ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   принципы идеальной Конституции,   прогноз для России в 2020-х годах,   расчет возраста выхода на пенсию в России закон о последствиях любой катастрофы
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

буркнул Соломин. — Своим поведением.
— И мое предложение ей тоже передашь, да?
— Предложение руки и сердца? — хмыкнул Соломин, от нетерпения переступая с ноги на ногу. Черт, надо немедленно позвонить Тамаре, вдруг ее уже вызвали в прокуратуру…
— А это ты мне мысль подал, дорогой, — завел новую тему Рустам Ибрагимович. — Неудобно это делать, пока мужа не похоронила, понимаешь? Вот как только передашь…
— И бумага о правительственных гарантиях будет сразу подписана? — перебил Соломин.
— Ай, дорогой! Нехорошо говоришь… Мудрые люди давно сказали: не мешай водку с портвейном, а дело с любовью!
— Так сами у нее потом спросите! — выдохнул Соломин. — Когда дело сделаем! Все, извините, больше не могу говорить…
И отключил аппарат.
Фу, черт, он вытер пот и посмотрел на себя в зеркало через открытую дверь ванной. Прилип как банный лист. Ладно… Что у нас в сухом остатке? Гибель Сережи Артемова их там, в Нальчике, насторожила, мол, не все там у них, в Москве, чисто, этого следовало ожидать, и потому правительственной гарантии пока нет и не будет. Это раз. А что у нас есть? А у нас теперь появилась сексапильная вдовушка, своего рода наш рычаг давления и влияния… Да нет, надолго ее не хватит. Стервоза та еще. Поставит на уши весь Нальчик. Хотя Томка не дура, должна бы понимать, что можно и чего нельзя…
Он лихорадочно раздумывал об этом, набирая номер ее сотового.
— Але, — послышался ее ленивый голос сквозь уличный шум и чуть слышное, ровное гудение мотора.
— Привет. Том, Авдеич обижается, почему не реагируешь на его звонки.
— Андрюша, это ты, что ли?
— Он самый. Ты куда сейчас едешь, если не секрет?
— Не знаю… Паша везет куда-то развеяться. Я ж теперь вдова, представляешь. Свободная женщина.
— Именно об этом следует переговорить, — терпеливо сказал Соломин, почувствовав некоторое облегчение. — В прокуратуру тебя еще не вызывали?
— А я туда и не собираюсь, — фыркнула она. — Сейчас посидим с Пашей где-нибудь, потом он отвезет меня в морг… Надо ж все оформить, похороны, поминки, то-се… Пока все не сделаю, никаких допросов, вопросов и следственных экспериментов! Если не дураки, они это понимают. И потому пока не вызывали. А вот твоего старого козла, Петра Авдеича, туда уже пригласили, сама слышала…
— Вот он и хотел сначала все с тобой согласовать. — Соломин привычно пропустил сомнительный комплимент в адрес шефа. — Чтобы показания не расходились.
Она промолчала.
— Твоего Сережку убили не за просто так, — продолжал Соломин. — Такое убийство — слишком дорогостоящее. Никто не поверит, что из-за бабы, ссоры или за давний должок. О чем это говорит, ты хоть задумывалась?
— Откуда я знаю?.. — озадаченно сказала она. — Других забот у меня нет? А что, Сережка во что-то ввязался или вляпался?
— Последнее, — сказал он. — Но об этом — не по телефону.
— Нет, скажи! На что ты намекаешь? — озаботилась она еще больше.
— Кстати, я только что разговаривал с Нальчиком, — сказал он, подумав и понизив голос. — Тебе привет от Рустамчика, очень тобой интересовался.
— Это который? — удивилась она. — Тот самый, что нас с Сережкой приглашал на шашлыки, да?
— Тебе лучше знать, — усмехнулся Соломин. — До сих пор под впечатлением от вашего знакомства…
— Еще один козел старый… — вздохнула она. — Ну прямо стадом лезут на меня! Уже под шестьдесят, а туда же.
— Я бы на твоем месте не очень-то такими бросался, — сказал Соломин. — Особенно после того, что случилось с Сережкой.
— Не поняла! — возвысила она голос. — Это ты на что намекаешь?
— То самое… Он в курсе всех наших дел. И очень горевал, когда узнал о гибели твоего Сережи. Это кое-что нам подпортило и кое-какие процессы замедлило.
— Хочешь сказать… У него с Сережкой были свои дела?
— С нами всеми — свои дела! — уточнил Соломин. — И сейчас ты, как наследница своего мужа, должна включиться в нашу общую работу.
— Я никому ничего не должна! Ты за этим мне звонил? — В ее голосе послышались нотки стервозности.
— Короче. Немедленно позвони Пете, нашему избраннику и выразителю наших интересов в Государственной думе, — жестко сказал он.
— Это все, что ты хотел сказать? — повторила она.
Сейчас бросит трубку, понял Соломин. Зная ее характер, лучше ее опередить, чтобы почувствовала себя обойденной и уязвленной. Тогда сама будет искать возможности переговорить.
— Все, — сказал он и сам отключил связь.

