ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

 – охотно откликнулась сестрица. – Конечно, я устроюсь. Только не на работу – мне там некогда будет. Надо устроиться на ускоренные курсы английского языка – Эдик постоянно за границу мотается, не хотелось бы торчать с ним рядом тыквой – придется ж беседу поддерживать. Потом еще надо походить на танцы живота, нелишне окажется, я думаю... Чего там еще? С фигурой у меня порядок – я на фитнес уже второй год езжу, а он ни хрена не помогает... машину вожу... вот еще бы морду подтянуть, как думаешь, а?
Ксюша тяжко вздохнула – похоже, в этот раз сестра всерьез пошла вразнос.
– Я думаю – сейчас мы с тобой спать ляжем, а завтра...
– Да какой там спать! У меня столько всего надо передумать, – начала возмущаться Дашка. – Я тут...
– Спать! – рявкнула Ксения. – Потому что не выспишься, и сразу же испортится цвет лица! Оно тебе надо?
На это Даше нечего оказалось ответить. Она послушно подскочила со стула и заторопилась в гостиную стелиться – аргументы младшей сестры были весомыми, как гири.
Утром Ксения привела себя в порядок, схватила сумку и заглянула в гостиную – сестра спала, сладко улыбаясь: наверняка ей снился Соболь.
– Вот и встречалась бы со своим любимым во сне, чего дурью мучиться? – пожала Ксюша плечами и выскользнула за двери – надо было сбегать в магазин и заскочить к Аленке, обрадовать подругу, что сегодняшняя вечеринка отменяется.
Аленка собиралась на работу, то есть сидела перед зеркалом и тупо пялилась на свое отражение.
– Ты не торопишься? – на всякий случай спросила Ксения. – У меня новость.
– Не тороплюсь я, – пробурчала подруга. – Ты ж знаешь, я могу и к обеду заявиться – мой киоск, когда хочу, тогда и появляюсь. Мне сегодня товар завозить не надо... Вот черт! Ну никак не идет мне эта помада!
– Ален, знаешь... сегодня у нас никакого праздника не получится, – с огорчением сообщила Ксения. – У меня...
Но подруга так задохнулась от возмущения, что больше ничего слышать не могла:
– Здра-а-ас-сте! Как же это не получится? Я почти собралась! Платье вон вытащила, накрасилась почти. И потом... твой Сидоров обещал меня сегодня со своим другом познакомить, а ты! Ты вот так берешь и прямо-таки наступаешь на мою личную жизнь! Это ж я так и старой девой помереть могу!
– Ну давай у тебя соберемся, чего ты взвилась-то? – поморщилась Ксюша. – Я ж тебе объясняю – ко мне переехала Дашка. Конечно, вы можете прийти, посидим, но сразу говорю: она никому слова не даст вставить – все разговоры будут вестись только во славу Соболя!
Аленка знала о семейном горе Марьиных – о нем знали все, а потому тут же осела и остервенело шлепнула себя по коленке:
– Вот черт, а? Ну совсем баба сдурела! Теперь две недели никому житья не будет... и что – опять просит тебя зайти в Интернет и скачать его фотографии?
– Нет, на сей раз хуже. Она собирается к нему ехать и признаться в пылких чувствах.
– Во! Пусть едет! – радостно подскочила Аленка. – Этот Соболь не дурак, он ее просто не узнает, у него ж таких пылких знаешь сколько! И твоя сестрица вернется домой, а на любви будет поставлен жирный крест. А там... Мы ей снова купим мороженого, «Белочки» и... да все нормально будет!
– Может, и будет, – опечалилась Ксюша. – Только она ведь не одна поедет, она меня с собой потащит, я ее знаю.
– А ты... ты скажи, что...
– Да ничего она не будет слушать! Ей же вынь да положь этого Соболя! – выкрикнула Ксения. – Нет, Аленка, я просто продам квартиру и потеряюсь без вести, ну не могу уже страдать от этой ее страсти. И ведь такая нормальная женщина, а надо же! Такое несчастье...
Аленка задумалась, покосилась на платье и грустно спросила:
– Слушай, а чего ей Аркашка-то не нравится? Ведь хорошо же живут? И на внешность он... не красавец, конечно, до Соболя ему далеко... но и не урод!
– Она говорит, что в нем не хватает движения, – грустно пробормотала Ксения.
– Откуда она знает, какое движение у этого Соболя! – снова вскинулась Аленка. – Может, он вообще! Или... а ты про какое движение вообще-то?
