ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Приключения Гаррета - 9


«Кук Г. Жар сумрачной стали: Роман»: ООО «Издательство АСТ», Terra Fantastica; Москва (АСТ), Санкт-Петербург (TF); 2001
ISBN 5-17-010648-3 (АСТ), 5-7921-0373-9 (TF)
Аннотация
Глен Кук – не только один из тех редкостных писателей, таланту которых в равной степени подвластны и научная фантастика, и фэнтези, но и писатель, обладающий оригинальнейшей особенностью – вышедшие из-под его пера научно-фантастические романы – это, по его же собственным словам, частенько «фэнтези, только переодетые в камуфляж».
Фантастика Глена Кука – это всегда неожиданные сюжетные повороты и всегда невероятные ситуации, это лихие приключения и незабываемые герои, это неподражаемое богатство фантазии – и, конечно, искрометный юмор, давно уже ставший для этого автора истинной «фирменной маркой». Таков и его не просто всемирно известный, но и всемирно культовый сериал о приключениях сыщика Гаррета.
Гаррет – это человек в стране троллей, гномов, вампиров…
Гаррет – блестящий детектив, способный раскрыть любое преступление в мире магии, всегда готовый идти на риск и даже в самых отчаянных ситуациях не теряющий чувства юмора.

Глен КУК
ЖАР СУМРАЧНОЙ СТАЛИ
Всем замечательным людям из Балтиморского НФ-общества, а в особенности – Сью Хо и ее малышке.
Глен Кук
Глава 1
В хороших книжках все начинается с девушки. С какой-нибудь роскошной милашки, что является незваной в твой дом. Разумеется, неприятностей у нее по самое… гм… «не балуйся». Разумеется, она знать не знает – или притворяется, что не знает, – с какой стати за нею гонятся эти хмыри с перебитыми носами. Разумеется, сама она не прочь поозорничать – нашелся бы только подходящий парень…
Именно так все и должно было быть. А на самом деле – началось с целых трех симпампушек, от взгляда любой из которых мужики валятся штабелями.
Ах да, забыл представиться. Гаррет, он же мистер Праведник, к вашим услугам. Бывший морской пехотинец, шесть футов два дюйма от пяток до макушки, собой недурен – спросите хоть какую из моих подружек: если она не злится и не ревнует, то непременно подтвердит. Ну да, на физиономии пара-тройка шрамов, но шрамы, говорят, красят мужчину. По шрамам красотка в беде всегда может сообразить, что отыскала себе спасителя – во всяком случае, того, кто ради смазливой мордашки готов свернуть горы.
Дин, мой повар, домоправитель, штатный привратник и мажордом (в последнее никто, кроме него самого, бедняги, не верит) как раз отсутствовал. Поэтому когда в дверь постучали, пришлось открывать самому. Был полдень, я только-только пригубил утренний чай… Видок у меня спросонья был слегка потрепанный – в кои-то веки я позволил себе отоспаться. Тем более, что повод был весьма достойный: моя шкура почти не пострадала в стычке с древними божками, учинившими в Танфере сущий кавардак. По правде сказать, эти божки своими кровожадными повадками смахивали скорее на всеядных термитов, чем на слюнтяйчиков, населяющих ныне Квартал Грез.
У-тю-тю, мои птенчики, Гаррет вам не по зубам. Храбрец-удалец, даром что шельмец… Женщины от таких млеют.
Налитым кровью глазом я уставился в «глазок». Ух ты! Зрелище, открывшееся взгляду, полностью примирило меня с ненавистным утром. Вы о чем, какая хандра, когда на пороге прелестницы, одна другой желаннее? Юность. Красота. Изгибы и округлости, способные утихомирить самого брюзгливого геометра. Отрада взору, услада сердца… В общем, все, что надо, и в надлежащих пропорциях.
За спинами красоток маячили громилы – должно быть, охранники. И откуда только берутся этакие образины?
Я распахнул дверь настежь.
– Уж повезет, так повезет! Прошу!
Блондинка – ее звали Аликс Вейдер – выпучилась на меня так, словно увидала призрака. Ее единственный недостаток, небольшой рост, с лихвой восполняли многочисленные достоинства.
– Гаррет! Это ты? – Можно подумать, я нацепил карнавальный балахон.
– А ты подросла, – заметил я. Она и вправду подросла с нашей последней встречи.
– Подбери слюни, Гаррет, – посоветовала рыженькая. Тинни Тейт, гроза частных сыщиков по имени Гаррет, моя почти бывшая почти подружка. – А то пол запачкаешь, и самому придется подтирать.