5

Турецкий и Меркулов просматривали файлы, касавшиеся дел и заслуг покойного Артемова.
— Ну что, — констатировал Меркулов. — Артемов — дважды судимый, он партнер и помощник депутата Кольчугина, вроде ничем особенно не отличался от разного рода проходимцев, числившихся в помощниках депутатов Думы.
Они сидели в просторном кабинете зама генпрокурора Меркулова, перед ними стояли две остывшие чашки недопитого чая.
— Но, согласись, три погибших помощника у одного депутата, причем за короткое время и, согласно баллистической экспертизе, из одной снайперской винтовки, — это уже перебор, — ответил Турецкий. — Даже для столь почтенного учреждения, как наша Дума, где помощников депутатов и убивают, и сажают, или они пропадают без вести.
— И все трое застрелены ночью, — напомнил Меркулов.
— Живым остался только Геннадий Афанасьев.
— И тот уже второй год сидит за решеткой в темнице сырой, — буркнул Меркулов. — И Кольчугин опять ни при чем. Как с гуся вода. Неприкасаемый.
— Как бы до того Геннадия тоже не добрались, — предположил Турецкий. — Только чем и как его спасешь?
— Может, тебе или кому-то из вас съездить к нему туда и еще раз с ним поговорить? — предложил Меркулов. — А потом постараться перевезти сюда поближе, скажем в Бутырки?
— С переводом, сам знаешь, будет много волокиты, — сказал Турецкий. — Кстати, и убили Артемова, когда я только-только собирался вызвать его к себе в качестве свидетеля… Хотя главное сейчас — понять, кто и что за всем этим стоит?
— Неважно, о чем говорят, речь всегда идет о деньгах, — вспомнил Меркулов чье-то изречение. — Лучше напомни мне, кто таков сам Кольчугин?
— Так… Вот его файл, — кивнул Александр Борисович. — Наш Кольчугин в недавнем прошлом — провинциальный директор не то свечного заводика, не то банно-прачечного комбината. Когда помер прежний депутат, Сорокин, причем какой-то странной смертью, Петра Авдеевича выдвинули и избрали подавляющим большинством голосов…
— А кстати, кто его выдвинул?
— Местная партия то ли любителей пива, то ли бормотухи. Ныне, как ты понимаешь, не существующая. Или еще как-то называлась. Есть фирмы-однодневки, а есть партии такого же сорта… Да это и неважно.
— Спросим иначе, — кивнул Меркулов, — что-то ведь стоит за этой ныне не существующей партией… Кто?
— Что-то, помнится, было… Костя, давай, чтоб не отнимать у тебя времени, я лучше посмотрю у себя, потом тебе доложу, ага?..
У себя в кабинете Турецкий, теперь вместе с Германом Шестаковым, прошлись по файлам одновременно на двух компьютерах.
— Есть, вот, местная фирма «Импекс» в Липецке, а глава ее Александр Козин и есть, или был, председатель партии любителей пива, — нашел Гера на своем компьютере. — И он же, слышь, Борисыч, финансовый директор этой же фирмы.
— «Импекс» — значит, они что-то импортируют, что-то экспортируют, — пробормотал Турецкий. — Теперь надо бы поискать, что-то на эту фирму уже было…
— Может, этой фирмы уже нет в природе? — предположил Гера. — Или всплыла под другим названием? А кстати, вот первый зам Козина, зовут его Соломин, а о нем мы уже где-то слышали… Ну да, вот он, Андрей Соломин, легок на помине. Тридцать один год, теперь он пресс-секретарь нашего дорогого депутата.
— Молодой — это ни о чем пока не говорит, зато связи у него старые… — заметил Турецкий.