– Она про жизненное! Ну что Эдвард этот – постоянно ездит туда-сюда, какие-то турниры, фестивали, соревнования. Что рядом с ним кипит жизнь, а Аркаша... в общем, он, по ее мнению, компьютерная плесень.
– Это ж надо так о родном муже... – покачала головой Аленка.
– Ну и... Им же никто не восхищается – Аркашей-то! – огорченно всплеснула руками Ксения. – Наша Даша – она как дите неразумное, что другим, то и ей подавай! А Аркашку – его ж не видит никто! Он никуда не ходит, а уж если выйдет! Нет, Аленка, я тебе честно говорю – пусть он лучше дома сидит. А Эдвард!..
– Ну конечно – Соболя чего не любить! Красавец, любимчик, баловень, возле него такие люди! Картинка, а не мужик, а Аркашка... Кстати, а чем он занимается? Каким видом спорта?
– Да никаким! Разве только в компьютерный хоккей сыграет... да нет, он, по-моему, игрушки не сильно уважает.
– Да я тебя не про Аркашу спрашиваю! Соболь этот ваш – кто он? Хоккеист, футболист?
Ксения задумалась, потом пожала плечами:
– Лыжник, кажется...
– А мне что-то кажется, у него там с бадминтоном связано, я фотографию видела в журнале, с ракеткой... Позвони Дашке, спроси.
Ксения не знала, зачем это нужно Аленке, но послушно набрала номер домашнего телефона, и сонная Дашка ей ответила:
– Эдвард? Кто он такой? Да он же фигурист! Занимается фигурным катанием!
Ксения опешила:
– Дашка, ты что-то путаешь! Мы ж его тогда по телевизору в шлеме видели! И он на лыжах был, я точно помню.
– Это тогда! А потом он переучился на фигуриста! – трещала в трубку сестра. – Потому что ты знаешь кто у него в друзьях? Известные наши фигуристы – Алексей Шурин! Аня Бровка, Константин Романов! Я же по журналам все его фотографии собираю!
Ксения бросила трубку и уставилась на Аленку:
– Там ничего не понятно.
– Ничего себе! – вытаращилась Аленка. – Это чего ж – твоя сестрица столько лет убивается по мужику, а чем он занимается, даже не удосужилась узнать! Чего там в газетах-то пишут?
– Ты думаешь, она читает? – вздохнула Ксения. – Она, если покупает журнал, сразу же хватает ножницы и вырезает его фотографию. Нет, ну бывает – пробежится глазами по статье, не появилась ли у кумира новая возлюбленная, и все. Все его регалии у нее в мозгу не задерживаются. Но... Она говорит – фигурист. А мне кажется... биатлон. Тем более если с ракеткой...
Девицы были слабы в спорте, оч-чень слабы, а оттого и решили не испытывать судьбу, а просто залезть во всемирную паутину и узнать про известного красавца больше.
Оказалось, что Эдвард Соболь всерьез занимался прыжками с трамплина, но потом перешел на организаторскую работу и теперь назывался очень престижно, серьезно и даже страшновато – председатель федерации... черт! А вот какой федерации, у девчонок тут же вылетело из головы.
– Ну ладно, потом на листочке запишем, – успокоила Аленка. – И выучи хорошо, а то как же ты искать его будешь!
– Я-я?! – поперхнулась Ксения. – Ален, я не буду его искать! Наши родители этого не перенесут! Им нашей Дашки за глаза хватает!
– Ты ничего не понимаешь, – серьезно проговорила Аленка и насупилась.
И по этим ее сдвинутым бровям Ксения поняла: подруга опять что-то придумала. Она частенько выдавала всякие сумасшедшие идеи, но иногда они приносили результат. Поэтому сейчас Ксения напряглась, вытянула шею и даже уложила руки на колени:
– Ну говори, чего делать?
– А делать вот чего... – почесала висок Аленка. – Тебе надо ехать... а где он живет-то, этот Соболь?
– В Москве, я в журнале читала.
– Тогда тебе в Москву, – решила Аленка. – Ничего не поделаешь, надо спасать сестру.
– И куда я там? Кто меня к нему пустит? – всерьез испугалась Ксения. – Нет, я не поеду... Да ну! Чего я там с ним буду делать-то? И потом – что я ему скажу? Здравствуйте, я ваша тетя?
– Точно!! – полыхнули глаза у Аленки. – Именно так!! Только тетя – это старовато, но вот сестричка!.. Например, двоюродная! Дочка тети Люси! А?
