ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 




Фридрих Евсеевич Незнанский
Чеченский след


Господин адвокат Ц




«Чеченский след»: ООО Агентство «КРПА «Олимп»: ООО «Издательство АСТ»; Москва; 2001
ISBN 5-7390-1127-2
Аннотация

На войне как на войне. Во время вооруженного противостояния любой человек, даже незанятый в военных действиях, может пострадать. Но, оказывается, никто не застрахован от роковых случайностей и в мирное время.
Выбравшись из чеченского ада, Аслан Магомадов, учитель из Грозного, попадает из огня да в полымя. Пытаясь увезти свою невесту, без каких-либо явных причин он оказывается в тюремной камере. Обвинение серьезное - оружие, наркотики, фальшивые деньги. Защиту его берет на себя адвокат Юрий Гордеев. Обычное на первый взгляд дело о милицейском произволе неожиданно для господина адвоката приобретает новые черты. И даже выходит на международный уровень:

Фридрих Евсеевич Незнанский
Чеченский след

1

Казалось бы, за последние годы Аслан Магомадов уже должен был привыкнуть к любым суровым испытаниям. Должна была зачерстветь душа, притупиться ощущение собственного горя и сострадания к чужой беде. Но все-таки его сердце сжималось от горячей боли при виде жестокой катастрофы — разрушения любимого родного города, бессмысленной гибели своего народа. И время не лечило эти раны…
Вот и сегодня, каким-то чудом оказавшись на свободе, едва переступив порог Чернокозовского следственного изолятора, Аслан в предчувствии счастья свободы был готов пьянеть от каждого глотка свежего воздуха, от ощущения простора и ясной возможности жить по собственной воле, но…
Добравшись до Грозного, он снова увидел, как навязчивый кошмар, до отвращения привычные груды дымящихся развалин, кучи битого стекла и кирпича, по которым пробирались несчастные, измученные и запуганные люди… Это вместо веселых и благополучных прохожих на тенистых, просторных бульварах и праздничных площадях такого уютного, такого красивого прежде, родного города. Города, который, наверное, каждому грозненцу и на том, и на этом свете снится до сих пор каждую ночь не как воспоминание и сожаление, а как единственная настоящая реальность!
Так часто бывает с любимыми, безвременно ушедшими людьми — их уже нет давно, а во сне они еще живы, будто и не случалось несчастья. Будто все само собой продолжается, течет по нормальному, положенному руслу жизни, как и следовало, если бы не смерть…
Мирное время… Оно снилось Аслану каждую ночь. А проснешься — снова невыносимое горе. Все теперь стало шиворот-навыворот: простая, настоящая жизнь во сне и ежедневный беспросветный кошмар войны наяву.
Выйдя из Чернокозовского изолятора и с трудом добравшись до Грозного, Аслан не мог радоваться даже собственному освобождению. По искореженным рельсам бывшего трамвайного пути он прошел на теперь уже бывшую улицу Красных Фронтовиков. После гибели она стала по-настоящему фронтовой улицей: не осталось ни одного целого дома. И вообще, весь район от бродвея, как раньше называли широкий проспект Революции, до сорок первой спортивной школы, от строгой и церемонной филармонии до шумного, суетливого Главпочтамта — весь центр представлял собою нечто страшное и странное, нереальное, будто ты случайно забрел не туда и попал в декорацию, где все сделано нарочно, чересчур, чтоб всем зрителям было без слов понятно — просто здесь снимают кино про войну…
Пятиугольный двор пентагона, где когда-то расположился и стоял насмерть отряд Гелаева, превратился в адскую воронку.
Вычурный Дом политпросвещения, с которого, можно сказать, и начались все несчастья чеченского народа, практически полностью уничтожен. И вместе с ними все жилые кварталы, магазины, кинотеатры, библиотеки, школы. Целая жизнь уничтожена. Погибла, как Атлантида. Вместе с живыми и безвинными людьми опустилась на дно прошедшего времени. Даже малым детям не оставив ничего в настоящем и будущем.
