил Джек Леонард, тряся ее руку. – За такое надо выпить. Пойдемте в столовую, мы примем вас в нашу команду.
Заметив, что Дот зажмурилась от страха, когда Фрина взобралась на крыло, заботливый молодой человек вызвался проводить ее до ангара и пообещал угостить чаем. Билл молча плелся следом, покачивая головой.
Джек проводил Фрину в небольшую комнату в конце ангара, где были барная стойка и несколько венских стульев. Металлические стены украшали трофеи и фотографии улыбающихся усатых воздухоплавателей. Здесь же висела мрачная картина, на которой был изображен биплан, разваливающийся на части при попытке сделать мертвую петлю.
Джек принес виски с содовой и уселся рядом, глядя на Фрину с восхищением.
– Где вы научились летать? – спросил он, когда Билл присоединился к ним с большим стаканом чистого бренди, который осушил залпом.
– В Англии, – ответила Фрина. – Я училась летать на «Бабочках». Красивые маленькие самолеты. Их можно заставить делать все что угодно.
– Понятно. Снизу казалось, что вы не больно-то управляете этим штопором, но, полагаю, вы знали что делали, верно? – восхищенно заметил Джек.
Билл хмыкнул.
– Вы прирожденный пилот, мисс Фишер. Если заподозрили, что я вам не доверяю, приношу свои извинения. У меня все нутро переворачивалось, пока вы там по крылу разгуливали. Ничего себе шуточка! Почему я прежде о вас не слышал? Не хотите сделать для нас несколько показательных полетов?
1 2 3 4

загрузка...