ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Марш Турецкого -

FIDO
Аннотация
Мощный взрыв потряс здание отеля в израильской столице, где проходило совещание крупнейших алмазных магнатов мира. Но эта трагедия, унесшая многие жизни, явилась следствием сверхсекретной операции, которую начали проводить в жизнь еще бериевские приспешники в начале пятидесятых годов. Действие нового романа протекает в Германии, Франции, Англии, России, Израиле, где активно действует созданная по инициативе президентов России и США антитеррористическая команда `Пятый уровень`, одним из руководителей которой является `важняк` Генпрокуратуры России А.Б.Турецкий.

Фридрих Евсеевич Незнанский
Операция «Кристалл»
Глава 1. Швейцария, 1952
Они пришли ночью.
Три человека с длинными палками в руках. Ворвались в дом и сразу набросились на Стефана, не успевшего проснуться. Закричала жена, но ее стукнули по голове, и она затихла.
– Что вам надо? У меня же ничего нет, – испуганно бормотал старик.
Бандиты не обращали на его слова никакого внимания. Сунули ему в рот кляп, скрутили руки проволокой, затолкали в какой-то мешок и быстро потащили во двор, под проливной дождь.
Стефан тщетно пытался освободить руки и ноги, проволока лишь больнее впивалась в кожу. Отчаявшись, старик стал прислушиваться, но ничего, кроме барабанящих по брезенту мешка капель, услышать не смог.
Потом две пары сильных мужских рук бросили его на деревянные доски, и через минуту старик почувствовал, что где-то под ним затарахтел мотор. Брезент намок и стал плохо пропускать воздух. Стефану все труднее становилось дышать. Машина сорвалась с места и, прыгая по ухабам, понеслась в ночную мглу.
Дом разгорелся вскоре после того, как небольшой фургон, в каких фермеры обычно возят в город овощи, скрылся за поворотом. Пожар заметили соседи. Несколько человек выскочили на улицу в одних пижамах и принялись тушить, громко крича и бестолково суетясь.
Потом приехала пожарная бригада и полиция, и через полчаса все было кончено. От дома, правда, остался черный остов, но зато удалось предотвратить распространение огня на соседние здания.
Инспектор Ингмар Шольман был не в лучшем расположении духа, когда приехал на этот чертов пожар. Ужасно, как и всегда в непогоду, разболелась поясница. Да к тому же раскалывалась голова после вчерашнего праздничного обеда в честь дня рождения племянницы, которую он терпеть не мог, но к которой непременно нужно было наведаться, чтобы не нарываться на скандал с супругой.
– Ну что там? – спросил он у помощника, когда тот наконец вылез из развалин и подошел к машине. – Можно ехать или…
– Придется повозиться. – Полицейский развел руками, будто это он был виноват в том, что Шольману не удастся спокойно закончить дежурство, храпя в участке до самого утра. – Два трупа.
– А-а, черт бы их всех побрал. – Шольман с трудом вытащил из машины свое грузное тело и нехотя поплелся в дом, перепрыгивая через лужи и обгоревшие балки перекрытий.
Трупы лежали в спальне – мужчина прямо возле кровати, а женщина у двери.
– Кто они? – Шольман поежился и с тоской вспомнил о фляге коньяка, впопыхах оставленной в участке.
– Хозяева дома. – Помощник вздохнул. – Супруги Стефан и Ирма Норвей… Судя по всему. Очень обгорели, по фотографиям не узнать.
Инспектор поежился, присел на корточки и стал осматривать тело мужчины.
– Соседей допросили?
– Допрашиваем.
– А что пожарники?
Помощник пожал плечами.
– Как всегда… От чего загорелось, можно будет сказать только завтра. Скорее всего, неполадки с отоплением. Из подвала огонь шел.
– Ясно. – Шольман кивнул. – Ну, тут ничего интересного. Оба сгорели заживо. Видишь их позы – как будто боксеры. Трупы так не горят. Если это точно они, даже дело заводить не стоит.
– А если это убийство? Я имею в виду умышленное, – спросил помощник. – Тут ведь первый этаж. Почему через окно не выскочили?
– Какое убийство… – Инспектор сплюнул. – Ну кому нужно убивать простого железнодорожника, да к тому же старика? В общем, разбирайтесь тут, а я поехал в участок.
