ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


А ведь я действительно быстро восстанавливаюсь. С чего бы это? Не оттого же, что хлебушка поела? Прямо как в сказке.
Внимательно прислушиваюсь к своим ощущениям. Надо бы попытаться осторожно подняться на ноги. С некоторым трудом, но мне это все же удается. Сразу же обнаруживается проблема – я совершенно не представляю, как владеть новым телом. Несколько шагов по маленькой камере выглядели так, словно их сделала марионетка на веревочках. Причем веревочки безнадежно перепутались. Меня качало из стороны в сторону, ноги и руки двигались совершенно невообразимым образом, словно на неисправных шарнирах. Хорошо, что я не вижу этот ужас со стороны!
Сейчас я в полной мере ощутила, насколько это тело чужое. Не тот центр тяжести, не тот вес, рост, длина рук. Все чужое.
Вампир с интересом наблюдал за моими манипуляциями.
Я старательно и осторожно училась пользоваться чужим телом. Два шага вдоль одной стены, поворот, два шага вдоль второй, поворот, переступить через ноги вампира, шаг, поворот…
Монотонное движение. Странно, но это тоже словно придает мне дополнительные силы. И потихоньку я начинаю чувствовать это тело не как одежку с чужого плеча, а как свое, хоть пока еще и не слишком привычное. И чем больше привыкаю, тем лучше самочувствие.
Я упорно вышагивала по нашей камере и украдкой поглядывала на Лорда. Он очень красивый, взгляд сам так и притягивается. В такого легко влюбиться, и, кажется, именно это со мной происходит. Но мне ничего не светит, как он меня воспринимает? Грязный, оборванный эльф, товарищ по несчастью, да еще на голову больной, по всему видно.
Может, рассказать ему правду? Но что это даст? Я в мужском теле, и что бы ни сказала, он все равно будет воспринимать меня как парня. Обидно, ну просто до слез! Что за невезуха, а?
А с другой стороны, сколько я еще смогу притворяться? Мне с большим трудом удается все время напоминать себе, что я теперь парень, а не девушка. Приходится все время следить за собственным поведением. Но если говорить правильно мне еще с трудом, но удается – вместо сделала – сделал, я пошла – я пошел – то вести себя, как парень, мне не удастся ни в какую. Что он обо мне подумает?
Да блин, какая разница, что он обо мне подумает! Не хочу сидеть в этой чертовой тюрьме! Хочу выспаться в мягкой постели, отмокнуть в горячей ванне, и вообще мне здесь не нравится.
– Лорд… – позвала я, но задать вопроса не успела.
Дверь камеры с грохотом и лязгом открылась. В ярко освещенном проеме появилось три дюжих мужика с арбалетами. Я, честно говоря, больше заинтересовалась, чем испугалась. Арбалетов вживую я раньше не видела.
– Эй, вампиреныш, ты, смотрю, эльфа еще не схарчил? – насмешливо спросил один из типов, по всей видимости, это стражники. – Зря, теперь уже не успеешь. Выходи, хозяин желает тебя видеть. И смотри без фокусов, а то разом стрелами нашпигуем.
– Без эльфа не пойду, – тут же отозвался Лорд.
– Не велено, – нахмурился старший стражник. – Выходи, давай!
– А ты меня заставь, – насмешливо предложил вампир. – Войди и заставь.
Стражники не сдвинулись с места.
– У нас болты с серебряными наконечниками, – не слишком уверенно пригрозил главарь.
– И что? – все так же насмешливо поинтересовался Лорд. – Будешь стрелять? Я нужен твоему господину живым. И кстати, если кто не знает – серебро действует на меня не сразу, так что прежде чем сдохнуть, я успею посворачивать вам шеи или выпить. – Вампир широко улыбнулся, и я впервые увидела его клыки. Ничего так зубки, длиной с половину моего мизинца.
– Ладно, выходите, – после короткого раздумья буркнул стражник.
Я посмотрела на Лорда, чувствуя к нему искреннюю благодарность. Мог ведь и без меня уйти, должен был уйти. Кто я ему, случайный знакомый?
Вампир тем временем взял меня за руку и потянул за собой вон из камеры. Я слегка растерялась. Так мы и вышли в узкий, ярко освещенный коридор, держась за руки, словно школьники или робкие влюбленные.
– Держись ближе ко мне, молчи и ничего не бойся, – тихо шепнул мне в ухо Лорд.
Я только кивнула, вертя головой по сторонам в попытках разглядеть хоть мельком серые коридоры подземелий и богато украшенные верхние, которыми нас вели.


