ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 


Дима Федоров
Отдыхай с Гусом Хиддинком:
четыре анекдотичные футболяшки

Памяти любимой Олечки – доброго Енотика

Футбольная сказочка

…с высоты
Мне виделась Москва, что муравейник;
Внизу народ на площади кипел
И на меня указывал со смехом.
И стыдно мне и страшно становилось…
А. Пушкин. «Борис Годунов»
– А тренером должен быть Леонардо!
– Какой еще Леонардо?
– Какой-какой! Да Винчи.
– Волк, при чем тут да Винчи? Он же иностранец!
– Ну и что. В том-то и фишка… Понимаешь, Сохатый, у обычной же сборной России был Хиддинк. Это как-то естественно, что русскими должен руководить иностранный тренер.
– Ты, Волк, чё, с головой разругался? Да с нами никто разговаривать не станет, если мы твоего Леонардо предложим главным. И потом Кремль… То-се, пятое-десятое.
– Наоборот, надо мыслить глобально! В Европе проект будет иметь бешеный успех как раз с Леонардо. Сами по себе кому мы интересны. И к тому же – «Код да Винчи». Его все читали. У нас на него мода. Леонардо – в кассу!
– Вспомнил! Это лет пять-шесть назад было. Про твой «код» все забыли давно. Ни фига, не прокатит. Не спорь, Волк, точно тебе говорю: как только заикнешься про да Винчи, так мы повсеместно окажемся в жопе. В этом проекте – только наши. Понимаешь, русские гении против звезд мира. Должно быть пафосно!
– Пусть тогда они сами состав формируют, если ты говоришь, что у них могут быть возражения. Их деньги – пусть и команду создают. Мы им предложим чистый креатив.
– Да нет, им сразу надо готовый проект подавать. Весь! Полностью. Чтобы у них в голове все в пазы моментально встало. Чтобы рука потянулась к чековой книжке. Ну и конечно, из Администрации президента им тоже позвонят.
– Нет, Сохатый, скажу тебе, все это жуткая авантюра. Неужели ты веришь в то, что они смогут виртуально сыграть в футбол, с классной картинкой High definition, и весь мир будет смотреть нашу трансляцию?
– Волк, верь мне, через три месяца ты будешь кататься на яхте – на собственной яхте – и не по Химкинскому водохранилищу, а по Атлантическому океану. И в зубах у тебя будет сигара за сто баксов. Только слушай меня и не тащи в команду всякий сброд.
– Нашел сброд… Хороший сброд! Это Леонардо – сброд?
* * *
Соха, Волк и Берлога придумали MAGIC. Точнее, придумал один Берлога. Точнее, он не Берлога, а Берлянд. Берлога – это прозвище. А Сохатый – это Сохаев, Волк – Волконский. Так вот, Берлога придумал… Но он не придумал, как MAGIC использовать. Он вообще на вид такой, что, кажется, муха ему в рот залетит, а он не придумает, как ее оттуда вызволить. А муха залетит, потому что у него открытый рот. Почти всегда… И еще потому, что очень жарко. И мух много. И вот в эту жару надо сидеть в офисе, проливать пот на воротник рубашки от Lagerfeld и ворошить бедную русскую культуру.
– Ни фига себе, бедная. Да ты мне должен на два состава с запасными сразу без запинки фамилий надиктовать. У тебя же два высших образования, Волк, ну ты что!
– Да я тебе и три состава назову, но для внутреннего пользования. Нам же надо матч в Европу продать, в Америку. Поэтому нужны стопроцентные кандидаты.
– Может, со сборной мира начнем?
– Нет, начинать надо со сложного. А со сборной мира все просто – взять из каждой страны по игроку, чтобы максимальное представительство иметь и во все эти страны впарить матч. Восемнадцать игроков плюс тренер. Чистый маркетинг! Минимум двадцать стран купят у нас телеправа. Если хорошенько раскрутить, то вот уже несколько миллионов.
– Согласен! Убедил, – умиротворенно закурил Сохатый, – поехали по нашим колхозникам.
– Толстой. Не обсуждается.
Сохаев молча кивнул и начал изводить чистый листок каракулями.
– По позициям потом расставим? – уточнил Волк.
– Нет, в MAGIC сами тренеры их раскидают.
– Так кого назначим тренерами?
