ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


OCR: Lara; Spellcheck: Фэйт
«Си Джей Кармайкл «Сладостное поражение»»: ЗАО «Издательство Центрполиграф»; Москва; 2010
ISBN 978-5-227-02172-4
Аннотация
Кейт Купер за тридцать, и хотя выглядит она как девчонка – тонкая, с длинными золотистыми волосами, характера ей не занимать. После предательства любимого ей надо заново выстраивать свою жизнь… А для этого ей придется вступить в состязание за рабочее место с Джеем Саважем, симпатичным бывшим летчиком…
Си Джей Кармайкл
Сладостное поражение
Глава 1
Медленно прокручивая обручальное кольцо, Кейт Купер осторожно сняла его и сжала в кулаке. Как сотрудник департамента полиции города Нью-Йорка, она давно привыкла, что наиболее очевидные доказательства вырастают из наименее заметных деталей. Хотя и не предполагала, что когда-нибудь придется данное правило применять в собственной жизни.
– Эй, Кейт. – Макс Беранжер хлопнул ее по плечу. – Можно возьму у тебя ручку?
Этой ночью он был ее напарником в патрулировании. И теперь они вместе заполняли рапортички о прошедшей смене. Кейт машинально вручила ему первую попавшуюся ручку из своих запасов, продолжая думать о разговоре с соседкой по лестничной клетке, с которой столкнулась накануне вечером, выходя на работу.
– Спасибо, – поблагодарил Макс.
– Не за что.
Жанет Бикер обитала на том же этаже, что и они с Коннером, в квартире напротив. Жанет жила одна, была хорошо образованна, энергична и деятельна, и ей вполне хватало собственных интересов, чтобы не испытывать нужды копаться в чужих жизненных обстоятельствах.
Хотя бы по этой причине Кейт сочла возможным доверять ей.
Кроме того, у Кейт была еще одна весомая причина поверить словам Жанет.
«Да, – подумала она. – Черт побери, да. Я же видела, что что-то не так».
Было же… было. Возвращаешься, еле волоча ноги от усталости после нескончаемой ночной смены домой, а там застаешь свежевыстиранные простыни на кровати и полотенца в ванной комнате.
Она-то радовалась: «Как хорошо, Коннер наконец-то взял на себя часть забот по дому».
После шести месяцев совместной жизни ей бы следовало лучше разбираться в нем.
– Ты какая-то молчаливая сегодня, – заметил Макс. – Что-то стряслось?
– Ничего.
Офицеры начали собираться к 7.00 – началу утренней смены. Мужчины и женщины постепенно заполняли помещение, но она не различала их лиц, воспринимая как однородную массу, пока не увидела Коннера Лоуэри. Всего двенадцать часов назад она была уверена, что выйдет за него замуж, у них родятся дети и она будет любить его вечно.
А теперь один его вид вызвал прилив боли в пустом желудке. За всю смену она не смогла заставить себя съесть ни крошки. И пить не могла, ни капли. Даже треклятого кофе, без которого не обходилась ни одна ночная смена. Впрочем, этой ночью ей не требовался кофеин, чтобы не дремать.
Войдя в комнату, Коннер поймал ее взгляд и улыбнулся ей своей всегдашней улыбкой. Той самой – немного странной и в то же время обаятельной улыбкой, что завоевала ее сердце год тому назад, когда его перевели на работу в 20-й участок.
Он ухаживал за ней около полугода прежде, чем предложил перейти к совместной жизни. Она была на седьмом небе от счастья.
И так обмануться.
Кейт зажала живот руками, чтобы ее не разорвало от боли. Сейчас нельзя было показать свою слабость. Не время и не место.
Макс встал из-за стола и направился с Коннеру. К ним присоединился Ден Богарт. Все трое дружили со времен академии. Из всей троицы только Коннер был связан серьезными, почти семейными узами, и временами она чувствовала, что он тоскует по прежним временам, когда он болтался вместе с друзьями по барам и заводил ни к чему не обязывающие знакомства с девицами. Но она никогда и мысли не допускала, что он…
Кейт склонилась над рапортичкой, которую давно заполнила. Краем глаза она наблюдала за троицей. Она заметила, как подмигнул Коннер. Макс шутливо ударил Коннера кулаком в плечо, а Ден рассмеялся.
Сцена больно задела ее.
«Они все знают».