– Ну откуда ты взяла, что у Соболя есть тетя Люся? – упиралась Ксения изо всех сил.
Однако Аленка была непоколебима:
– Не трусь! У каждого из нас обязательно в родне имеется своя тетя Люся, ну а там... там уже дело артистизма! Так что... Слушай, что надо делать...
Эдвард Соболь не любил выходных. У него было столько работы, он так мотался по городам и странам, что иногда засыпал, не раздеваясь, мечтал только выспаться, отдохнуть и никуда не торопиться, но едва появлялось свободное время, как он просто терялся. Нет, раньше было все немного по-другому, а вот сейчас... И даже с друзьями посидеть не получалось, у Ани с Алексеем что-то не ладилось в семейной жизни, оба мучились и переживали, а все газеты уже радостно трубили о разводе известной на всю страну пары. Ну и чего их дергать? Да и у самого Эдварда в жизни случился не самый солнечный период. Нет, он, как и прежде, не знал отбоя от поклонниц, его сайты все так же пестрели портретами распрекрасных девиц, но... но это все было не то. Да и с квартирой сейчас... м-да-а-а, а ведь кто-то думает, что у него бассейны с горячим шоколадом...
– Эд! Тебе опять звонила эта баба, – раздался до боли знакомый голос его помощника. – Ну та, которая хозяйка квартиры. Спрашивала – брать будешь?
Соболь поморщился. Не хотелось ему квартиру. Ему хотелось дом. Свой. Чтобы выйти по лестнице в сад – и белые цветы в огромных вазах, чтобы развалиться на диванчике и потягивать пиво, чтобы... и ведь все было!
– Не буду, – сдвинул он брови. – Позвони, скажи, что я передумал.
– Передумал? И чего? И это, получается, опять на съемной квартире?! Как, прям, гастарбайтеры какие-то!! – кипятился помощник Кузьма. – Я даже адрес никому не могу дать – мне писать никто не может!
– Зато тебе звонят на дню по десять раз.
– Да? А если мне хотят посылочку послать? – скривился Кузьма. – А если мне мама носков навязала на всю зиму?! Шерстяных! И куда она?
– Сейчас только лето начинается, – лениво отбрехивался Соболь.
– Так с тобой и до зимы будешь по съемным хатам скакать!
– Увольняйся! – коротко бросил Эдвард. – Между прочим, я тебя не просил моей бывшей жене подсовывать тот журнал с розами!
Кузьма примолк, но только на секунду:
– А я и не подсовывал! Она такая, значит, мне сама позвонила и спросила – чего это, мол, все про какую-то статью болтают? Ты, дескать, не знаешь? Ну а чего ж я не знаю! Я взял и сказал – где! Ну она и... Да там ничего такого и не было! Просто какой-то трудяга написал, что ты ухлестывал за артисткой этой... как ее... за Ольгой Тропиковой. Ну и что ей розы ведрами дарил, и фотографию с этими ведрами... с розами. А твоей, видно, не понравилось. Так а я чего ж? Я, между прочим, тоже к этой Тропиковой неровно дышу, так я ж ей лилии тазами не таскаю!
Соболь поморщился. Он разбаловал Кузьму, это ясно. Он и без того позволял ему многое, ну а как же! Когда-то учились вместе. С раннего детства Кузька норовил проехаться на шее Соболя. Эдик в школе учился не на отлично, чего уж там, много времени отдавал спорту, не всем педагогам это нравилось. И бедная мама в школе была нередким гостем. Защищала сына, а как без этого, но и ее святого терпения порой не хватало, грозила: если не сядет за учебники – никаких сборов и лыж. Приходилось сидеть. И вот тогда рядом оказывался Кузька, беззастенчиво смазывал все чертежи с листов Эдьки и даже умудрялся получать оценки выше. Эдик тогда даже плакал от злости – несправедливо! Он же весь вечер над чертежом корпел, Кузька только мультики смотрел, а оценка у того выше! Но... слишком много времени уходило на спорт, и маленькому Соболю снижали оценки только за прогулы, даже если они были уважительными. Сейчас-то он ни о чем не жалеет и с Кузькой до сих пор не может расстаться – дружок быстро смекнул, что можно неплохо устроиться, и накрепко прикипел к Соболю.
1 2 3 4
 Чекмаев Сергей - TimeZero. Пепел обетованный 
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
 Шклярский Альфред - скачать книгу бесплатно 
загрузка...
 - Без Автора - Определение сигнификаторов в хорарной карте - читать книгу онлайн