ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Сергей Якимов
Сатанинский дар

Пролог

Игоря Светлова разбудил тонкий писк электронного будильника, который стоял на тумбочке рядом с кроватью. Не открывая глаз, он пошарил рукой, нашел нужную кнопку – и надоедливый писк прекратился. Вчера вечером Игорь решил поставить будильник на пять утра, но сегодня, лежа в кровати с закрытыми глазами, уже жалел об этом. Правда, недолго.
Он должен встать, умыться и пойти на то место, сделать еще одну попытку увидеть их.
Игорь сел на кровати, свесив босые ноги на пол. При взгляде на них, его губы скривились, будто он увидел нечто неприятное и мерзкое. Такое происходило каждое утро вот уже в течение десяти лет. Всегда, глядя на свои ноги, он корчил гримасу отвращения. Возможно, это уже стало привычкой. Даже, несмотря на то, что ноги его были скрыты под штанами пижамы, он видел многочисленные шрамы и рубцы на левой искалеченной ноге, видел ее искривленную кость, и уж конечно не мог не видеть того, что левая нога была заметно короче правой…
…Визг шин, бешено вращающийся мир за окнами машины, громада трейлера, закрывшая полнеба – и удар страшной силы, заставивший этот мир вздрогнуть…
Игорь встряхнул головой, чтобы заставить воспоминания исчезнуть, раствориться в тумане прошлого и не вторгаться темными призраками в настоящее. Воспоминания сразу же ушли, и он горько улыбнулся: восемь-десять лет назад он бы долго вел с ними безмолвную войну, сжигавшую его изнутри. Теперь всё это было в прошлом.
Прихрамывая на левую ногу, он прошел в ванную, быстро умылся, смыв остатки сна и, вернувшись в комнату, оделся в легкие бардовые брюки, слегка помятую тенниску и синюю спортивную ветровку. Одевая ее, он задержал взгляд на незаконченной картине, стоявшей посреди большой комнаты.
На ней было изображено то, что увидел три дня назад; то место, куда он сейчас направлялся.
На минуту его охватило сомнение, стоит ли ему отправляться туда одному, не следует ли поделиться этой… – да, именно! – тайной с кем-нибудь. Но кто поверит, подумал Игорь, к тому же он привык жить один, ни с кем не делить ни печали, ни радости, а тем более ни с кем не делиться своей тайной.
Решительным шагом он направился к двери. Его темно-синяя «копейка» стояла прямо перед домом – вчера Игорь заранее поставил ее здесь, – но прежде, чем сесть за руль, он огляделся вокруг. Узинск еще спал, и над городком висела ничем не нарушаемая тишина. Со склона невысокого холма, где стоял домик Игоря, городок со своими одно – и двухэтажными домами, утопающими в зелени деревьев, казался игрушечным. Вокруг не было никакого движения, что еще больше усиливало впечатление.
Игорь сел за руль и, чтобы не нарушать тишину урчанием мотора, на нейтральной скорости скатился с холма, и завел двигатель только когда въехал на пустую улицу, что тянулась вдоль всей северной окраины городка. Игорь был рад, что ему надо было ехать именно этой дорогой, ведь здесь было совсем мало домов, а он хотел выехать за город незамеченным. Он словно ребенок хотел иметь свою тайну и ни с кем ею не делиться.
Вскоре он оказался за городом, но, несмотря на то, что дорога была совершенно свободной, не развивал скорости большей 60 км/ч. он не любил скорости…
Легковушка с помятым от предыдущего удара багажником крутилась на дороге, словно находилась не на асфальте, а на льду. Шины ее визжали и дымились, странно, что она еще не перевернулась. Со скоростью 80 км/ч трейлер налетел на нее и ударил в левый борт…
Игорь машинально потер рукой левую ногу и встряхнул головой. Время залечивает раны, а память имеет неприятное свойство бередить их.
