ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Если оно доброе, – раздался в ответ хорошо поставленный женский голос, в котором слышались легкая надменность и капризность.
Элен, пронеслось в голове у Норы. Подруга Ричарда!
Не удержавшись, она подошла к щели, образовавшейся между стеной и неплотно прикрытой дверью денника, чтобы посмотреть на удачливую соперницу… и чуть не столкнулась с ней на пороге.
При виде постороннего человека в деннике своей кобылы, невеста лорда Каннингема окатила Нору презрительным взглядом и холодно поинтересовалась:
– Интересно, милочка, а кто вам позволил заходить к Челси? Будьте любезны убраться отсюда, и чем быстрее, тем лучше!
Нора могла бы возразить, что имеет полное право находиться в деннике, потому что замещает Глорию, но вместо этого молча проскользнула мимо Элен, мечтая никогда больше не сталкиваться с этой неземной красавицей.
Но Всевышний не услышал ее мольбы, потому что из только что покинутого ею денника раздался возмущенный вопль, призывающий Боба. Тот примчался незамедлительно и выслушал гневный монолог о том, что за такую чистку лошадей надо отрывать руки. Хопкинс что-то пытался возразить, но Элен вовсе не собиралась выслушивать его извинения. Она продолжала отчитывать старшего конюха, и Нора, осторожно подобравшись к позорно покинутому ею полю боя, пыталась издали рассмотреть, что же вызвало ярость дамы сердца ее работодателя.
Элен, вытянувшись в струну, стояла перед седым Хопкинсом, размахивая у него перед носом белой перчаткой.
– Это что такое? – выговаривала она Бобу. – Вы совсем обленились и забросили мою лошадь. Это что такое, я вас спрашиваю? Это грязь! Да-да, я провела рукой в паху Челси, и вот на что стала похожа моя перчатка!
– Но, мисс Элен, – пытался неуклюже оправдываться Хопкинс, – Челси чистила наша новая сотрудница, которая проходит у меня курс обучения и, наверно, от недостатка опыта недостаточно хорошо помыла вашу красавицу.
– Вы доверили кому-то мою Челси? – Возмущенный голос Элен прозвучал на октаву выше. – Этой девице, которую я только что выгнала из денника?! Да вы с ума сошли! Доверять мою кобылу первому встречному!!! Короче, или вы сейчас же самолично вычистите Челси и поклянетесь впредь за ней ухаживать должным образом, или я буду вынуждена пожаловаться Ричарду!
– Что такое?
Вот те раз! Засмотревшись на отвратительную сцену, никто в конюшне даже не заметил возвращения Ричарда, которому, равно как Джефри и Тиму, пришлось ставить лошадь в денник самому.
Теперь спортсмены стояли за спиной хозяина с седлами и уздечками в руках, с ухмылкой ожидая окончания скандала.
– Вот, полюбуйся, – ткнула Элен жениху в лицо перчатку.
– Ну и что?
– Как что? – задохнулась она в праведном гневе. – Твои конюхи наплевательски относятся к своим обязанностям!
– Боб?
– Да понимаете, шеф, – голос Хопкинса был полон раскаяния и удивления. – Я отдал, как вы велели, всех лошадей жены Норе, которая, наверно, не очень тщательно вычистила Челси, а мисс Элен это заметила и очень рассердилась.
Не говоря ни слова, Ричард взял из рук своей взбешенной невесты злополучную перчатку и, перевернув ее другой стороной, провел по спине кобылы от холки до репицы хвоста, оттуда по бедру в пах. Челси переступила с ноги на ногу и недовольно фыркнула, давая понять, что ей щекотно.
– Да ладно тебе, – потрепал ее по шее мужчина и, отступив на шаг, внимательно осмотрел белоснежный предмет раздора, ища на нем следы грязи. Перчатка была идеально чиста.
Вытянув шею, старший конюх тоже попытался разглядеть результаты эксперимента.
Брови Ричарда чуть дрогнули, и он удивленно посмотрел на Элен, глаза которой метали молнии.
– Но, дорогая, я не вижу никакой грязи. Нора очень хорошо ее вычистила. Кстати, где она?
Прижавшаяся к стенке денника девушка перевела дух, чувствуя, как колотится сердце. Ей было наплевать на непонятную истерику Элен, но выглядеть неумехой и грязнулей в глазах любимого мужчины ей не позволяла фамильная гордость. Глубоко вздохнув, она вышла из своего убежища.
