ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 




Фридрих Незнанский
Молчать, чтобы выжить


Марш Турецкого Ц


Аннотация

На влиятельного московского чиновника готовится покушение. Подключившийся к расследованию Александр Турецкий выясняет, что это – лишь продолжение событий, случившихся двадцать пять лет назад. След ведет в секретную лабораторию. Там разрабатывается вещество, равного которому по разрушительной и созидательной силе пока не существует…

Фридрих Незнанский
Молчать, чтобы выжить

Глава первая

1
Денек выдался что надо. Три последних дня не переставая лил дождь, но сегодня небо вдруг совершенно прояснилось, словно солнце решило показать, что еще способно светить по-летнему.
Молодой человек в грязном клеенчатом фартуке сидел на деревянном ящике и курил сигарету «Космос». Он презирал советские сигареты без фильтра, считая их дешевкой и всегда курил только «Космос», изредка делая исключение только для «Родопи». Фартук молодого человека был испачкан засохшей кровью. Несколько пятнышек виднелись и на крупных, смуглых руках. Сигарету он держал в пригоршне, словно защищал ее от ветра, хотя ветра не было.
Лицо у молодого человека было нежное, как у девушки, но глаза — холодные, насмешливые, надменные — выдавали в нем человека жесткого, волевого и знающего себе цену.
За спиной у молодого человека громыхнул ящик, кто-то чертыхнулся. Он лениво повернул голову на голос, и тут глаза его хищно сощурились. Отбросив сигарету в сторону, молодой человек медленно поднялся с деревянного ящика.
Толстяк остановился прямо перед парнем и, снова чертыхнувшись, отряхнул запачканную брючину. Он был ниже парня примерно на голову и смотрел на него снизу вверх, яростно сверкая красноватыми глазками. Маленький, пухлый рот толстяка разжался, и он рявкнул, брызнув слюной:
— Ты что это себе позволяешь, гаденыш?
На какое-то мгновение лицо парня вытянулось от изумления, но он быстро взял себя в руки и спросил как ни в чем не бывало:
— Что-то случилось?
— Случилось? — Губы толстяка скривились. — Он еще спрашивает! Ты кому решил дорогу перебежать, щенок? Ты кого решил под монастырь подвести?
Парень облизнул губы и сказал:
— Олег Павлович, у вас лицо налилось кровью. Это вредно для здоровья. Можно получить инсульт.
— Ты мне зубы не заговаривай, — прорычал толстяк. — Это ты сегодня ночью отгрузил пятьдесят кило мяса Ингушу?
— Мяса? — удивленно перепросил парень. Как бы раздумывая над словами толстяка, он достал из кармана новую сигарету, не спеша чиркнул зажигалкой и закурил. Лишь затем поинтересовался: — Откуда у вас такая информация?
— Не твое дело. Ты лучше отвечай: отгружал или нет?
Парень выпустил уголком рта струю сизого дыма и качнул головой:
— Нет. Это все наговоры. Инсинуации.
Непонятное слово взбесило толстяка. Складки на его красном лице затряслись.
— Какие, к черту, инсинуации! — яростно прохрипел он. — Ты меня что, за дурака держишь?
— Я? Вас? — Парень надменно улыбнулся. — Что вы, Олег Павлович. За вашего «дурака» вас держит только ваша жена. Ну, может, иногда любовница.
Толстяк снова затрясся и уже раскрыл рот для ругани, но вдруг передумал.
— Издеваешься, да? — с усмешкой спросил он. — Ну-ну. Если думаешь, что я тебя просто уволю, — ошибаешься. По этапу у меня пойдешь, понял? Клопов на нарах кормить будешь.
Парень передернул плечами и насмешливо сказал:
— Вы поосторожнее с угрозами. А то я чуть в штаны от страха не наделал.
— Даю тебе три дня, чтобы возместил недостачу, — холодно сказал толстяк. — Если через три дня денег не будет — я звоню в милицию.
— А не боитесь?
— Мне бояться нечего. Моя совесть чиста.