Кейт почувствовала, как будто мелкие иголочки пробежали по коже лица. Так бывало, когда интуиция не подводила ее. Отодвинув в сторону рапортичку и положив ручку, она встала из-за стола. Парни смотрели в ее сторону, словно ничего не произошло. Их показная невинность не могла ее обмануть. Они только что имели наглость смеяться над ней в ее же присутствии.
Как давно они все знали? С самого начала?
А если и того хуже?! Если не просто все знали, но еще и шпионили за ней, оповещая Коннера, когда ему не грозит ее появление, чтобы он…
Всегда присущее Кейт самообладание смыла волна накатившей ярости. Конечно, она намеревалась поговорить с Коннером, когда тот вернется со смены домой.
Какого беса делать из этого тайну, если все и так все знают?!
– Ну, ребята, над чем смеемся?
– Без причины, детка. Просто беседуем.
Коннер потянулся поцеловать Кейт, но она отступила на шаг.
– Я тут побеседовала с Жанет Бикер по дороге на работу вчера вечером.
Коннер сразу все понял. Она увидела, как забегали его глаза, но он тут же взял себя в руки.
– Давай поговорим о Жанет позже, ладно? Пошли, детка, я угощу тебя завтраком перед тем, как ты пойдешь домой.
Он придвинулся к Кейт, оттесняя ее от Макса и Дена. Она снова отступила.
– Макс! Ден! Вы с ним в сговоре, так ведь? Тогда предлагаю поучаствовать и сейчас, заодно.
Парни с затаенным страхом посмотрели на нее, с горячностью замотав головами в знак полного непонимания происходящего, чем еще больше укрепили ее подозрения.
Кейт смутно ощутила, как в комнате наступила гробовая тишина. Но она перешла в наступление. Ее уже нельзя было остановить.
– Кто она, Коннер?
Кейт пыталась прожечь Коннера взглядом, но ему больше не хватило духа встречаться с ней взглядом.
– По описанию Жанет, речь идет об Эмили Уайт из архива.
Она перевела взгляд с Коннера на Макса, а потом – на Дена. Она могла утверждать, судя по их сразу поглупевшим лицам, что угадала правильно.
– Я наблюдала за тем, как вы трое весело шутили и поздравляли друг друга. Вы так были горды собой, но в толк не возьму, как вообще можно гордиться тем, что ты – лжец и предатель.
– Ого, – произнес Макс. – Погоди, Кейт, успокойся и дай парню шанс объясниться.
Кейт сжимала кулаки. Клокочущая в ней огненная ярость не поддавалась контролю. Она с ума сходила от любви к Коннеру. И искренне верила, что он поглощен ею не меньше, чем она им. Черт, у них была близость перед тем, как она собралась на работу. А всего несколько часов спустя он уже увлекал другую в их постель. «Как ты мог?» – хотелось кричать и плакать. Но годы выучки в полиции и наработанный опыт удерживали ее в рамках общепринятого поведения, позволяя контролировать накал страстей.
– Кейт, ты же знаешь, я тебя люблю…
– Нет, – дернулась она. – Никогда больше не смей произносить эти слова. Никогда, после того, что ты сделал.
– Но…
– Мне здорово повезло, что я об этом узнала до свадьбы.
И раньше, чем появились дети. Боже, как жутко все выглядело бы, если бы в это оказались замешаны еще и дети. Кейт прерывисто вздохнула и занесла руку над корзиной для мусора. Разжав кулак, она проводила взглядом кольцо – символ ее счастья, пока оно падало в корзину и исчезало в остатках чьего-то ужина.
– Кейт, стой! Мне надо поговорить с тобой.
При звуках голоса непосредственного командира Кейт замерла. Черт побери, еще чуть-чуть, и она была бы уже на улице. Ноги подгибались. Ей даже показалось, что все части тела сами собой распадаются.
– Сэр, сейчас не лучшее время для беседы.
– Напротив, я считаю – в самый раз. Иди сюда.
Он отворил перед ней дверь небольшой комнатушки для посетителей, и, чуть поколебавшись, она прошла внутрь.
Лейтенант Рок был высокого роста, с грубоватыми чертами лица.
Его отличала глубокая преданность делу. За прошедшие годы у них с Кейт сложились хорошие отношения. Но именно сейчас она не в силах была говорить с кем бы то ни было.
Она осталась стоять, скрестив на груди руки, хотя он и предлагал им обоим присесть.