– Я здесь. – Нора постаралась вложить в этот краткий ответ все имеющиеся в наличии остатки спокойной уверенности в своей правоте.
– Подойдите поближе, – поманил ее владелец конюшни. – Знакомься, дорогая, это Нора, она будет работать вместо Глории ближайшие две недели.
– Но я не хочу, чтобы за моей Челси ухаживала какая-то временщица!
– Хорошо, Боб, возьмешь себе кобылу, а Норе отдашь кого-нибудь из своих, кроме Меченосца и Броската.
– Как скажете. – Хопкинс согласно кивнул.
– Ну вот, конфликт исчерпан. Дорогая, я буду готов через несколько минут.
Он перевел глаза на сгрудившихся у денника сотрудников, которые под его взглядом тут же сделали вид, что просто случайно оказались в этом месте в это время. Пара мгновений – и в коридоре не осталось ни одного человека кроме растерявшейся Норы, которая совершенно не знала, куда ей деться.
– А вам что, нечем заняться? – подчеркнуто любезным тоном поинтересовалась Элен, бросив на девушку взгляд, лучше любых слов говорящий о ее неприязни. И, повернувшись к жениху, проворковала: – Я тоже буду сейчас готова, любимый.
Она обвила руками шею Ричарда и, приподнявшись на цыпочки, в страстном порыве прильнула губами к его губам, а он ответил на ласку, прижав прекрасное тело к своей груди.
Это было как пощечина. Нора метнулась в сторону, не очень соображая, что делает, и буквально налетела на Джефри Брауна.
– Вот это темперамент! – Он еле устоял на ногах. – Служебное рвение – вещь прекрасная, но не до такой же степени!
– Извините!
– О нет, извинением вам не отделаться, прекрасная амазонка.
– Что же мне делать? – Она попыталась подстроиться под его игривый тон.
– Преступление столь ужасно, что я даже не могу с ходу придумать соответствующую сатисфакцию… Ну, например, вам придется поужинать со мной в местном кабачке.
Она заколебалась, но с это время из денника Челси вышел Ричард, поправляя выбившуюся рубашку.
– С удовольствием приму ваше предложение!
– Ну вот и славно! Буду ждать вас в гостиной. Часа на сборы хватит?
– Думаю, что да! А сейчас простите, мне надо заняться делом.
Она с удовольствием отметила, что, проходя мимо, Ричард явно прислушался к их разговору. Нора кивнула нежданному кавалеру и в приподнятом настроении побежала в седельную. Там, выбрав соответствующую упряжь, она пронеслась по коридору и, нырнув в нужный денник, около которого стоял в ожидании Джефри, в одно мгновение поседлала его Берта и, выведя жеребца в коридор, придержала рыжего красавца, пока ее ухажер одним легким движением взлетел в седло.
Впереди распахнулась дверь денника Броската, которого вели в поводу Тим и Боб. Уже по количеству разных конских штучек, дополняющих его уздечку, было видно, что это за фрукт. Капсюль, мартингал, шоры, мундштук… Интересно, есть ли еще что-нибудь из средств воздействия на лошадь, которые Тим на него не нацепил?
Жеребец шел, настороженно прядя ушами. Спина Тима яснее всяких слов говорила о том, что парень много бы дал, чтобы оказаться от этого зверя как можно дальше. Остановившись около пустого денника Челси, откуда Элен уже успела увести кобылу, он перебросился с Бобом парой слов, после чего старший конюх хлопнул Тима по плечу и, закинув повод жеребцу на шею, жестко взял его под уздцы.
Нора за свою жизнь перевидала много лошадей, были среди них и далеко не ангельского нрава, но то, что произошло потом, не укладывалось в голове.
Взяв левой рукой повод, Тим, не касаясь стремени, птицей взлетел на спину коня. Не успели его ягодицы коснуться седла, как Боб, отпустив уздечку, стремглав влетел в свободный денник, а Броскат, ударив копытами по тому месту, где только что стоял Хопкинс, в два прыжка преодолел оставшееся до ворот расстояние и, как только его голова миновала притолоку, встал на дыбы, изобразив вертикальную «свечку». Тим сидел, вцепившись в него мертвой хваткой, все еще не вдев ноги в стремена, а жеребец балансировал на задних ногах, словно решая, стоит ли ему упасть на спину, чтобы раздавить прилепившегося к спине человека, или пожалеть на сей раз.