Дело и вправду оказалось простым, хоть и не очень привычным для городка. Ирму опознали с помощью дантиста. Сохранился рентгеновский снимок ее зубов. Зубной карты ее мужа, правда, не нашли, но по росту и по телосложению – подтвердили соседи – был точно он, и никто больше. Судя по показаниям тех же соседей, а также по рапорту пожарников пожар действительно произошел из-за сбоя в системе отопления. Стефан страдал радикулитом и поэтому старался протопить дом как следует, а старый, еще с прошлого века, котел просто не выдержал сильного давления и раскололся. Супруги наверняка крепко спали и именно поэтому не услышали сильного взрыва.
Жители городка с честью похоронили супружескую чету, посудачили об этом еще два дня и стали постепенно забывать о случившемся. Только начальник железнодорожного перегона, на котором уже сорок лет работал старик Норвей, все беспокоился, кого же он теперь пошлет везти правительственный груз, который пройдет тут через три дня и который вот уже семь лет доверяли возить только старику Стефану…
Этот состав проходил через станцию раз в три месяца. Ровно за полчаса до него шел бронепоезд с военными, а спустя пятнадцать минут – еще один бронепоезд. Что за груз везли в этом поезде, никто никогда не знал.
– Почему новый машинист? – Сопровождающий протянул бумаги начальнику перегона. – Вы должны были сообщить об этом за десять дней до рейса.
– Но дело в том, что старый умер только пять дней назад. Позавчера были похороны. – Начальник побледнел и трясущимися руками попытался всучить бумаги сопровождающему. – Все это было так неожиданно, так неожиданно…
– Вы нарушили инструкцию, – холодно перебил его мужчина в военной форме. – Мы даже не провели с ним собеседование, не выяснили личность. Я вынужден сообщить об этом своему начальству.
– Да-да, конечно, я понимаю… – Начальник втянул голову в плечи так, что из воротника выглядывал только его пупырчатый нос.
Сопровождающий окинул его взглядом с ног до головы и, подумав немного, взял документы. Начальник еле сдержал облегченный вздох.
– Ну хорошо, – сказал военный. – В дальнейшем прошу строго следовать инструкции. Не хватало еще, чтобы что-то случилось по дороге. Выезжаем через пятнадцать минут, не позже. И будьте любезны, не тяните с объяснительной запиской.
Не дождавшись ответа, сопровождающий резко развернулся и быстро зашагал к составу, состоящему только из паровоза и одного вагона.
– Ну что там, Роберт? – спросил второй сопровождающий, выглянув в маленькое зарешеченное окошко бронированного вагона. – Какие-то проблемы?
Роберт не ответил, задумчиво глядя куда-то вниз. Маленькая дверца на мгновение открылась, и он быстро скользнул внутрь.
Яркий солнечный свет почти не попадал в нутро тяжелого бронированного вагона, освещенного несколькими тусклыми желтыми лампочками. Там кроме Роберта было еще двое военных. Один, пожилой мужчина, сидел на маленьком стульчике у окна, а второй, совсем молодой, почти мальчик, крепко спал на узкой кушетке у стены. Большая часть вагона была отгорожена массивной стальной решеткой, за которой находился огромный сейф с несколькими замками.
Роберт запер дверь изнутри, долго и тщательно проверял все засовы и наконец сказал, пристально посмотрев на второго охранника:
– Что-то здесь не так, Мишель. Не нравится мне все это.
– Что? – Мишель насторожился.
– Уже вторая неожиданная замена на этом рейсе. Машинист не тот, что всегда. Он умер три дня назад.
Мишель пожал плечами.
– Может, совпадение?
– Может, и совпадение. – Роберт покосился на небольшой металлический ящик на столике. – Как думаешь, стоит сообщить, чтобы выслали подкрепление, а мы тут в автономном режиме подождем?
– Да ты что, его испугался? – Мишель кивнул на спящего юнца.
– Хорошо, а что стряслось с Петером? – спросил Роберт. – Он ведь тоже помер три дня назад. Здоровый мужик, а умер от какой-то там ишемической болезни. Ты в это веришь? И мы же не яйца везем.
– Ну какой он диверсант? – ухмыльнулся Мишель. – Спит всю дорогу. И потом, чего бояться? За пятнадцать минут они, как ни крути, ничего сделать не сумеют. А на месте мы обо всем сообщим, в рапорте.