Геран Керти. Некромант

Геран не мог нарадоваться на собственную удачу. Ему и впрямь очень повезло. Поймать вампира весьма трудно. Они никогда не даются живыми, даже низшие – безмозглые кровопийцы, и те бьются до последнего. Так низшего он и сам создать может, делов-то, нежить обыкновенная. Для некроманта задача простейшая. А высшие – те, которые дневного света не боятся, владеют специфической вампирьей магией и вообще гораздо сильней – большая редкость. Встречаются они не часто, да и то всегда с охраной из собственных птенцов. А тут такая удача – встретить высшего, совсем одного. К тому же молодого, совсем неопытного и ослабленного то ли недавней раной, то ли еще чем. Вампир, похоже, настолько был уверен в собственной репутации злобного монстра, что никакого нападения не ожидал. Даже и посопротивляться толком не успел. Заклинание, блокирующее вампирью магию – гордость некроманта и его страшная тайна – и стрелы с серебряными наконечниками в руках зомби, которым ничего не страшно, сделали вампира совершенно беспомощным.
Вампир – это очень полезное приобретение для некроманта, просто даже замечательное. Много выгоды можно извлечь. Подчинить его – и у Герана будет великолепный, сильный и смертельно опасный раб. А еще – постоянный источник вампирьей крови, которая для некоторых редких заклинаний незаменима.
Некромант даже не пожалел для своего приобретения пленного эльфа. Все равно же скоро сдохнет, а так от этого ушастого хоть какая польза. Вампир к обряду должен быть сытым.
Геран принялся готовиться к ритуалу подчинения. Очень сложная, между прочим, магия! Он уже прикидывал, какую пользу может извлечь из этого приобретения. Пользу не малую – это без сомнений. А со временем можно будет создать свою маленькую вампирью армию, подчиненную только ему, Герану.
Он закончил приготовления. Любовно осмотрел аккуратно вычерченную на полу пентаграмму, свечи, магическую чашу для жертвенной крови. Знаки. Все было идеально.
Некромант гордо огляделся, но в большом зале, кроме древних ваз и рыцарских доспехов, не было никого, кто мог бы оценить его великолепную работу. Да и был бы кто, не слугам же хвалиться?
Геран приказал стражникам привести вампира. На них были мощные амулеты, на арбалетных болтах – серебряные наконечники, тоже зачарованные. Он был уверен, что вампиру никуда не деться.
Некромант слегка удивился, когда стражники привели не только вампира, но и эльфа. Впрочем, это не так уж важно, после обряда вампир будет очень голоден и убьет остроухого. Лучше бы, конечно, до обряда, так было бы легче удержать вампирий голод, но большой роли это не играет, если что, можно будет ему и стражников скормить. Геран был уверен в своих силах.
– Поставьте кровососа в центр пентаграммы, – велел некромант.
Стражники направили на вампира арбалет, а эльф испуганно вцепился в него обеими руками, как в единственного родственника, ей-богу.
Вампир сказал что-то эльфу очень тихо, отцепил и с наглой ухмылкой сам пошел в пентаграмму. Геран невольно засмотрелся на его грациозные, по-кошачьи мягкие движения. Мальчишка просто сиял неземным светом, притягивая взгляд помимо воли. Заметив, что стража и даже замызганный эльф провожают вампира точно такими же обалдело-восторженными взглядами, некромант тряхнул головой. Силен, гаденыш! Вампирская магия обольщения во всей красе, слабовольных подчиняет моментально и пробивается сквозь любую защиту.
Некроманту пришлось прилагать немалые усилия, чтобы не поддаться обаянию вампира. Вместо того, чтобы читать заклинание подчинения, ему хотелось утащить это чудное создание в свои покои. Или упасть на колени и целовать его ноги.