Прижав руки к груди, Нора в полной тишине смотрела, как балансирует жеребец, моля всех святых за Тима. Наконец, словно определившись с «программой», Броскат на мгновение грохнул передними копытами об землю, поставив их позади задних, выгнув спину дугой, словно гигантский кот, а затем распрямил пружину, взмахнув задними ногами. То, что Тим смог удержаться, было чудом, а жеребец, злобно взвизгнув, снова вскинул передние копыта к небу, собираясь повторить трюк. Еще и еще раз он взмывал на дыбы и тут же выдавал «козла».
Наконец, устав, он милостиво позволил Тиму направить себя в сторону конкурного поля, и всадник с конем скрылись с глаз. Нора с трудом перевела дыхание.
– И вот так каждый день… – Она даже не заметила, как к ней подошла Флоранс. – Когда я вижу подобные сцены, то зарекаюсь иметь мужа-конника. Это же всю жизнь прожить на пороховой бочке.
– Именно поэтому ты гонишь Тима от себя?
– А что, здорово заметно?
– Еще бы! Он на тебя смотрит, как зачарованный кролик, а ты рычишь на него, словно… не знаю кто!
– А ты считаешь, что будет лучше каждый день терять год жизни, глядя на то, как выделывается это порождение сатаны, и гадать, сломает себе мой возлюбленный шею или нет?
– Нет, но… Слушай, а какого черта его вообще купили?
– Какого? Какого… Такого, что он с места прыгает сто шестьдесят под всадником. На нем можно выиграть все что угодно, если только найти с ним общий язык. Ричард наткнулся на него где-то на севере, тот был в совершенно разобранном состоянии. Теперь он немного очухался и начал мстить всем людям за плохое обращение. К сожалению, «под раздачу» попал Тим.
– И?
– Что «и»? У Тима нет возможности содержать своего коня, а Ричард пообещал, что если Тимми приведет Броската в чувство, то он переведет его из берейторов в спортсмены. Вот парень и старается.
Нора от души посочувствовала Флоранс и, когда спустя полтора часа вернулся Тим, посмотрела на него совершенно другими глазами.
Стоило всаднику и коню появиться в зоне видимости, как неизвестно откуда вынырнул Боб и, схватив Броската под уздцы, повел строптивца к деннику. Даже издали было видно, как устали и конь, и всадник. Броскат еле плелся, не делая попыток устроить очередную шкоду, а лицо Тима напоминало маску.
У входа в денник они остановились, и Тим осторожно сполз с коня, стараясь держаться подальше от его задних ног.
Флоранс сочувственно посмотрела в серое лицо парня, на котором почти пропали яркие веснушки, а потом, тихо чертыхнувшись, укоризненно взглянула на Нору:
– И ты хочешь мне такого счастья?.. Кстати, вон твой красавчик идет.
Нора обернулась и увидела Джефри, ведущего Берта по конюшенному коридору.
– Почему мой?
– Да потому что он на тебя смотрит, как кот на сметану.
– Ничего подобного! – Нора даже рассмеялась от такого предположения. – Хотя, честно говоря, мы с ним сегодня идем ужинать в «Корону». Любовь с первого взгляда, мадемуазель!
Она хотела перевести разговор в шутку, но Флоранс была серьезна.
– Мир лошадников довольно тесен, а про него ходят не очень хорошие слухи. Будь аккуратнее. С такой внешностью мужики редко бывают хорошими.
– Подумаешь! Замуж я за него не собираюсь, а легкий флирт никому еще не мешал, тем более, что через две недели меня здесь не будет.
– Ну смотри, я предупредила.
Кивнув Норе, она пошла проведать Тима, а девушка как бы случайно оказалась рядом с денником Берта, из которого с седлом в руках вышел Джефри.
– Привет, все нормально? – Она взглянула в его сияющие глаза. – Вообще-то вы делаете мою работу.
– Красивой девушке и помочь не грех, тем более что у вас с непривычки, наверно, уже ноги подкашиваются. Нет?
– Подкашиваются, – рассмеялась она в ответ на его обаятельную улыбку.

Это ознакомительный отрывок книги. Данная книга защищена авторским правом. Для получения полной версии книги обратитесь к нашему партнеру - распространителю легального контента "ЛитРес":


1 2 3 4

загрузка...