– Но в инструкции сказано, что…
– Да ладно тебе. – Мишель махнул рукой. – Тот, кто писал эти инструкции, пусть сам хоть немного поживет по ним. Странно, как это они не додумались написать, сколько раз мне ходить в сортир за время рейса, бред какой-то.
Глухо лязгнули сцепки, и вагон дернулся. Потом еще раз и еще – и медленно поплыл по рельсам.
– А может, и правда совпадение. – Роберт лег прямо на пол, где лежало несколько шинелей. – Через шесть часов уже Женева.
Колеса монотонно бухали на стыках, и вагон плавно водило из стороны в сторону. Роберт не спал, хотя, казалось, лежал с закрытыми глазами. На самом деле он незаметно наблюдал за Мишелем, который сидел за маленьким столиком у окошка и увлеченно читал какую-то книжку. Интересно, почему он так спокоен, будто ничего не произошло. Что ни говори, а это нештатная ситуация. Только вчера стало известно, что вместо внезапно умершего Петера груз будет сопровождать новый охранник, а сегодня вдруг оказалось, что на последнем перегоне еще и машинист какой-то другой, а Мишель так спокоен, как будто это в порядке вещей. Почему?
В положенный час тихо запищало радио. Мишель нехотя отложил книгу, включил микрофон и доложил, что на маршруте все спокойно. Хотел еще что-то добавить, но подумал немного и отключил рацию.
И сразу завизжали тормоза. Завизжали так неожиданно, что Мишель свалился с табуретки, потеряв равновесие.
– Что? Что такое?
Роберт тут же вскочил, расстегивая кобуру.
– Пистолет! Забери пистолет, а я сообщу!
Мишель бросился к спящему и мигом вскочил ему на спину. Парень даже не успел ничего сообразить, как руки у него были уже вывернуты за спину и туго связаны кожаным ремнем.
– Алло! База, База… Да что такое, черт побери! – Роберт отчаянно крутил ручку рации. – Почему эта железяка не соединяет?!… Алло!
– Что такое? Эй, это же я! – кричал парень, пуча глаза и пытаясь заглянуть за спину. – Отпустите, мне же больно! Да что случилось?
Захрипел и забулькал селектор связи с локомотивом.
– Алло! Вы меня слышите? Я правильно нажал?… Это машинист говорит. Тут повозка на пути застряла, сейчас поедем. Вы только не волнуйтесь, пожалуйста. Вы меня слышите?
Мужчины переглянулись, будто хотели друг у друга в глазах увидеть разъяснение всему происходящему.
– Да что случилось? Мне больно! – кричал парень, ворочаясь на койке.
– Дай мне его пистолет, – спокойно сказал Роберт.
Мишель протянул ему пистолет. Роберт взял, взвел курок и направил прямо на мужчину. Дуло смотрело как раз в переносицу.
– Ты что? – Мишель застыл.
– Ничего. Зря ты не сообщил составу прикрытия, когда я предлагал тебе. – Роберт нажал на спуск. Истошно закричал связанный, и запахло жженым порохом. Мишель постоял еще немного, кашлянул кровавыми сгустками и рухнул на пол.
– Зачем ты?… – Мальчишка извивался на койке, пытаясь высвободить руки. – Ты же его убил. Ты убил его, понимаешь? Я все напишу в рапорте… Я все напишу.
Роберт, не обращая внимания на истерику связанного охранника, вынул пистолет из кобуры Мишеля. Повертел его в руках и подошел к койке. Мальчишка затих, с ужасом глядя на мужчину.
– Все очень просто получится, – холодно разъяснил Роберт. – Ты с дружками хотел украсть груз. Случилась перестрелка, и вы с Мишелем убили друг друга.
– А ты? – тихо спросил мальчишка.
– За меня не беспокойся. – Роберт улыбнулся. – Закрой глаза.
Парень послушно зажмурился. Роберт приставил дуло к его покрывшемуся испариной лбу и выстрелил. Потом протер пистолет Мишеля и сунул его в руку убитого.
И в это время вагон дернулся. Роберт еле успел схватиться за поручень. Посмотрел на часы и бросился открывать двери.
– Быстрее! Быстрее! – Люди в маскировочных костюмах прыгали в вагон один за другим. Десять человек. А Роберт уже сидел за столиком и отрывисто командовал по рации тем, кто в локомотиве:
– Осталось три минуты.
1 2 3 4 5 6 7 8

загрузка...