Сохаев отмахнулся: потом-потом.
– Ладно, давай по игрокам. Достоевский, Пушкин, Гоголь…
– Хватит писателей. Кого-нибудь еще – ученых придумай…
– Ученых? Ученых… Хм…
– Что, нет великих ученых? – Сохатый обиделся за всю русскую науку.
– Да есть, конечно, есть, – засмущался своей забывчивости Волк. – Ну, скажем, вот… М-м-м… Да, как же я забыл-то его! Попов – изобретатель радио.
– Сойдет, – одобрил Сохатый. – Я радио очень даже, радио – это круто.
– Менделеев, – поймал кураж Волк.
– Таблицу сочинил – для школы. Помню-помню, – обрадовался Сохатый.
– Кого-то еще забыл… Из таких, великих-великих… Вот проклятие, – растерялся Волк.
– Вспоминай, чем мы гордимся. Балетом, космосом. Оттуда кого-нибудь.
– Космос… О! Королев.
– Я про него по телику недавно документальный фильм смотрел – не пойдет!
– Почему не пойдет? – испугался Волк.
– Потому что он в лагерях сидел.
– Ну и что? Все сидели.
– Все сидели, да не все выжили. Это же совсем недавно было.
– Недавно, да. Так в чем проблема?
– А в том, что лучше брать тех, кто давно жил. Возьмешь Королева, а потом в последний момент, перед самым матчем выяснится, что он ссученный. Какой-нибудь журналюга выудит, что Королев стукач, то-се, пятое-десятое. И сразу удар по имиджу. В Европе напрягутся – они там всего, что связано с Лубянкой, боятся.
– Хорошо, шут с ним, с Королевым. Давай Гагарина возьмем.
– Гагарин… Так, Гагарин, – задумался Сохатый. – Тоже не очень. Он ведь после полета на Луну сказал, что Бога в космосе не видел. А с Богом сейчас, знаешь, не шутят… того… опасно. Начнутся протесты общественности. Патриарх напряжется и не благословит.
– А зачем тебе патриарх?
– Мне нужно, чтобы патриарх побрызгал MAGIC святой водой. Или кого-нибудь от себя прислал. Иначе в Администрации президента со мной разговаривать не станут. Нынче с этим строго.
– Тебе не угодишь. Тогда Циолковский!
– Он на звезды еще до революции глядел? Класс! Циолковский прокатит. Теперь из балета кого-нибудь тащи. «Лебединое озеро» кто придумал?
– Чайковский.
Сохаев мгновенно предоставил Петру Ильичу местечко в заявке.
– А что он педераст, тебя не смущает? – подстраховался Волк.
– Нет, наоборот, теперь быть пидором модно. Престижно! Пидоры вообще-то к футболу не так чтобы очень. А тут наверняка посмотрят трансляцию. За своего поболеют. Чайковский должен быть не просто в составе, а в стартовом составе.
– Ты же сказал, что это тренер решит.
– Надо, чтобы тренер сделал правильный выбор, – многозначительно выпучил глаза Сохатый.
– А разве на MAGIC можно как-то влиять? – Волк от замешательства перешел на полулегальный шепот. – Ты же говорил, что после загрузки исходных данных он будет только воссоздавать реальность, отталкиваясь от общих задач, сформулированных симулятору.
– Ну да, – засмущался Сохатый, – но если там по мелочи, то-се, пятое-десятое, нужно как-то продавить… Совсем по мелочи… Это же возможно, Берлога? Отвечай!
Берлога задумался, захлопнул пасть, осмыслил, что к нему обращаются, снова открыл рот, подумал и резюмировал:
– Попробуем. Если надо, сделаем.
– Надо-надо, – скороговоркой остановил его Сохатый.
И Берлога снова открыл рот – расслабился человек.
– Про Ломоносова забыли, – встрепенулся Волк.
– Ломоносов в порядке, – подтвердил Сохатый, – у него с физикой проблем никаких. Оттопал человек от Холмогор до Москвы. Ты попробуй Кержакова заставь столько пройти. Да он сдохнет где-нибудь под Тамбовом.
– Бог с ним, с Кержаковым. Ты мне вот что скажи: Ломоносов в тонусе, а остальные гении, думаешь, смогут бегать, играть в футбол? Они же ничего тяжелее ручки за всю жизнь не держали.
– Держали-держали, собственный болт держали. Болт тяжелее ручки, – скабрезничал Сохатый.
– Кстати, про болт[1]. Шостаковича допиши. Композитор, – на всякий случай уточнил Волк.
– Вписал.