Свернув на еле заметную лесную дорогу, Игорь углубился в утренний полумрак леса. Деревья нависали над затерянной в траве дорогой, словно хотели спрятать ее от восходящего солнца и голубого безоблачного неба. Дорога кончилась, хотя, возможно, и продолжалась где-то поросшая травой и кустарником, но Игорю она уже была не нужна. Он вышел из машины, взял прихваченный из дома фотоаппарат и углубился в лес.
Шел он долго. Лучи солнца уже рассеяли утренний полумрак, но еще не прогнали прохладу. Во всю щебетали невидимые птицы, ветерок что-то шептал в листве. Игорь шел, впитывая в себя эту свежесть, и с губ его не сходила улыбка.
Однако когда далеко впереди блеснула поверхность воды, улыбка исчезла, и он насторожился. То место было совсем рядом. Лес как-то сразу помрачнел, и ветерок зашептал что-то тревожное и предупреждающее. Игорь понимал, что это всего лишь игра воображение, но ему стало немного не по себе, он даже пожалел, что не взял с собой никого. Однако, что сделано, то сделано!
Лисье озеро было излюбленным местом отдыха не только жителей Узинска, но и двух ближайших городков, однако место, к которому приближался Игорь, редко посещалось людьми. Здесь не было полоски чистого песка вдоль берега, солнечных полян и тенистых рощ. Лес подступал вплотную к воде, которая омывала торчащие из-под земли корни деревьев. Несколько стволов склонились над водой, а два из них упали и застыли над самой поверхностью, упершись в дно ветвями.
Совершенно случайно Игорь нашел это место три дня назад. Он как раз искал красивый вид для своей новой картины и шел вдоль берега от пляжей, пока не попал на этот небольшой залив. Тогда, как и сегодня, здесь царила тишина. Птицы щебетали где-то совсем далеко, а не знавший ни границ, ни каких-либо других условностей ветер будто боялся потревожить покой этого места. Тишина завораживала и в то же время пугала.
Игорь не подходил к самому берегу, а, словно охотник, притаился за пышными кустами, росшими метрах в двадцати от него. Три дня назад он совершенно случайно увидел это, на следующий день он уже специально прождал здесь полдня, но ничего так и не увидел. Вчера он тоже был на берегу залива, однако снова безрезультатно, и тогда Игорь понял, что должен подобраться к заливу незаметно, с противоположной стороны, и не выходить на берег…
По гладкой, как зеркало, поверхности воды пробежала рябь, будто стая игривых рыбок проплыла под ней. Но стайка должна была быть просто огромной для такого озера, ведь рябь покрыла всю поверхность залива. Сердце Игоря учащенно забилось, а державшие фотоаппарат ладони вспотели. Неужели ему так повезло?! Только пришел и… Вода заволновалась сильнее, мелкие волны пробежали по ней и разбились о корни деревьев. В воздухе, словно после грозы, запахло озоном.
Игорь чувствовал, как всё внутри у него сжалось от напряжения, а сердце гулко забарабанило внутри, будто хотело вырваться наружу. Не то чтоб он испугался, просто волновался, как студент, сдающий свой самый важный экзамен и плохо знающий предмет. Только Игорь вообще не знал о том, что увидел здесь недавно, и что должно было появиться сейчас.
– Я был уверен, что ты придешь и сегодня!
Неожиданно раздавшийся за спиной у Игоря голос заставил его сердце остановиться и нырнуть куда-то к пяткам. Пренеприятная дрожь пробежала по всему телу, заставив его похолодеть сразу на несколько градусов. Он медленно обернулся, не зная, что сейчас увидит.
– Ох, ну ты меня и напугал! – облегченно вздохнул он, увидев невысокого парня лет двадцати пяти, лицо которого показалось ему знакомым.
Правда, как тот сумел так бесшумно подобраться к нему?..
Парень как-то странно улыбнулся и положил ладонь своей правой руки на лоб Игоря. Тот не успел даже просто удивиться, только почувствовал слабое покалывание, – и мир вокруг него растворился в густой непроглядной тьме…