— Еще бы! — кивнул парень. — Вы умеете заметать следы, знаю. Но я тоже не вчера родился. Олег Палыч, может, лучше оставим все как есть, а? Ну к чему нам эти разборки? Мы же с вами собратья по разуму. Ну откусил я немного от вашего пирога, ну и что? Даже Бог велел делиться!
Толстяк удивленно уставился на парня, словно впервые его увидел. Затем на лице его появилось чувство глубокой брезгливости, словно он смотрел не на человека, а на какую-то гусеницу.
— Три дня, — повторил толстяк. — Иначе цугундер.
Затем повернулся и, по-бабьи вихляя толстым задом, двинулся между коробками.
— Сука жирная. Это мы еще посмотрим, кто из нас на цугундер отправится.
2
В восемь часов вечера того же дня молодой человек снял испачканный кровью фартук мясника и повесил на ржавый гвоздь, торчащий из деревянной балки. Затем сходил в душ, где долго стоял под струей горячей воды.
Выйдя из душа, молодой человек докрасна растер кожу махровым полотенцем, затем надел чистую белую рубашку, брюки и замшевый пиджак. Осмотрев свое отражение в зеркальце, молодой человек остался доволен и даже легонько кивнул самому себе.
Полчаса спустя он вошел во дворик старого пятиэтажного дома, внимательно огляделся и, увидев группу подростков, кучкующихся за старым, колченогим столом, установленным в углу двора, двинулся к ним.
Их было трое, этих подростков. Худощавые, в кепках и потертых пиджаках, они сидели на скамейке, а их вождь — длинный, сухопарый, с черными, узкими глазами — восседал прямо на столе. В углу его тонкого рта дымилась «Прима». Этот был намного старше других.
— Ба! Кого я вижу! — насмешливо воскликнул узкоглазый, завидев приближающегося гостя. Голос у узкоглазого был противный — высокий и слегка шепелявый, словно у него отсутствовал кончик языка.
Молодой человек вразвалочку подошел к столу.
— Здорово, Калмык! Привет, парни! — сказал он и поочередно пожал руки всем собравшимся, начав с узкоглазого.
Узкоглазый цыкнул слюной сквозь редкие зубы, блеснув желтой фиксой, и поинтересовался:
— Каким ветром тебя сюда занесло?
— Попутным, — ответил молодой человек. — Давай-ка отойдем. Разговор есть.
Калмык махнул рукой в сторону подростков:
— У меня от них нет секретов.
— А у меня есть, — веско проговорил молодой человек.
— Да? Ну тогда ладно. Пацаны, обождите меня возле подъезда. Я скоро подойду.
Подростки нехотя поднялись со скамейки и побрели к подъезду. Оставшись одни, Калмык и молодой человек закурили «Космос». Молодой человек выпустил струйку дыма уголком рта и сказал:
— Калмык, я слышал, ты отчаянный парень.
— Что есть, то есть, — подтвердил узкоглазый.
— У меня к тебе дело. Опасное, но набашляю щедро.
Калмык внимательно посмотрел на молодого человека:
— Дело, говоришь? А не пыльное? Я руки пачкать не люблю.
— Если хочешь заработать, придется немного испачкаться, — сказал молодой человек, глядя Калмыку прямо в глаза. — Без этого никак.
Калмык, не выдержав пристального взгляда, отвел глаза, сделав вид, что смахивает с рукава пиджака какую-то соринку. Потом снова повернулся к молодому человеку и, прищурив и без того узкие глаза, нагловато проговорил:
— Темнишь ты что-то, фраер. Смотри, я темнил не люблю. Давай выкладывай, что за дело.
Однако молодой человек не спешил «выкладывать», он продолжал внимательно разглядывать своего собеседника, и в глазах его стояло сомнение.
— Да ладно, фраерок, не менжуйся, — не вытерпел Калмык. — Что за дело-то?
Молодой человек еще немного помолчал, словно не замечая, что своим молчанием выводит Калмыка из себя, затем спокойно сказал:
— Это должно остаться между нами, вне зависимости от того, возьмешься ты за него или нет.
— Ты че, меня за стукача держишь? — обиженно протянул Калмык.
Молодой человек покачал головой:
— Нет. Потому к тебе и пришел. А дело у меня такое…
3
Время летело быстро. На исходе третьего дня солнце совершенно выдохлось и спряталось за набежавшие черные тучи. В воздухе запахло холодом и осенью.
На город спускались сумерки. Олег Павлович Барыкин, директор Черемушкинского рынка, выбрался из бежевой «Нивы», захлопнул дверцу, проверил, надежно ли она закрыта, и лишь затем вышел из гаража. Гараж был добротный — из белого кирпича, с железными воротами и крышей, выкрашенными в мрачноватый черный цвет.
В преддверии грозы у Олега Павловича весь день скакало давление, так что к вечеру он чувствовал себя совершенно измотанным.
Заперев дверь гаража, он спрятал ключи в карман и огляделся. Олега Павловича с утра преследовали неприятные предчувствия. Бог его знает из-за чего. Может, из-за проблем с кавказцами, которые так и норовили подмять Барыкина и его хозяйство под себя. Да еще этот щенок мясник с ними спутался. Как там его зовут?
За спиной у Барыкина послышался какой-то шорох. Он быстро обернулся, но ничего подозрительного не увидел. Вдохнув полной грудью холодноватый, сырой воздух, Олег Павлович медленно двинулся между гаражами.
Мысли Барыкина вновь вернулись к наглому щенку, который надумал перебежать ему дорогу, наладив свой маленький бизнес. Это ж надо такое придумать — «мы с вами собратья по разуму».
Порыв холодного ветра швырнул к ногам Олега Павловича горсть сухих желтых листьев и заставил его поежиться. Погода портилась прямо на глазах. Да и настроение у Барыкина было под стать погоде.
«Ладно, не забивай голову», — сказал себе Олег Павлович.
— Эй, дядя! — окликнул кто-то.
Олег Павлович вздрогнул и увидел прямо перед собой противную узкоглазую физиономию.
— Сигаретки не найдется? — ухмыляясь, спросил узкоглазый.
— Не курю, — буркнул Барыкин и прошел мимо парня.
«Проклятая шпана, проходу от вас не стало, — с неудовольствием подумал Олег Павлович. — И чем дальше, тем…»
Додумать Барыкин не успел. Холодное, узкое лезвие стилета вошло ему под левую лопатку. Удар был нанесен мастерски. Олег Павлович почти не почувствовал боли. Он ощутил слабость. Ноги Барыкина подогнулись, и он тяжело повалился на бетонную дорожку.
Узкоглазый воровато огляделся по сторонам, сплюнул сквозь зубы на жирное тело Барыкина, затем отбежал к железной оградке сквера, перемахнул через нее — и был таков.
4
Если бы Калмык обернулся, он бы увидел, как со стороны дома вслед ему смотрит маленький, сухой старичок со слезящимися, однако не по возрасту зоркими глазами и копной желтовато-седых волос.
— Вот козел, что творит! — восхищенно покачал головой старик. — Одним прыжком перемахнул! Прямо как я в молодости. Факт!
Дождь, который с утра грозил обрушиться на город, зарядил к вечеру, да так споро, что уже через пять минут выбоины бетонной дорожки блестели от луж.
Труп Барыкина лежал под дождем ничем не прикрытый. Рукоять стилета по-прежнему торчала у него из-под лопатки. Эксперт, пожилой рыжеволосый мужчина в очках, тщательно осмотрел труп и со вздохом выпрямился.
— Ноги затекли, — пожаловался он стоявшему рядом оперативнику. — Да еще этот дождь проклятый. — Он зябко поежился и поправил стоячий ворот плаща. — Думаю, никаких следов мы не найдем. Если что-то и было, то ливнем смыло. Можно к вам под зонтик?
Оперативник кивнул, и эксперт нырнул к нему под широкий зонт. Оперативник был молодым парнем с грубым, плохо выбритым лицом. Из уголка губ торчала дымящаяся папироса.
— И свидетелей тоже никаких, — проворчал оперативник, вынул изо рта папиросу, посмотрел на нее и швырнул в лужу. — Намокла, сволочь.
— Что? — вышел из задумчивости эксперт.

1 2 3 4 5 6 7

Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...