Вот уж чудо из чудес! Впервые за несколько месяцев Тинни соизволила заговорить со мной!
– Ты, как всегда, очаровательна, лапушка. Проходите. – Я окинул взглядом третью из красоток, брюнетку. Одежда простенькая, на личике – бледная тень боевой раскраски. Зря она затесалась в компанию с Тинни и Аликс, очень даже зря. Рядом с ними она выглядела неприметной мышкой. Впрочем, опытный, острый глаз с ходу определил бы, что остальные двое ей и в подметки не годятся. А у меня глаз – алмаз.
Кто она такая? Я ее не узнал.
– По-прежнему ходишь в холостяках, Гаррет? – справилась Тинни.
– Чего? – Вообще-то я умен не по годам, обычно мне хватает и намека, чтоб понять, о чем речь, но в присутствии Тинни я как-то теряюсь.
– Гаррет, тебя в детстве мешком из-за угла стукнули. Как шандарахнули, до сих пор пыль висит. – Да, Тинни умела выбирать слова. Каждое словечко – что удар мясника на бойне.
– Вот она, моя подружка, – сообщил я во всеуслышание и сделал шаг назад. – Ну разве не прелесть?
– Гаррет, сдается мне, твою подружку зовут вовсе не Тинни Тейт. Или это моя тезка?
– Да что ты! – я всплеснул руками. – Какие тезки? Ты одна-единственная в целом свете!
– Может, ты ногу сломал? Или забыл, где мой дом? Или писать разучился?
Тут она меня уела. Оправдываться было бесполезно, да и не смог бы я, при всем своем вошедшем в поговорку хитроумии, подыскать стоящее оправдание. Получилось-то как: я сделал то, что сделал, не думая о последствиях, а потом думать о них было уже поздно; мало того, мне и в голову не пришло извиниться при всех перед моей огнекудрой зазнобой. Лишь по прошествии времени я начал догадываться, что принципиальность нередко оказывается стратегической ошибкой.
– Надеюсь, ты пришла не для того, чтоб устроить скандал? – Я лучезарно улыбнулся.
Тинни состроила гримасу: мол, я бы тебе все сказала, дубина стоеросовая, но подожду, пока мы одни останемся.
Признаться, гостьи застали меня врасплох. Я их не ждал. И Тинни, и Аликс бывали у меня прежде, но тогда я был немножко занят – в очередной раз спасал мир. Точнее, папашу Вейдера, у которого возникли проблемы. Он владел крупнейшими в Танфере пивоварнями – и, надо отдать старому подлецу должное, варил лучшее в городе пиво. Я раскрыл заговор, который разъедал его предприятие изнутри, как рак разъедает тело. В знак благодарности он приблизил меня к своей особе, разрешил бесплатно попивать пивко и даже предложил мне постоянную работу. От этого предложения я отказался: терпеть не могу, когда мной помыкают. Одно дело, когда ты сам себе хозяин, и совсем другое – когда над тобой кто-то есть. Но на пивоварню захаживал регулярно: и к кружечке приложиться, и злодеев попугать, буде таковые еще остались.
В ту пору Аликс была угловатой девчушкой, только-только начинавшей наливаться. Зато ее старшая сестренка, Киттиджо…
Эх, как время бежит! Не успеешь оглянуться, а уж и свежая поросль на подходе.
О чем бишь я? Да, сегодня я гостей не ждал. Так что они взяли меня тепленьким. Наверняка Тинни Тейт постаралась. Милая моя, добрая, ласковая… Лютый зверь в юбке.
– Давай не будем ссориться, Тинни, – сказал я. – Твоя все равно возьмет.
– Коли так, почему же ты…
– Эй! Я же не говорил, что ты кругом права! – Тьфу! Снова вляпался! И кто меня за язык тянул?
– Гаррет! Ах ты…
Глава 2
– Чтоб мне пусто было! – гаркнул кто-то у меня за спиной. – А ну, ребята, надраить перышки! Мы в раю! С кого начнем?
Голос донесся из комнатушки справа по коридору. Кажется, я забыл ее запереть…
– Это знаменитый попугай? – осведомилась брюнетка. Две другие девушки промолчали, но, перехватив их взгляды, я порадовался, что они обращены не на меня: эти взгляды могли заморозить воду и вдребезги разбить стекло.
– Ну да, это мистер Большая Шишка. Самый отъявленный сквернослов на всем белом свете. Не обращайте внимания, а то еще перевозбудится на радостях.
– Перевозбудится?
– Угу. Пока он ведет себя вполне прилично.