Часть первая
Проникновение

Глава 1

Андрей Ковалев вел машину и улыбался.
– А почему бы мне не улыбаться? – спросил он сам у себя вслух, хотя привычки разговаривать с самим собой не имел, и тут же ответил: – Потому что всё хорошо!
У него действительно всё было хорошо.
Его ярко-красный «вольво-850» со скоростью 150 км/ч мчался по пустынному шоссе, обгоняя редкие машины, которые, казалось, из последних сил ползли по исчезающей вдали ленте дороги. Андрей любил скорость, хотя лихачем не был, и еще больше любил свой «вольво». Он прислушался к ровному, еле слышному в салоне гудению двигателя и прибавил газу, так как шоссе впереди до самого горизонта было ровным и свободным. Из радио доносился популярный мотивчик, и Андрей, барабаня ему в такт по рулю, думал над тем, жарко ли сейчас снаружи. Он ехал с самого утра, а последнюю остановку делал часа три назад. Судя по голубому безоблачному небу и желтому диску солнца на нем, сейчас, наверное, градусов 26—28 выше нуля, хотя внутри машины царила создаваемая кондиционером прохлада. Не очень-то приятно будет выбраться из нее на жару! Было ли так жарко в Узинске четыре года назад?.. Было! Вернее, по дороге было (тогда Андрей ехал на отцовской «восьмерке», а она не могла похвастаться наличием кондиционера), а вот в самом городке погода стояла просто великолепная. Игорь все-таки не зря хвастался своим городком. Тогда Андрей прогостил у него больше двух недель, но после этого они не виделись целых четыре года: сам Андрей был чертовски занят, а вернее увлечен своей работой, а Игорь никуда не выезжал из Узинска. Шесть лет он безвыездно живет в этом городке, и никто не сможет заставить его хоть немного попутешествовать.
Во всем виновата катастрофа…
Андрей помрачнел, вспомнив о ней. Почему в нее попала именно семья Игоря? Почему за поступки и ошибки одних всегда расплачиваются другие? А Игорь заплатил сполна, потеряв в шестнадцать лет семью и оставшись калекой на всю жизнь. Однако он сумел справиться, выкарабкаться из пропасти горя и отчаянья, встать на ноги, пусть даже покалеченные. Андрей был рад и горд тем, что помогал Игорю выбираться из пропасти и не бросил его даже тогда, когда тот сам гнал его.
Но призрак катастрофы всегда жил рядом с Игорем и ходил за ним, словно тень. Связано ли это с его исчезновением?
Размышляя, Андрей чуть не пропустил нужный ему указатель, промелькнувший за окнами мчащейся машины. Он стал постепенно тормозить, и когда стрелка спидометра опустилась до 60 км/ч, ему показалось, что он ползет немного быстрее черепахи.
Свернув по указателю, гласившему, что до Узинска двадцать четыре километра, на довольно неплохо заасфальтированную дорогу, Андрей пытался вспомнить, где находилась выбоина, в которую он хорошо влетел четыре года назад, но ее, видимо, заделали во время ремонта дороги.
…Бесконечные поля сменились невысокими зелеными холмами, среди которых тянулась лента дороги. Показался недавно покрашенный в синий цвет – раньше он был темно-зеленым – щит с надписью: «Лесной тоннель». Под ней мелким шрифтом было написано: «Памятник природы. Вырубка деревьев запрещена».
Как раз в этот момент из Лесного тоннеля выехал потрепанный жизнью и дорогами старый «Москвич» с прогоревшим глушителем. Его водитель – миниатюрный старичок с белыми, как снег, волосами и бородой – с понятным любопытством разглядывал встречный «вольво». Такие машины тут, наверное, появлялись нечасто.
Андрей сбавил скорость и, озираясь вокруг, въехал в тоннель. Деревья, росшие у самой обочины дороги, смыкали над ней свои пышные ветви, действительно образуя некое подобие тоннеля. В нем царил загадочный полумрак, рассеиваемый редкими лучами солнца, пробивавшимися сквозь густую листву. Лучи эти тонкими беловатыми линиями висели в сумраке тоннеля. Андрей зачарованно, словно в первый раз, смотрел на это великолепие света и тени, созданное природой.
Он медленно ехал, заворожено впитывая красоту застывших в воздухе солнечных лучей и обдумывая возникшую у него идею, снять здесь кадр какогонибудь нового фильма. Кадр получился бы просто великолепным…
Вдруг что-то произошло.
Будто яркая молния сверкнула за стеной из деревьев. Это длилось какую-то долю секунды, но Андрей ясно увидел, как налились светом окаменевшие в сумраке лучи – и потом всё стало как обычно.
Андрей несколько раз оглянулся, будто хотел увидеть какие-то последствия вспышки, но ничего такого не обнаружил.
1 2 3 4 5 6 7 8

Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...