Когда-нибудь любопытные археологи раскопают и этот общий могильник, как нашли погибшую Трою, и будут по камушку восстанавливать загадочные картины безвозвратного прошлого.
А пока еще не занесены землей и не поросли травой родные камни, родные обломки…
Даже куски простой штукатурки, шуршащие на ветру обрывки обоев, осколки посуды, валяющиеся под ногами среди мусора, все до боли знакомо — комок в горле не дает дышать, когда вдруг расслабишься и нечаянно, в подробностях, вспомнишь и эту синюю штукатурку, и эти полосатые обои… Которые ты вместе со всем классом клеил учительнице химии, когда эта одинокая старушка, ко всеобщей радости, наконец-то дождалась счастья и переехала из коммуналки в отдельную однокомнатную квартиру.
Сначала только мальчишки помогали ей перевозить мебель. Было-то всего ничего — шкаф, стол и пара стульев. И бесконечные стопки книг! Ничего — на руках перетащили. Два квартала.
Директор, конечно, направил школьный грузовик, да тот пока не спеша заправился, пока адрес нашел — резвые пацаны уже все успели перетащить. Только потом, на следующее утро, хозяйственные девчонки пришли с тряпками — мыть и убирать. А до уборки решили потолок «подновить» — веником смахнули с него паутину, пыль, копоть. Вместе с побелкой! Беда невелика — стали потолок заново белить! Потекла вода — старые обои отклеились! Скинулись кто сколько мог — и купили новые обои. Пять рулонов по рубль сорок за штуку. Тогда это были деньги! Семь рублей! Выбрали отличные обои — полосатые, чтоб потолок казался выше…
С новыми обоями комнатка стала настоящим дворцом! На радостях и на кухоньке стены перекрасили! А в коридоре сделали модные оштукатуренные стены! Сами делали! Все по науке, как учили на уроках труда. Вот только когда стены высохли… Случилась одна неожиданность. Стены вышли загадочного темно-синего цвета. Но все радовались как сумасшедшие! Старушка химичка смеялась и дурачилась вместе со всеми, даже помолодела от этой суеты. А дети, проучившиеся у нее почти пять лет, только в этот день заметили, что химичка-то вроде бы и не такая уж старая, вовсе не занудная, а очень даже компанейская, веселая. И глаза у нее синие. Под «загадочный» цвет коридора…
Аслан, от волнения не поднимая головы, прошел мимо того места, где когда-то стоял его родной дом, боясь увидеть осколки собственной судьбы, собственного погибшего счастья.
А может оказаться под ногами семейный альбом с дорогими фотографиями…
Нет, его бы подобрали…
Или кусочки бабушкиного сервиза…
Или обрывки маминого праздничного платья…
Последние метры Аслан шел с закрытыми глазами. И мысленно навеки прощался с родными развалинами.
По бывшей улице Космонавтов он вышел на руины улицы Мира и повернул налево — в направлении к Центральному базару.
Среди разных мелких вещей, что Аслану возвратили на проходной в Чернокозове, на удивление, были и деньги. Не очень-то много, но можно было надеяться, что хватит на проезд до Назрани. Или до Слепцовска. А там…
Аллах поможет. Мир не без добрых людей.
А если денег не хватит, можно отправиться и пешком. Люди говорят, что за неделю пожилые женщины с узлами и чемоданами, с малыми детьми на руках добираются. А молодой мужик один, налегке!
На Центральном базаре ему сказали, что рейсовый автобус до Слепцовска уже ушел. Единственный автобус только в первой половине дня отправляется туда, чтобы засветло вернуться обратно. Теперь нужно ждать до завтра. Какой-то слепцовский частник на обгоревшем «пазике» набил полный салон, уцепиться не за что. Аслан поднажал, стараясь втиснуться до закрытия дверей.
— Дорогой! — крикнул ему усатый шофер из кабины. — Отойди! Отпусти автобус! Я так не поеду! Видишь сам, что уже некуда! Отпусти, пока люди тебя не отцепили! Не обижай нас!