– Гаррет зовет его Попкой-Дураком, – заметила Тинни.
Откуда она узнала? Ведь пернатый москит явился уже после того, как она торжественно отбыла.
Ну конечно! Это меня она изводила, лишая и своего общества, и последних остатков разума, а вот с Дином всегда ладила. Он же на нее чуть ли не молился. Короче говоря, вот он, зловредный доносчик, мошка в моей зенице, крот в моем саду!
– Я бы охотно свернул ему шею, но не хочу обижать того парня, который мне его подарил. – Про себя я добавил: «Погоди, Морли! Мы с тобой еще сочтемся!»
– Он милый, в своем роде, – проговорила Аликс, разглядывая попугая. – Но к тете Клэр я бы его не взяла.
– Сладенькая моя! – возопил попугай. – Аргх! Я влюблен!
– Единственная говорящая птичка на свете, – пробурчал я, – а пользы от нее – один вред.
– Прежде чем ты соберешься наконец спросить, – сказала Тинни, прижимаясь ко мне, – твой попугай потомством обзаведется. – На пухлых губках игривая улыбочка, зеленые глазки лукаво поблескивают. Ни дать ни взять, сама невинность. – Это Никс. Джорджи Никс, полностью – Николас.
– Привет, полностью красотка Николас, – поздоровался я. Ай! Ну что такое: проявишь вежливость, а тебя тут же щиплют!
Попка-Дурак тем временем восхвалял прелести Аликс Вейдер в выражениях, от которых покраснели бы и портовые грузчики. Впрочем, когда бы ни моя воспитанность, я бы его поддержал.
– Эй, любовничек, уймись! – Тинни снова меня ущипнула. В ее глазах плясали бесенята. – Она занята.
– Повезло кому-то, – вздохнул я. – Бедный мистер Шишка, а он-то разохотился.
Пернатая тварь между тем углядела Никс и принялась превозносить ее достоинства.
Никс подмигнула мне и улыбнулась. Улыбка у нее была восхитительной, а глаза – голубые, как безоблачное небо.
– Гаррет, я только помолвлена, – сообщила она. – Ничего больше.
Аликс присвистнула. Тинни расхохоталась, однако угрожающе прищурилась.
Пожалуй, самое время сматывать удочки. Пойти, например, помочь Дину донести до дома покупки…
– Тут что-то не так, – задорно объявила Никс. – Ты и вправду тот самый Гаррет, о котором Тинни трезвонит на всех углах?
– Других вроде нету. По крайней мере, я не встречал. А о чем она трезвонит?
Моя рыжеволосая подружка немедленно воткнула палец мне под ребра и присовокупила:
– Осторожнее, Гаррет.
– Дорогуша, осторожность – мое второе имя.
– Никс в своем репертуаре, – заметила Аликс. – Просто не может удержаться.
– Чего?
– Никс флиртует со всеми мужчинами подряд. Мы знакомы с семи лет, и она всегда была такой… любвеобильной. Она не нарочно, Гаррет. Сама не понимает, что делает. Никс, если ты не угомонишься, у тебя будут неприятности.
Аликс права как никогда. Женщина, которая заигрывает с мужчиной, ни о чем таком серьезном не помышляя, нарывается на неприятности.
– Я что-то упустил? Никс, ты выросла в гареме? – Заводить гаремы в Карентии не принято, но у богатых свои причуды. Аликс, к примеру, росла, можно сказать, в заточении, под неусыпным родительским присмотром.
– Почти. – Попка-Дурак слетел со своей жердочки и опустился ей на руку, этакий сокол в шутовском наряде. – Мой отец с малолетства оберегал меня от тлетворного влияния. До недавних пор я была знакома только с Вейдерами и парочкой других семейств.
– Никс живет у нас, – пояснила Аликс. – Папа уже не тот тиран и деспот, каким был раньше.
Кто бы говорил! Своей ненаглядной дочурке папаша Вейдер потакал во всем: стоило ей захныкать, как любое желание малявки мгновенно исполнялось.
Никс бесстрашно погладила крылатое исчадие преисподней. Проклятый птах закатил глазки и запрокинул голову, приглашая почесать ему под клювом. Никогда не видел его таким разомлевшим.
Я посмотрел на Аликс. Что заставило ее покинуть семейную крепость и привело под мой гостеприимный кров? Похоже, папаша Вейдер и вправду теряет хватку.
Вот она, причина! И далеко ходить не надо. Вот почему явилась ко мне сия умопомрачительная троица.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Загрузка...

загрузка...