ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

О том же, за исключением меча, какой встречался у всех всадников, свидетельствовало и его оружие. Вокруг лежали иноземные магические артефакты.
– Поблизости должны быть лошади. По ним можно многое сказать.
– Аз, он тот, о ком я думаю?
– Возможно. Слишком уж далеко от дома.
– Разыщите лошадей. Думаешь, он следил за нами и ненароком стал жертвой снаряда, предназначенного для богона?
– Похоже на то. Вряд ли этот тип знал, что такое фальконет.
– Занятно. Так это он пробудил богона?
– Сомневаюсь. Уж очень молод. Но он мог работать на того, кто это сделал. Свидетель. С другой стороны, причиной слежки могли стать мумии.
– Слишком много предположений. Все, что меня интересует, как подобного вида тип оказался здесь, на юге Луцидии? Бон! Ты готов отправляться?
– Жду приказаний, капитан.
– Мы узнаем больше, если найдем лошадей.
– А ты уверен, что их больше, чем одна?
– Если он тот, на кого похож, то да. Минимум три.

Кто-то подал из рога слабый сигнал тревоги. Элс и ал-Азер поспешили на этот исходящий откуда-то неподалеку звук.
Новобранец Хэгид – не путать с канониром Хэгедом – лежал на земле у северо-восточного края Эстерского леса. Хэгид был примечателен тем, что являлся ша-лугом во втором поколении. Его отец близко знал Гордимера Льва. Мальчишку отослали с Элсом за его необузданный нрав. Дабы удостовериться, что с юнцом ничего не случится, и домой он вернется целым и невредимым, в походе его сопровождал один из придворных. Однако Элс слишком хорошо знал Льва. Он понимал, что это задание преследует куда более важную цель, чем спасение какого-то привилегированного мальчишки.
Хэгид на что-то указывал. В лучах восходящего солнца стояло облако коричнево-оранжевой пыли. Те, кто ее поднял, двигались нестройной колонной, рассредоточившись по дороге. Позже, взойди солнце выше, эту пыль никто бы не заметил.
– Сюда. Здесь еще всадники, – позвал Аз.
Второе желтоватое облако поднималось не с северо-востока, а с востока, где находилась пустыня. Оно сразу бросалось в глаза.
– Бон! Где Бон? – прорычал Элс. – Аз, кто может двигаться сюда с востока? – В тех местах раскинулась пустыня. К северу и западу от побережья бок о бок ютились крошечные княжества Святых Земель.
– Пора уходить, капитан, – вымолвил Аз. – Полагаю, один из отрядов состоит из приятелей нашего шпиона. А другой причастен к пробуждению богона. Не удивлюсь, если последний каким-то образом связан с Кайфом Кваср ал-Зеда.
Наконец вернулся Бон.
– Мы обнаружили лошадей. Трех. Мы доставили все, что на них было.
Элс осмотрел уздечки, попоны, седла, седельные вьюки и другие вещи, которые, по словам Аза, любой колдун берет с собой в дорогу. В одном закрытом сундуке лежали стрелы, в другом – изящный лук, сделанный из пластинчатого рога.
– Эти вещи не принадлежат ни одному из луцидиан. Аз, проверь все своим третьим глазом.
– Капитан…
– Знаю. Не вдавайся в детали. Делай лишь то, что надо. Просто будь осторожен. Этот парень шпионил за нами, пока твой король монстров охотился. Хэгид, передай Агбану, чтобы отправлялся в путь. На запад, к дороге у побережья. – Море находилось в тридцати милях отсюда.
Лес скроет пыль, которую поднимет отряд. А эти приближающиеся стервятники позаботятся друг о друге. Их встреча будет не из приятных.
Элс осмотрел лук.
– Это работа кочевников. Видимо, они посылают разведчиков выяснить, что станет с Луцидией.
– Они ни разу не потерпели поражение, капитан. Ни разу за двадцать лет, – сказал Бон.
– Им ни разу не попадался ша-луг. – Занятная вышла бы схватка. Степные варвары слыли жестокими, бесстрашными и дисциплинированными воинами. Поговаривали, что их числу нет предела. Но это, конечно, чепуха. Просто они наилучшим образом использовали то, чем располагали. Главным образом, они оставались кочевыми пастухами.
Вся жизнь ша-лугов состояла из сражений и подготовок к ним. Они выкупали мальчишек на невольничьих рынках по всей земле, но чаще всего на рынках Кваср ал-Зеда. Эти юнцы вырастали с оружием в руках. Лучшие и сильнейшие становились ша-лугами, воинами-рабами, которые повелевали необъятным и роскошным королевством Дреангер со столицей ал-Минфетом.
