ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Петр Верещагин
Игра Арканмирра
(из цикла «Арканмирр»)

Книга первая
ОТРЕЧЬСЯ ОТ ВЕНЦА


Четырнадцать рас населяли наш безумный мир. Разными были те народы, но столь схожей оказалась их судьба…
Четырнадцать могучих Властителей, изгнанных из Высших Сфер, боролись здесь за право вернуться обратно. Разными были их дороги, однако пришли они все в одно и то же место, в одно и то же время. И не уйдут, покуда в живых не останется только один…
Шесть Венцов, символы Домов, охватывали все Силы, какие только существовали в Арканмирре. И Венцы эти не нуждались в Носителях. Их Сила принадлежала только победителю…
А за перипетиями битв алчно наблюдали Владыки Преисподней, ожидая малейшего проявления слабости, чтобы пойти в атаку самим…

Пролог

Мне никогда не везло. Еще в детстве я едва не стал жертвой укуса бешеной собаки, потом чудом выбрался из колодца глубиной более полусотни шагов… Мне не было еще шестнадцати лет, а передряг на мою долю уже выпало столько, сколько испытал не каждый солдат, не каждый искатель приключений. Голод, холод, лишения… Они были на каждом дюйме моего тернистого пути.
И вот, кажется, счастье наконец повернулось ко мне другой стороной, любезно подставив свой скользкий зеленый хвост, за который я не замедлил ухватиться. Для своих лет я был крепок, хотя и невысок; и случилось так, что сержант стражи Девентора заметил меня, когда я (как всегда, совершенно случайно) оказался в том месте, куда ни одному гражданскому даже близко подходить не положено, – в казначействе Гильдии Наемников…
Даже не буду пытаться вспомнить последовавший диалог. Помню только то, что мне был предложен следующий выбор: либо сержант Тугг передает меня в руки наемников и те практикуются на мне, изучая достоинства и недостатки пыток и казней различных народов Арканмирра, либо я поступаю в городскую жандармерию добровольцем-рекрутом, а он, мой непосредственный наставник, будет всячески стараться, чтобы ад, куда я, безусловно, попаду после смерти, показался мне желанной участью. Я думал долго – наверное, секунд десять. И принял любезное предложение сержанта, разумеется второе. О чем впоследствии довольно долго сожалел, пока не выяснилось, что старый садист оказал мне величайшую услугу…