Народ зло зашипел, тетки нахмурились под черными платками. Пришлось отцепиться. Скрипучие двери с трудом закрылись. Перед самым его лицом.
— От Минутки такси можешь взять, — посоветовал сердобольный владелец автобуса. — На улице Сайханова. От подземного перехода.
— Знаю. — Аслан разочарованно махнул ему на прощанье рукой.
Он еще немного послонялся без толку на рыночной площади, раздумывая, как бы лучше поступить — искать ли сегодня ночлег в городе и поехать на рейсовом автобусе завтра? Где можно отыскать кого-нибудь из знакомых? Можно ли попроситься к ним? Или уж лучше сегодня топать на Сайханова и подсаживаться четвертым в такси? Хватит ли денег на такси — вот главный вопрос.
— Гражданин! — Какой-то странный мужчина в пиджаке с меховым воротником осторожно тронул Аслана за рукав. — Я видел, что вы не поместились в автобус…
— Да, — насторожился Аслан.
— Вы один?
— Один.
— Дело в том, — как-то испуганно проговорил странный мужчина, — что я еду в Слепцовск. Могу и вас подбросить. Если вам надо, — добавил он шепотом.
— Мне до Назрани нужно, — признался Аслан. — А сколько это будет стоить?
— Договоримся, — кивнул мужчина. — Идите за мной. Но не рядом, а немного позади. Я первый пойду, а вы потом… Замечайте, куда я иду.
И странный мужчина, не оборачиваясь, засеменил в толпу, мелькнул за ларьками и юркнул в ближайший двор.
Безответственный внутренний голос уговаривал Аслана довериться и пойти за этим странным типом. Но, переждав первый порыв доверчивости, подумав немножко, Аслан все-таки решил быть осторожным. Мало ли что и кто ждет его? Неспроста же этот странный мужик заманивает его в укромный уголок? Надеется деньги отобрать? Или извращенец? Наверное, компания шпаны караулит доверчивых лохов в каком-нибудь разрушенном подвале. Потом бьют, грабят. Они рассчитывают, что человек не может ехать далеко без денег…
— Я так и знал, — зашептал голос над ухом Аслана, — что вы меня потеряете.
Перед ним снова возник человек в пиджаке с меховым воротником.
— Да я как-то еще и не решил, ехать мне или нет? — замялся Аслан.
— Вы боитесь меня, а я боюсь вас, — улыбнулся странный человек. И лицо его стало добрым, по-детски наивным. — Так мы и будем…
— Почему вы тут, на площади, открыто не набираете пассажиров? — прямо спросил Аслан.
— Тут только свои люди стоят. Они держат это место. Крыша. И они решают, кто повезет и куда. Деньги забирают.
— А на Сайханова?
— Там они и есть. А здесь только эти… Боевики. Гоняют. Чтоб все туда шли.
— Значит, вы нарушитель местных законов? Вас поймают, нам обоим достанется?
— Никакой я не нарушитель, — обиделся человек. — Совершенно другой случай. Ладно… Тут вот какой казус. Я еду сам по себе. Мне к родственникам надо в Слепцовск. А один ехать боюсь. Нужен попутчик. Но тоже… Надежный. А то, знаете ли…
— Вам нужен охранник?
— Ну…
— По-вашему, я похож на охранника? — спросил Аслан с нескрываемой иронией.
— Знаете, — странный человек оглянулся, — по одежде, по всему видно, что вы человек бывалый. А по лицу можно определить, что вы порядочный человек.
— А вы физиономист?
— Да. В определенной степени. Приходилось работать с большими… людскими потоками.
— Интересно, — поднял брови Аслан.
— Давайте отойдем. На нас уже смотрят, — заволновался странный физиономист. — Идите за мной.
И он повторил свой замысловатый трюк по запутыванию следов.
Аслан спокойно огляделся и не заметил вокруг ничего подозрительного. Он совершенно уверенно пошел за ларьки, перепрыгнул канаву и пробрался по мусорным завалам во двор полуразрушенного дома.
1 2 3 4 5 6 7
 Керн Людвик 
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
 Каралис Дмитрий Николаевич - Феномен Крикушина - скачать книгу бесплатно 
загрузка...
 Мало Гектор - читать книгу онлайн