Сложное заклинание требует полного сосредоточения, а самое что неприятное – и стражники пялились на вампира, напрочь забыв, что его нужно держать под прицелом. Эльф и вовсе остался без присмотра. Хорошо хоть пентаграмма держит кровососа надежней любых заклинаний.
Геран читал заклинание размеренно и неторопливо, стараясь не сбиться с ритма. Он даже глаза прикрыл, чтобы не видеть вампира и исходящего от его кожи неземного света. Он слишком хорошо знал, как эта пакость ломает и подчиняет волю. Закрытые глаза, правда, помогали мало. Перед внутренним взором вставала сияющая фигура во всей красе.
«Ничего, – утешал себя некромант, – вот подчиню его и заставлю обратить какую-нибудь девицу покрасивее. Вампирьи девки, они о-го-го какие!»
Настал решающий момент. Вампир должен был выпить из жертвенной чаши заклятой крови будущего хозяина. Некромант нацедил своей крови, прочел заклинание. По уму, конечно, чашу должен был отдать помощник или стражник, на худой конец, а некромант тем временем удерживал бы вампира. Но у Герана уже никакого терпения не хватало, так хотелось поскорее заполучить себе нового раба. Он уже просто не способен был соображать здраво, даже не заметил, что вампирья магия все-таки затуманила его разум. Сам шагнул в пентаграмму.
На лице вампира расцвела улыбки счастливого божества. Он был так прекрасен, что сердце замирало. У некроманта руки затряслись, хотя он и понять не мог отчего.
– Пей, – попытался приказать он, протягивая чашу.
Вампир вновь обворожительно улыбнулся, взяв чашу обеими руками. Медленно поднес к губам.
Геран, как завороженный, следил за каждым его движением. Он даже понять не успел, что умер. Вампиры умеют двигаться очень быстро, настолько, что человеческий глаз это движение не воспринимает. Некромант продолжал видеть перед собой юношу, подносящего к губам чашу, и даже не почувствовал укол в шею. А потом неведомая сила просто изломала его тело, роняя на разрисованный знаками пол. Еще одно молниеносное движение, лишь чуть-чуть приторможенное на границе пентаграммы, и двое стражей, не успевая сообразить, что происходит, падают мертвыми. Третий, более расторопный, поднимает арбалет, уже кажется, понимая, что со смертью некроманта амулет от вампира не спасет.
Но тут, словно бы проснувшийся, эльф хватает с пола массивную вазу и бьет стражника с размаху по голове. Ваза оказалась значительно крепче головы стражника. Хотя бы потому, что была заклята на прочность и очень качественно.
– Молодец, – похвалил вампир.
Эльф застыл в нелепой позе, с вытаращенными глазами и вазой в руках. Ваза была тяжелая, потому его начало медленно кренить вперед.
– Эй, Тэйли. ты в порядке? – обеспокоился Лорд. Нет ответа. – Ау, ушастый!
– Я его убила? – заторможено спросил эльф.
Вампир нахмурился. Еще не хватало, чтобы от потрясения ушастый таки сошел с ума. Темница его не доконала, обидно, если это случится сейчас.
– Тэй, очнись, не убил ты его, только оглушил, – попытался уговорить партнера Лорд. – Лучше бы убил, честное слово!
– Почему? – эльф машинально поставил вазу на пол, очень аккуратно, словно она была хрупкой и могла разбиться.
– Потому что сволочь, – буркнул Лорд сердито. Ушастый оказался даже младше, чем ему казалось раньше, просто ребенок. – Давай сваливать отсюда, а то еще другие стражники набегут.
Не дожидаясь ответа, он схватил эльфа за руку и потащил в сторону ближайшего выхода. Они неслись по каким-то коридорам и лестницам с такой скоростью, что буксируемый вампиром эльф не успевал ничего рассмотреть. Мелькали невнятные коридоры с дверями, неизменные рыцарские доспехи и странные светильники неизвестного происхождения.
1 2 3 4 5 6 7 8

Загрузка...

загрузка...