1. Руины Зла

Армия – это оружие. А оружие не должно мыслить. Оно должно выполнять приказы.
(приписывается Властелину Тьмы)
Разведчики уже третий день пробирались по этой долине, кляня и жару, и сырость, и тупоумного генерала Гунтара. Что такого страшного, спрашивается, может находиться в середине Готланда, исследованного столько лет назад, где уже каждое дерево и каждая скала нанесены на карту…
– Смотри, Крэг!
Клинок напарника рассек заросли. На поляне среди джунглей – как ни странно, никогда до того не замечаемой – высилось нечто. У непредвзятого наблюдателя могло сложиться впечатление, что когда-то тут находилась часовня или древний храм. Но разведчики, имея многолетний опыт, прекрасно знали, что внутри затаился враг.
– Чья очередь, Би?вер? – спросил Крэг.
Бивер пожал плечами, доставая традиционную монетку. Жребий пал на него. Разведчик ухмыльнулся и сбросил рюкзак наземь.
– Удачи! – кивнул Крэг, занимая позицию.
Бивер, двигаясь совершенно бесшумно, нырнул внутрь руин. Пробираясь меж остатков стен и колонн, он искал следы Иной Жизни. В таких местах мог обитать кто угодно – от злобных фей до дьяволов. Еще несколько шагов…
Из черного отверстия показалась серая голова. Бивер тотчас же нырнул в щель между камнями. Зомби – это не самый худший вариант, сказал он себе. И точно: вслед за воскресшим мертвецом из пещеры, скрытой за развалинами, вынырнуло красно-бурое существо примерно вдвое выше разведчика. Развернув перепончатые крылья, демон взлетел в воздух, описал пару кругов над поляной и что-то провизжал.
«Крэг!» – пронеслась в голове мысль.
Бивер не ошибся. Его напарнику на сей раз пришел конец – против демона простой клинок не поможет. Отключив все человеческие чувства, разведчик просидел в укрытии до тех пор, пока не затихли звуки разрываемой плоти. Затем подождал еще и удостоверился, что демон улетел обратно в свою нору.
Выбравшись из смертельных развалин, он со всех ног пустился к Девентору, ближайшему отсюда городу. Там можно было собрать небольшое войско и очистить это проклятое место…
– Меч в третью позицию, недоносок!
Руки мои уже гудели от тяжести железного прута, который новичкам-рекрутам почему-то предписывалось использовать на тренировках вместо настоящего оружия, имевшего вдвое меньший вес. Я видел устремившуюся к моей груди блестящую полосу сабли Родаара, но уже не успевал парировать выпад. Спасаясь от укола, я упал на спину, одновременно взмахивая этой проклятой железкой. Прут явно попал во что-то. Раздался короткий вскрик и яростная ругань.
Могучая лапища схватила меня за плечо и рывком подняла на ноги, хорошенько встряхнув при этом.
– Ты шо ж это, сволочь, неуставные приемы применяешь? Я те покажу, как идти супротив…
– Родаар! – послышался окрик.
Наставник-сержант Тугг! Еще не уверенный, является ли это спасением от порки, я все-таки с облегчением вздохнул. Наказание, по крайней мере, откладывалось. Я быстро сфокусировал слух на происходящей в полусотне шагов от меня «беседе» (полезный дар, не раз выручавший меня ранее в многотрудном воровском деле).
– Сколько раз говорить тебе, орчий ублюдок, – шипел Тугг, – у рекрута должно быть настроение, как у взбесившегося быка. Ему необязательно знать, КАК НАДО что-то сделать; он должен просто выполнить задание. Любым способом, хоть расколотив себе башку.
– Но, серж… – Поросячьи глаза Родаара умоляюще расширились.
– Никаких «но, серж»! Получил – поделом! Ты не должен давать новобранцу даже возможности нанести удар; если ему все-таки удалось сделать это – вина только твоя.
Тут я почувствовал настоящее облегчение. Тугг был жесток, однако всегда придерживался своих принципов. И горе тем, кто подвергал сомнению его правоту!
Вернувшись, Родаар злобно зыркнул на меня, но этим и ограничился. Я сделал вид, будто не слышал ничего из сказанного, и жалобным тоном спросил:
– Сэр, нельзя ли показать этот прием чуть помедленней? Боюсь, я не успел запомнить всех особенностей…
Мне действительно начали нравиться тренировки. Я понимал: владение оружием – это такая штука, которая пригодится любому в наше смутное время. Да и армия на поверку оказалась не так и плоха: я, по крайней мере, был сыт и одет, чего раньше приходилось добиваться с большими трудностями.
Услышав вежливое обращение, Родаар несколько успокоился и даже оттаял. Бывший наемник, он был уже стар для регулярной армии; будучи же орком, он не мог стать одним из граждан Девентора; вот и приходилось Родаару оставаться при армии инструктором-фехтовальщиком, для чего его навыков более чем хватало. Характер у Родаара был, по правде говоря, совершенно несносный; ну да что возьмешь с того, кто пятнадцать лет проработал на Властителя Р'джака, беспощадного Черного Лорда, и был разжалован «за излишнее рвение» и «несвоевременное проявление инициативы» – для зурингаарского трибунала (если бы таковой существовал) это звучало серьезнее обвинения в государственной измене и почти приравнивалось к покушению на особу Властителя. Вот Родаар и доживал свой век среди врагов, оказавшихся добрее (или хотя бы справедливее) его собственной расы…
