ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Ну вас всех!.. – добавила она весело.
Виена держала Фуруху за обе руки и с восторгом смотрела ему в лицо.
«Страшен как смертный грех, – подумал Язон, – и что она в нем нашла?»
Но для Виены это был не просто первый мужчина – это был первый человек, которого она увидела собственными глазами. Человек, подаривший ей новый мир
– мир зрительных образов.
– Как ты думаешь, – шепнула Мета Язону, – они усовершенствовали средство, изобретенное Фуруху, или дали Виене что-то принципиально другое?
– Если честно, – ответил Язон, – я думаю, что химия здесь вообще ни при чем.
– Эй! – от входного люка «Арго» раздался еще один не менее радостный женский голос. – Вы слышите? У меня все в порядке!
По трапу сбегала Миди, в смешной больничной пижаме, трогательно растрепанная, но счастливая.
Между Язоном и Метой, как метеор, пронесся Арчи. Он летел навстречу любимой.
ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ
– Рано мы все обрадовались, – поведал Керк, собрав руководство на экстренное совещание. – Во-первых, если это кому-нибудь интересно, фрэдеры в полном составе удрали с Моналои в неизвестном направлении.
– А деньги? – спросил почему-то первым Тека.
– Деньги они оставили. Часть наличными, остальное перевели на счет в Межзвездном банке. Все с точностью до кредита.
– Странно, – проговорил Стэн.
– Странновато, конечно, – согласился Керк. – Но я вам еще не сказал «во-вторых». Так вот, друзья, мы теперь все до одного наркоманы и остаемся жить здесь.
– Что?! – общий вздох.
– Выяснилось, что уже два дня на «Арго» и «Конкистадоре» пьют воду, отравленную чумритом. Как вкусовая добавка он не воспринимается, но доза была достаточная для привыкания.
– И кто же это сделал?! – еще один общий вздох.
– Экшен. Установили точно.
Тишина повисла ужасающая. Про Крумелура и фэдеров, похоже, вообще забыли. А Язон даже не успел объяснить, что к планете-то они не привязаны, только к наркотику. Однако для пиррянина стать наркоманом – это уже само по себе такой шок, что все остальное кажется ерундой. Хоть дома живи, хоть в клетке у звероловов – если ты наркоман, значит, уже не пиррянин.
Неожиданно на связь с Язоном вышел Олаф.
– Известен маршрут, по которому улетели фэдеры, – сообщил он. – И еще кое-что интересное. Специально для тебя, Язон. Я проверял возможность отрыва от планеты. В принципе, ты оказался прав, но не все так просто… Впрочем, об этом при встрече.
– Хорошо, – ответил заинтригованный Язон. – Вылетай. Ждем.
И повернулся к Керку:
– Ты хоть понимаешь, о чем мы говорили с Олафом?
– Нет! И не хочу я ничего понимать! Арчи, Бруччо! – рявкнул Керк. – Что у вас с антидотом?
Оба ученых молчали. Их исследования в этой области пару дней назад окончательно зашли в тупик.
– Спокойно, Керк. Антидотом давно уже занимается другой человек.
– Это кто же?
– Рональд Сейн, – сообщил Язон.
До сих пор он суеверно скрывал от всех сам факт подключения к работе Сейна.
Керк, похоже, некоторое время вспоминал, о ком идет речь. Потом вскинулся:
– Так вызывай его сюда! Срочно!
– Сейн – это вам не мальчик на побегушках, – напомнил Язон, – а хозяин крупнейшей в Галактике фармацевтической фирмы «Зунбар Мэдикал Трейд». Он собирался сам выйти на связь. А я обещал его не беспокоить.
– Что за глупости?! – бушевал Керк. – У нас люди гибнут, а он кому-то что-то обещал!
– Никакие люди у нас пока не гибнут, – спокойно возразил Язон. – Так что спешить некуда. Чумрит не убивает мгновенно. А лететь мы можем отсюда куда угодно. О других проблемах надо думать. Успокойся, Керк.
– Ну уж нет! – Пиррянского вождя точно прорвало. – Я долго мирился с твоими экспериментами, Язон. На этой планете ты вел себя более чем странно. Что хотел, то и делал. Одних денег из-за тебя мы сколько потеряли! И Ронус погиб по твоей вине!