Управлял ал-Минфетом Карим Касим ал-Бакр. Кайфаэт Карим был марионеткой Гордимера Льва, главнокомандующего ша-лугов, перед которым противники Бога трепетали в ужасе и так далее и тому подобное.
В отличие от большинства ша-лугов, Элс не восхищался Львом. Он подозревал, что Гордимер менее благороден, чем мог показаться. Лев продолжал давать чрезвычайно опасные, практически невыполнимые задания. Он надеялся, что Элс больше никогда не вернется.
Спустя несколько мгновений отряд направился к побережью, где их должны были встретить корабли союзников.
– Знаете ли вы, что мы сейчас находимся перед Долиной Правосудия? – спросил Бон.
Элс что-то уклончиво пробормотал. Он знал, не понимая самого значения. Для кого-то все в Святых Землях имело какое-нибудь религиозное или историческое значение. Любой утес, высохшая река, лес и тем более волшебный источник искусной нитью вплетались в огромный древний гобелен. Бон и Аз могли все истолковать. Независимо от того, интересовало это Элса или нет.
– Здесь идут сражения со времен ведения летописей. В этих местах, от Источника Спокойствия к югу и до Источника Искупления к северу, произошло одиннадцать основных сражений и десятка два мелких стычек. Подумать только: а всего-то девять миль, – продолжил Бон.
– Действительно, – подтвердил ал-Азер. – В Писании сказано, что именно здесь в последней схватке сойдутся Бог и его Враг. В некоторых, как древних, так и нынешних, сказаниях говорится, что именно в этих местах началась история. Тут она и закончится.
Религиозным Элс был настолько, насколько требовалось. Не больше. Он никак не связывал эту местность с той, о которой упоминалось в Писании.
Рассеянные группы всадников приблизились, и теперь можно было различить отдельных воинов. Они не обратили внимания на облако пыли, поднимавшееся на востоке. Неприятель находился так близко, что наблюдавшие за ним ша-луги, еще не слыша топота копыт, уже ощущали, как под ногами дрожит земля.
– Пора уходить. Тот, кто вчера погиб, был их другом, – произнес Повелитель Теней.
Элс обычно прислушивался к советам своего мага. Это был самый безопасный способ бороться с Тиранией Ночи. Поэтому он не увидел схватки между степными кочевниками и кавалерией северного Кайфаэта. Луцидиан возглавлял прославленный Индал ал-Сул Халаладин.
Впрочем ничего интересного не произошло. Ни один из неприятельских отрядов не отважился на какой-нибудь безрассудный шаг. Арнхандеры из Вантрада прибыли в полдень. Все три вооруженных отряда ретировались сразу же, как только сгустились сумерки.
С приходом темноты в дело вмешались сверхъестественные силы. Ша-луги разбили лагерь на морском побережье. Во время перехода подводы отряда сильно пострадали, и Элс сомневался, что его войско выдержит поход на юг, в Дреангер.
– А если корабль не придет? Что тогда? – беспокоился Бон. Гордимер клятвенно обещал, что военные корабли будут патрулировать побережье до северных окраин Вантрада, покуда Элс и его отряд не окажутся в безопасности.
– Если не прибудет ни один корабль, я привяжу мумию к твоей спине. И, словно дряхлая старуха, ты будешь таскать свою ношу в течение всего пути.
Набожным Бон был не больше Элса. Этим отличались все ша-луги. Они слишком много видели, чтобы сомневаться в божественном милосердии. Старик сделал знак, оберегающий от дурного глаза, а затем еще один, взывающий к божьей благосклонности – если на то была его воля.
Бон не любил мертвецов. У него было особое предубеждение к тем покойникам, которые до сих пор пользовались спросом. К великим магам древней Андесквелузии, королевства Демона, чьи останки отряд Элса выкопал из могил, Бон относился с безрассудной ненавистью, под которой скрывался леденящий кровь ужас.
Эпоха королевства Демона давно канула в лету. Историю тех времен хорошо знали только ученики. Однако отголоски страшной правды все еще жили в мифах и преданиях.
Несмотря на все эти странности, Бон был хорошим воином. Ша-луг всегда ассоциировался с хорошим солдатом.
Этой ночью не произошло никаких происшествий. Тем не менее Элса мучила бессонница. Он никак не мог отделаться от предчувствия, что ночь затевает новое коварство.
Ал-Азер утверждал, что отзвуки поражения богона все еще дают о себе знать. В эти неспокойные времена колдуны, шпионившие за другими государствами, могли предпринять что угодно.