Рок заложил руки за спину и, вздохнув, начал:
– Я слышал, что здесь произошло…
– Уже доложили?
– Кейт, все на этаже слышали. Как только люди разобрались, что за сыр-бор, весь отдел сообразил, что за дерьмо всплыло наружу.
– Очень уж быстро сообразили. Наверное, потому, что большинство уже было в курсе событий.
Кейт вдруг заинтересовало, сколько народу знало о похождениях Коннера. А ведь все эти люди были и ее сослуживцами, и даже друзьями. И все же никто ни слова ей не сказал. Глаза ей раскрыть должна была соседка, которая увидела Коннера в домовой прачечной с другой женщиной.
Как мило! Эмили Уайт помогала Коннеру стирать простыни и полотенца после… О боже. Она заставила себя не смотреть поплывшие перед глазами воображаемые картины мужчины, которого она любила, с женщиной, которая ничего для него не значила.
Ну почему Коннер поставил на карту все, что у них было, их любовь, их будущее, ради дурацкой интрижки?
– Он полный осел, но, если смотреть правде в глаза, он тебя не стоил, Кейт.
– Признательна за участие, лейтенант.
– Это искренне. Я на твоей стороне. Надо что-то придумать. Перевести его куда-нибудь, к чертовой матери подальше отсюда?
– Нет.
Она уже успела поразмыслить над тем, чего же она хочет. Но надо было выспаться, прежде чем принимать окончательное решение.
Но ничего, черт побери, в это утро не шло по составленному ею плану.
– Уйду я.
– И в голову не бери, Купер. Чушь какая! С твоими-то показателями? Полагаю, мне нет необходимости напоминать тебе, что ты у нас в первых рядах на выдвижение.
– Если бы меня только Коннер предал. Все они знали, что происходит. Даже мой напарник.
– Ты не можешь этого знать наверняка.
Она скептически взглянула на него. Если бы.
– Кейт, это глупо. Неужели ты позволишь какому-то болвану изменить твою жизнь таким образом?!
Рок не понял главного. В этот день она потеряла больше чем мужчину, которого любила. Она потеряла величайшую мечту своей жизни, наиболее важную для нее. Потеряла шанс создать собственную семью. Дом, наполненный теплом, любовью, счастьем, – все пошло прахом. Каких-то двенадцать часов назад она не сомневалась, что и Коннер мечтает о том же.
Но может быть, он лгал ей и в этом.
– Если ты действительно хочешь перемен, давай я поставлю вопрос о твоем переводе? Мне жаль расставаться с тобой, но если тебе так надо…
Она отрицательно покачала головой. Кейт всегда нравилась ее работа, но после сегодняшнего она с трудом представляла, как сможет вернуться сюда или начать все заново в новом коллективе.
– Помните Линдсей Фокс и Натана Фишера? Они давно пытаются уговорить меня поработать у них. Думаю, я созрела.
– Сейчас неподходящий момент для крутых перемен. Почему бы тебе не взять несколько дней отпуска? У тебя будет возможность прийти в себя, успокоиться. Посмотрим, как ты будешь себя чувствовать тогда.
Кейт уже знала, как она себя будет чувствовать. Преданной. Измятой. Злой.
Ничего для нее не изменится.
Если уж она принимала решение, то редко его меняла. А она его приняла.
– Я ухожу. Это решено.
Вернувшись домой, Кейт написала прошение об увольнении со службы, и отправила его по почте.
Она действительно гордилась своей службой в департаменте полиции Нью-Йорка, но и, уходя со службы, не испытывала сожалений.
Работа в полиции многое ей дала, но она уже была готова двигаться дальше.
Затем она собрала все вещи Коннера и созвонилась с компанией-перевозчиком, чтобы они их забрали на следующий день. Она также позвонила Коннеру на работу узнать, куда их отослать.
– Господи, Кейт, почему ты так спешишь? Мы даже не поговорили.
– Ты спал с Эмили Уайт?
– Прекрати. Нам надо встретиться…
– Зачем? Чтобы ты попытался меня очаровать? Забудь, Коннер. Не пройдет. Ты не просто потерял мою веру в тебя и мою любовь. Ты потерял мое уважение. Я больше не хочу ни видеть тебя, ни говорить с тобой.
Ее слова звучали резко и безнадежно, и наконец-то Коннер внял ее словам.
– Ладно, Кейт. Будь по-твоему. Можешь отправить их на квартиру Макса.
1 2 3 4

загрузка...