Он набрал телефонный номер практикантки Зои Козыревой, работающей у него, и вызвал к себе.
высокая, стройная шатенка в деловом костюмчике и модных узеньких и округлых очках вошла в кабинет.
— Зоя, я просил тебя найти последнюю информацию по торговой фирме «Импекс», зарегистрированной, если не ошибаюсь, в городе Назрани, а ее адрес где-то в Липецке. Ты что-нибудь узнала? Она вообще сейчас существует?
— Да, пока существует, у меня есть их адрес, а также адрес ее филиала в Москве.
— Так надо было сказать мне это сразу! А мы-то ищем… Занеси мне эти адреса и, кстати, прихвати статью Игоря Залогина, помнишь, я тебе о ней говорил? Она была напечатана пару дней назад в его газете.
— Вспоминаю, там речь шла о погибшем помощнике депутата Артемове…
— Ты ее читала? — удивился Турецкий.
Прежние практикантки, кстати менее привлекательные, чем Зоя (Александр Борисович обычно предпочитал тех, кто не отвлекал его от дела), читали нужные статьи только по его приказу. Инициативу, как правило, не проявляли. В этом плане Зоя была первой.
— Ну да, Залогин — ваш знакомый, поэтому его статьи меня заинтересовали, — добавила Зоя, стрельнув взглядом в опять неженатого, с недавних пор, Геру, отчего тот заметно смутился.
— Так… Значит, принеси мне статью и еще… — щелкнул пальцами, припоминая, Турецкий. — Что еще?.. Да, надо бы найти, где сейчас отбывает наказание Геннадий Афанасьев, бывший помощник депутата Госдумы Кольчугина.
— Того самого депутата Кольчугина? — спросила она.
— Да… Как всегда, место, статья, срок, режим отбывания. И как только что-то узнаешь, сразу доложи, но чтоб ни минуты задержки, как это получилось с адресом «Импекса». Все понятно?
— Понятно, — сказала она несколько обиженно. — У вас ко мне все?
— Скоро приедет Игорь Залогин, пусть идет сразу ко мне. Когда появится Кольчугин, отметь его пропуск — и тоже ко мне. А пока принеси газету.
Когда она вышла, Турецкий откинулся в кресле, посмотрел в окно, побарабанил пальцами по столу.
— Кстати, выпиши себе командировку в Архангельск, — сказал он Гере. — Тебе надо побывать в колонии ИТУ, где отбывает Афанасьев. Пока еще живой. Зоя сейчас принесет его точный адрес… Ну и реши на месте, как бы его перевести, от греха подальше, к нам, в Москву.
— Думаете, здесь ему будет безопаснее? — хмыкнул Гера.
Турецкий не ответил.
Что и кто за всем этим стоит — вопрос вопросов, раздумывал он. Сначала считалось, что всеми темными делами, связанными с «Импексом», крутит сам Кольчугин, полагаясь на свой депутатский иммунитет. Теперь ясно, что у него где-то есть могущественный соперник или конкурент, который, похоже, ставит ему подножки. Но пока не доводит дело до конца — очередного громкого скандала или убийства. Как если бы сам Кольчугин ему был еще нужен. Или служил прикрытием. Ибо одно дело ухлопать пару-тройку помощников депутата, другое — самого депутата.

Это ознакомительный отрывок книги. Данная книга защищена авторским правом. Для получения полной версии книги обратитесь к нашему партнеру - распространителю легального контента "ЛитРес":


1 2 3 4 5 6 7 8
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   циклы национализма и патриотизма и  пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и 
загрузка...