Этой странной мысли Язон не понял: к Рону суто он какое имеет отношение? А Керк продолжал орать, размахивая пистолетом:
– Ты спутал нам все планы! Ты, наконец, привел на корабль этого якобы сумасшедшего Экшена. Тека пытался лечить его, а этот гад тем временем неизвестно на кого шпионил. И вот, пожалуйста: все закончилось крупной диверсией!..
Язон больше не мог терпеть подобный бред. Он демонстративно встал и вышел из кают-компании, рискуя услышать выстрел вслед. Но Керк все-таки сдержался.
В ожидании Олафа Язону захотелось дойти до больничного покоя Экшена и попытаться во всем разобраться самому.
Братец-диверсант сидел все за тем же компьютером и все так же безмятежно двигал по экрану геометрические формы.
«Беда, – подумал Язон, – настоящая беда».
– Встань! – крикнул он резко.
Экшен поднялся. Глаза его смотрели как-то странно, мимо Язона, точнее, насквозь. Будто Язона и не было в комнате или он стал вдруг идеально прозрачным.
– Ты зачем это сделал?!
– Я ничего не делал… – забормотал Экшен.
В глазах шевельнулось что-то живое, и он начал прятать их от Язона.
– Что ты мне врешь? Говори, кто тебя заставил. Говори!
– Нет, нет! – закричал вдруг Экшен громко и истошно, как кричат от физической боли.
А потом вдруг тихо с усилием выдавил:
– Это Крумелур.
И тут же упал без чувств на пол.
Язон вызвал Теку, но, пока тот пришел, ему уже и самому стало ясно: врач ничем не поможет. Экшен был мертв. Поганец Крумелур не только заставил несчастного отравить воду на пиррянских кораблях, но и поставил ему в память смертельно опасную блокировку. Никто другой клещами бы не вытащил из Экшена честного ответа на вопрос. Страх смерти всякий раз оказывался бы сильнее любых психотропных препаратов. Но Язон со своими уникальными способностями, да еще наложившимися на давние, почти родственные связи, сумел взломать защиту в мозгу Экшена. И, по существу, стал невольным убийцей собственного молочного брата.
– А вот этого, Крумелур, я тебе не прощу, – прошептал он вслух.
Тека первым сообщил всем о смерти Экшена, поэтому, когда Язон вернулся на совещание, там уже никто не шумел. Пирряне вновь притихли.
– Вы как хотите, – заявил Язон, – а я буду искать Крумелура и всех остальных фэдеров. Они не должны больше заниматься своим преступным бизнесом.
– Но это потребует денег, – философски заметил Рее.
А Керк напомнил:
– Ты, Язон, и так потратил слишком много на совершенно ненужные перемещения по планете Моналои.
– Может быть, хватит, Керк? Или ты мне не позволишь забрать из общей суммы мою личную долю?
– И мою! – поднялась Мета. – Я остаюсь с Язоном.
Видно, в этот момент Керку сделалось стыдно. Он потупил взор и примирительно проворчал:
– Ладно, будем искать их вместе. Но неужели мы так и полетим в погоню за бандитами целой командой веселых наркоманов?
– Да нет же! – раздраженно сказал Язон. – Я же вам объясняю…
В этот момент, точно по заказу, очередной сигнал аппарата связи оказался срочным вызовом с планеты Зунбар.
– Язон, пляши! – проговорил Сейн, дурачась. – Я полностью закончил работу над твоим противоядием.
Но сплясать Язон не успел. Прямо в кают-компанию ввалился Олаф.
– Плохо дело! – объявил он вместо «здрасьте». – Мы можем упустить их. Поторапливайтесь, друзья!
Поторапливаться пирряне умели. Уже через три минуты каждый из них находился строго на своем месте в девяти самых мощных боевых кораблях, полностью готовых к вылету. А еще через полчаса было принято решение выдвигаться пока лишь на двух, и в режиме аварийного старта линкор «Арго» и линейный крейсер «Конкистадор» поднялись на околопланетную орбиту Моналои.
Конечно, полчаса – это безумно много в условиях столь спешных сборов. Пирряне подготовились бы и за пять минут. Но задержка вышла по вине Язона, вдруг заявившего, что необходимо взять с собою кетчерский звездолет «Девятнадцать шестьдесят один».
– Это еще зачем? – не понял Керк.
– Интуиция подсказывает, что он может пригодиться. Пожалуйста, отдай приказ на погрузку.