Элсу не доставало воображения, чтобы понять, какое значение имел снаряд, выпущенный его пушкой. Во всем отряде никто, кроме ал-Азера, не сознавал, что этот выстрел навсегда изменил мир.
Никогда ал-Азер не поведает о своих догадках. И никогда не напишет о них. Даже среди колдунов немногие будут способны понять правду. Этот блестящий выстрел ознаменовал собой наступающий конец владычества Тирании Ночи. Теперь люди располагали оружием, которым могли сражаться с самими богами. Вряд ли человечество осознавало это, но боги были ничем иным, как богонами на высшей ступени своего развития – некоторые с мозгами величиной с горошину.
Ирианские источники излучали сконцентрированную магическую энергию, живительную пыльцу, из которой черпали свою силу ночные твари. Святые Земли кишели таинственными созданиями. Потому-то эти места имели огромное значение как для Ночных Помощников, так и для вероучений, считавших Ирианские источники Святыми Землями.
По всему свету были разбросаны десятки других волшебных источников. Но все они обладали гораздо меньшей силой, чем те, что находились в этих местах. К тому же их мощь повсюду истощалась. Это усложняло существование Ночных Помощников и деятельность колдунов, вызывая при этом оледенение вдоль границ населяемого мира.
Самая значительная, но редко признаваемая сила источников заключалась в том, что они сдерживали лед.
Никто толком ничего о них не знал. Никто не мог сказать когда изменяется их течение. Точно так же, как никто не замечал продвижения и отступления льда вдоль рубежей мира.
В Писании и в летописях упоминались львы, обезьяны и волки, населявшие в древности земли вокруг моря Прародительницы. Львов истребили в классические времена. Небольшая группа обезьян уцелела лишь на дальнем западе. Волков по-прежнему можно было встретить в северных лесах и горах за Кваср ал-Зед. Даже леса вокруг моря Прародительницы оказались практически необитаемыми.
И вдруг нашелся способ, как укротить Помощников Ночи.
Теперь такой человек, как Элс, без каких-либо способностей к магии, без искусного мастерства, которое приобретается десятилетиями, дабы повелевать горсткой ничтожных духов, умудрился сокрушить одно из порождений Ночи. Он сделал это с той же легкостью, с которой мог уничтожить себе подобного.
Аз перестал понимать что-либо. Его охватил ужас. Пушечный выстрел мог привлечь внимание богов.
Боги – мысленно выдавил из себя ал-Азер, поскольку признавал, что, помимо единственного, истинного и неповторимого Бога, могут существовать еще и другие – жестоко карали тех, чье неподобающее поведение привлекало их внимание. Особенно они негодовали, когда это грозило их владычеству.
Элс не ведал, что сотворил. Элс сделал то, что должен был, полагаясь на молитву и оружие под рукой.
Ал-Азер провел эту ночь куда беспокойнее, чем его капитан.

Наутро под флагами ал-Минфета показался небольшой военный корабль. На его борту, на случай если вдруг судно встретит отряд, Элса ожидало послание от Гордимера.
Элс собрал людей.
– Лев приказал немедленно доложить о ситуации с мумиями и принадлежащим им добром. У него для меня уже появилось новое задание. Бон, значит, ты сопроводишь отряд домой. Галера может вместить еще около десяти человек, одним из которых должен быть Хэгид. Бон, выбери остальных. Поблизости находятся несколько патрульных кораблей. Я отправлю их прикрыть вас.
Бон быстро назвал имена других воинов. Каждое принадлежало больному или раненному солдату.
Элс кивнул. От них все равно не было никакого толку, они лишь задерживали отряд.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

загрузка...