– Так как они все-таки будут играть? – волновался Волк. – Ты уверен, что программа сможет так радикально изменить их физиологию?
– Конечно, сможет. Я же тебе говорил: они будут взяты в оптимальном возрасте. Все в тридцать лет. Мышцы у них будут разработаны так, будто они занимались футболом с шести лет. При этом особенности их психофизической структуры, – повторял Сохатый с чужого языка, – полностью сохранятся. Берлога, ну-ка, подтверди!
– Попробуем, должно получиться, – затосковал Берлога. – MAGIC нужна серьезная проверка. Вот и проверим…
– Вот и проверим, – обрадовался Сохатый. – Так на ком мы остановились?
– На композиторах. Римский-Корсаков сойдет?
– Во, круто. Звучит благородно и по-западному. Для иностранцев как свой.
Волк тактично промолчал. С Сохаевым вообще нужно вести себя тактично. А то засмеешься и обидишь славного парня. Белобрысого такого… Белобрысые все ранимые. Он увлеченно заполнял листок и даже как будто помогал себе языком, осторожно вывалив его кончик на пухлую нижнюю губу. В уютном детстве он точно так же писал свой первый диктант, и каракули были такими же ломкими, угластыми и непослушными. Первая учительница аккуратно выводила гармоничные «тройки» под его писаниной и не могла вообразить, что Сохаев через двадцать лет дорисует к ним семь нулей и захочет получить эту цифру в долларовом эквиваленте за организацию виртуального матча века в ознаменование 150-летия освобождения России от крепостного права.
– Минимум тридцатка. – Сохатый убедительно распахивал свои голубые глаза. – Ми-ни-мум!
– Сохатый, нас посадят, – смеялся Волк. – Мы торгуем воздухом.
– Мы торгуем воздухом азарта, понтов и политических амбиций, – уверял Сохатый. – Это будет самый зыкинский проект. Но без тебя мы никуда не двинемся. Понимаешь, ты должен производить впечатление – у тебя есть лоск, манеры, то-се, пятое-десятое. Ты выглядишь аристократом – не жулик. Твоя задача не разводить, а непринужденно убедить. Разводить буду я. А сейчас ты вместо того, чтобы вселять уверенность в спонсоров, сомневаешься сам. Олигархи – они как животные. Носом чуют слабость. А слабый для них не человек. Сожрут! Мы их должны съесть, а не они нас! У нас самый крутой матч, самая клевая идея. Нет ничего, что могло бы нам помешать. Только одно – неуверенность…
Тут Волк скосил глаза на Берлогу. И скосил не просто так, а с намеком.
– За Берлогу не волнуйся. Берлога – лучший! Я его с детского сада знаю. Он уже там заделался матерым ботаником. Уже в пять лет воспитательнице приемник починил. В пять! Некоторые еще в постель клали во сне – в пять лет-то, а он уже тиристоры с резисторами крутил. А ты сомневаешься. Да мы за этот проект Нобелевскую премию получим!
Берлога решительно захлопнул рот и сказал:
– Попробуем!
* * *
К вечеру список кандидатов в сборную русских гениев оформился окончательно. Сохаев перечеркал и замарал лист сплошняком, но листик в результате получился золотой: 
...
Толстой
Достоевский
Пушкин
Гоголь
Ломоносов
Попов
Менделеев
Циолковский
Кулибин
Станиславский
Чайковский
Шостакович
Римский-Корсаков
Мусоргский (это персонально для болельщиков «Динамо»)
Рублев
Айвазовский
Малевич
Петров-Водкин
В целом сбалансированный состав, именитый и боеспособный, призванный решать большие задачи. Заминка возникла с тренером. Волконский продвигал Кутузова. Все-таки над сборной нужен не столько гений, сколько военачальник. Сохаев против самого тезиса не возражал, но на Кутузова нашлись контраргументы.
– Он же одноглазый!
– Ну и что?
– Не-е-е, зачем нам уроды? Народ нынче избалованный – привык к хорошему. Калеки, пусть и героические, не котируются.
– Погоди, ему же в MAGIC можно глаз отреставрировать.
– А тогда нас могут обвинить в искажении исторической правды.
– И что теперь, из-за какого-то жалкого выбитого глаза отказываться от Кутузова?
1 2 3 4

Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...