– Хорошо, – согласился Керк. – Но только задвинем его в «Конкистадор». Там сейчас места побольше.
Пока решались чисто технические проблемы, Керк и Мета все-таки попытались вытянуть из Язона, какие соображения, помимо интуиции, заставляют его тащить с собою полумертвый агрегат не совсем карманного формата. Да еще с риском упустить время и потерять фэдеров навсегда, как их однажды уже потерял Специальный Корпус. Кстати, теперь они удрали почему-то не на «Сегере». Торопились, что ли? Взяли» просто наиболее мобильный легкий крейсер с улучшенными ходовыми характеристиками.
– Понимаете, – сказал Язон, – в самой погоне кетчерская неработающая игрушка нам, конечно, не понадобится. Но я сильно сомневаюсь, что, когда мы вернемся сюда, «Оррэд» будет стоять и ждать на том же месте. Эти древние звездолеты ведут себя порою очень странно. А нам с вами впервые попал в руки объект материальной культуры кетчеров, да еще, скажем так, их «докетчерского» периода. Этакую штуку терять непозволительно. В другой раз не подвернется. Ну и в конце-то концов, как материальную компенсацию за моральный ущерб мы теперь имеем полное право взять диковинный звездолет себе. Фэдеры творят что хотят, ну и мы ответим. Как это у них называется? Во, вспомнил: ион-лимит!
– «Нон-лимитом на нон-лимит отвечать нельзя!» – гласит Устав Огорода, – процитировала Мета.
– Ты что-то перепутала, дорогая, – улыбнулся Язон. – Только так они всегда и поступают.
ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ
Мете не надо было объяснять, каким образом теряются в кривопространстве сбежавшие туда корабли, если интервал между джамп-переходами беглеца и преследователя становится слишком велик. Она эту космическую акробатику проходила в своей жизни не однажды. А сейчас время было уже на пределе допустимого. Однако, перейдя в особый режим полета, навигаторы «Арго» еще успели зафиксировать остаточный всплеск, вне всяких сомнений принадлежавший кораблю Крумелура. Им повезло: никто в ближайших окрестностях не нырял в кривопространство в данный промежуток времени. Впрочем, в этой части Галактики, весьма близкой к ее центру, и не могло быть слишком много лихих любителей рискованного перемещения в космосе.
А еще пиррянам помогало то, что они совершенно определенно знали тип и мощность фэдерского корабля. Наконец, неоценимую услугу оказал Олаф. Подслушавший переговоры Крумелура со Свампом и Ре, он в принципе знал, где его бывшие друзья-бандиты намерены прятаться от пиррян. Точных координат добыть не удалось. Самым общим ориентиром служило шаровое скопление ЕС720, а также удалось выведать название планеты, на которую фэдеры держали курс. Правда, информацию эту можно было пока считать нулевой, поскольку Олаф ни в одном справочнике планеты такой не обнаружил. А вот координаты звезды он записал, но… Так записывают слова на чужом, непонятном языке. Для перевода в нормальную астрометрическую систему требовался профессиональный дешифровщик. Среди пиррян такого специалиста не было.
Поэтому Язон планировал оперативно выйти на связь с любым из обитаемых миров шарового скопления ЕС720 и именно там получить все необходимые сведения. Сейчас же главным было не упустить резонанса с остаточным всплеском и убедиться, что информация, добытая Олафом, – не подставка. Подслушивание подслушиванием, но спешить в указанное место раньше беглецов нельзя ни в коем случае, тем более теперь, когда пирряне, как хорошие ищейки, взяли след.
Рональд Сейн на легком суперботе уже мчался навстречу пиррянам. Вот ему-то пришлось дать в качестве ориентира то самое шаровое скопление. В случае ошибки совершит джамп-переход еще раз – что поделать! Маленький мобильный кораблик не был предназначен для движения через кривопространство в поисковом режиме – ему обязательно требовались четкие привязки. Рональд вез с собою всего одну коробку с ампулами антидота – только для пиррян, – остальными наркоманами можно заняться и попозже.
Собственно, это были даже не ампулы, а полностью готовые к применению универсальные аптечки со встроенным шприцем, которые пристегиваются или прилепляются к предплечью возле сгиба локтя. Ведь изобретенный Сейном антидот не являлся индивидуальным веществом – аптечки были запрограммированы на весьма сложный и очень интенсивный курс биохимической терапии.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57

загрузка...