Бивер, даже не отдохнув в городских казармах, направился в храм и предъявил свой личный знак.
– Сообщение для Владычицы, – сказал он.
– Говори. – Жрец протянул разведчику полый бычий рог, покрытый искусной резьбой как снаружи, так и изнутри.
Бивер кратко и четко изложил все. Этим странным средством передачи информации он пользовался не в первый раз и знал, что Владычицу интересует только одно: местоположение цели и охрана. Погиб ли исследователь, ее не волновало. Разведчики служили только одной цели и крайне редко умирали своей смертью.
Исполнив служебный долг, разведчик позволил себе пойти в казарму и завалиться на свободный топчан. Если он в ближайшее время понадобится Владычице, его отыщут везде; если же нет – тем лучше. А выспаться было необходимо.
Бивер закрыл глаза и тотчас же увидел во сне свой первый поход, когда его отправили на исследование Двуликой Башни… До сих пор никто не смог взять эту цитадель, где Крадущиеся-в-Ночи – невидимые существа, пришедшие из Иного Мира, – уничтожали всех искателей славы и почестей.
Двуликая Башня должна была открыть проход на темную сторону Арканмирра, туда, где обитали странные и могущественные народы. Только там, согласно легендам, могла осуществиться мечта любого воина. Только там простой солдат мог стать Героем – или даже Чемпионом, бессмертным, воскрешаемым вновь и вновь…
Как же это просто, думал я, вновь и вновь полируя свой новенький меч и любуясь собственным отражением в блестящей стали, словно в лучшем зеркале из Эксетера. Несколько недель стараний – и я, Малыш Йохан, самый молодой из рекрутов, превзошел Родаара в фехтовальном мастерстве! Пожалуй, вчера я впервые увидел улыбку на его изуродованной физиономии. Жуткое зрелище, честно говоря…
Наконец я вложил меч в столь же новенькие ножны, взял со стола врученный мне вчера же в качестве приза метательный топор и взвесил в руке. Так не похож на легендарную секиру Бракса… Но как бы то ни было, он отлично сбалансирован и раскроит любой череп, попавшийся на его пути. Ухмыльнувшись, я одним движением метнул топор в укрепленную на стене казармы мишень. Лезвие застряло точно в середине груди нарисованной фигуры.
– Бей в голову, малыш, – посоветовал лежавший на топчане в углу хмурый тип в форме разведчика. – Лучше всего – в лицо. Потому что противник наверняка будет в доспехах.
– Но удар топора пробьет даже панцирь, не то что кольчугу.
– Конечно, если ты – Ангус Кровавый Щит или Бракс Боевой Топор. Эти ребята разнесут любые латы ударом кулака. Только ты – не они. Ты – простой солдат, вдобавок совсем молодой. Мощи в твоих мышцах еще нет. Так что опирайся на точность, а не на силу.
Я подошел к мишени, вынул топор и снова отошел на прежнее место. Прицелился, замахнулся…
Есть! Топор теперь сидел в «лице», рассекая его наискось.
– Так, – кивнул разведчик, – а теперь то же самое, но без замаха и левой рукой. Броском снизу. Работает кисть, не локоть и плечо. Ясно?
– Кажется, – неуверенно произнес я, стараясь делать так, как он говорил. В «лицо» я попал, но удар пришелся обухом, а не лезвием.
– Ничего, повтори несколько раз. Это может оказаться полезным.
Я тренировался в метании топора еще несколько часов, пока с вышки не прозвучал сигнал отбоя и казарма не заполнилась вернувшимися из увольнения солдатами…
Утро выдалось напряженным. Поступил запрос на взвод берсерков, и теперь мы должны были подобрать все снаряжение для этих «крутых парней». Между ними и остальными солдатами пролегал необъявленный барьер, так как берсерки считали себя элитой и использовали нас в качестве прислуги. Это было незаконно, но начальство всегда смотрело на это сквозь пальцы: берсерки действительно были незаменимы в ближнем бою и их желания всегда старались удовлетворять.
Я как раз пытался забросить на телегу с амуницией огромный двуручный меч, весивший вполовину меньше меня, когда что-то стукнуло меня по голове. Я потерял равновесие и плашмя растянулся в грязи; меч, как следствие, плюхнулся в ту же лужу, равно как и камешек, служивший причиной моего падения. Кто-то из берсерков решил проявить свою меткость в метании подручных предметов и не нашел лучшего манекена, чем я.
– Ах ты, крысиный недоносок! – заорал берсерк. – Да как ты смеешь, подонок! Ты немедленно вычистишь мой меч своим собственным собачьим языком, или…
– Да пошел ты, ослиная задница, – сказал я, поднимаясь, и добавил еще кое-что на уличном жаргоне.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

загрузка...