ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Травами окуриваем… знаки магические начертали…
– Не поможет всё это, – как можно более убедительным голосом сказал Фесс. – Настанет день, когда всё это не сработает. Поверьте мне, уважаемый господин Фирио.
– Поверю, поверю… – хитро прищурился половинчик. – А вот что ты скажешь, сударь волшебник, если спрошу тебя так: тут засылка была – от святых отцов, монасей, заступников наших, что мозоли на задницах себе натёрли от напряжённых усилий, – мол, могут ходить тут мошенники, что запретных заклятий набрались да и повадились выманивать деньгу с честных поселян, сами их кладбища разоряя и зловредных зомбей для упугивания оных же поселян применяя?
А, сударь чародей? Что скажете? Откуда я знаю, что вы, мабуть, сами погост наш расшевелите, растормошите, а потом с нас ещё и денег потребуете? За упокаивание? А? Каково?
Фесс выразительно поднял брови.
– М-да, тяжелее всего доказывать, как известно, что нос у тебя не зелёный, – усмехнулся он. – Ты точно знаешь, что нос у тебя нормальный, – а тебе все хором: «да зелёный он у тебя, зелёный!». Поневоле и сам начнёшь думать – а не зелёный ли и в самом деле?.. Ловко придумано, сударь мой Фирио, ловко. И впрямь – как я докажу, что касательства к этому не имею? Скажу: на следы мои посмотрите, хоть даже и собак пустите – так скажете небось: издали порчу наводил и наш погост ворошил. И чем большую, простите меня, ерунду, вы, господин голова, нести будете, тем труднее её опровергнуть. Известно же – целая Академия не ответит на вопрос одного невежды, если, конечно, он не прикидывается.
Фесс поднялся.
– Вижу, господин голова, что скорее вы рискнёте всем своим посёлком, нежели меня наймёте. Потому как восстанут ли неупокоенные или нет, ещё небось вилами по воде, а денежки платить надо сейчас, и притом настоящие… я имперские цехины не беру, – добавил он, исключительно в качестве маленькой мести. – Только салладорские диргемы. Двойные, разумеется, – уточнил он.
– Ну, господин чародей, – поднялся и Фирио. – Не ответил ты на мой вопрос, и тем, извиняй, подозрения на себя навёл. Уж не Вечным ли лесом ты сюда заслан? Уж не потому ли уши прячешь?..
– Да ты, голова, совсем ума лишился! – сердито перебил половинчика некромант. – Во-первых, даже будь я эльфом, уж, наверное, позаботился бы о такой простой маскировке. А во-вторых – раз уж не хочешь ты говорить по-хорошему, – следовало бы мне повернуться сейчас и уйти, потому как дураков я спасать не нанимался, но есть у тебя тут, подозреваю, те, которых вы в цепях держите, на продажу готовите. Хотел я тебе, голова, выгодную сделку предложить – я вам погост упокаиваю, а вы взамен эльфийкам похищенным свободу даёте; ну а коли ты так дело повернул, придётся мне их силой освобождать. Что потом после посёлка твоего останется – не знаю, скорее всего и погребов потом не найти будет. Ну, давай решай быстро – биться будем или мириться? Или ты в моём посохе тоже сомневаешься?!
Фесс заканчивал свою нарочито патетическую речь, уже стоя на ногах. Посох в левой руке смотрел янтарным навершием прямо в грудь ошарашенного головы, правую ладонь некромант положил на глефу, готовый в любой миг взмахнуть гномьим оружием. И он мог поклясться, что голову Фирио эта глефа сняла бы одним коротким движением, подобно косе или бритве…
Фирио, надо отдать должное, растерялся только на краткий миг. Голова невысокликов не стал орать, звать на помощь или хвататься за оружие. Вместо этого он зычно потребовал ещё пива, чем, признаться, изрядно озадачил уже самого некроманта.
– Ох, – Фирио сделал добрый глоток, отставил кружку, фыркнул. – Усе понятно, господин маг. Ведьма лесная тебя послала, Вейде, правильно? Вот и я мню, что правильно. Наговорила, наплела с три короба о том, как мы, мол, дев эльфийских крадём, насилию с обесчещиванием подвергаем да на рабских рынках продаём? А вот скажи мне, сударь чародей, ты хоть одну эльфку в рабынях видел? А? Сам, не по слухам, а своими глазами, чтобы в цепях и на помосте рабском?
Фессу пришлось признать, что нет, не видел. Слышать – слышал, но самому видеть не приходилось.
– Вот что я тебе скажу, чародей, – поднялся Фирио. – Пойдём, покажу я тебе этих эльфиек. А ты уж потом сам цепи там ищи с колодками. Договорились? И спросить их тоже сам можешь. Они тебе ответят. Кто их похищал да обесчещивал… – не сдержавшись, голова гулко захохотал.
– Что ж, пойдём посмотрим, – сдержанно сказал Фесс. – Только сперва я тебе кое-что показать хочу, господин Фирио. Как во двор выйдем.
– Отчего ж и не посмотреть, – согласился голова. – Развлечений у нас, сударь чародей, и впрямь не густо…
Миновали богато обставленную прихожую, вышли на крыльцо. У дома головы, не расходясь, стояла толпа – десятков пять половинчиков, все мужчины, все вооружённые до зубов. Некромант увидел копья, алебарды, секиры, луки, самострелы; парни помоложе держали наготове пращи с уже вложенными в них камнями.
Фесс позволил глефе соскользнуть в руку. Оружие обладало идеальным балансом, казалось почти что невесомым. Сталь становилась продолжением руки, внезапно обретавшей способность рубить и колоть.
– Кто хочет попробовать всадить стрелу мне в брюхо? – громко объявил он, делая шаг вперёд. Впрочем, так, чтобы не терять из виду и самого сударя поселкового голову. – Давайте-давайте, не бойтесь. Иль у вас у всех глаз косой, что и с пяти шагов в меня не попадёте?..
– Эй, только не противу моего дома! – завопил спохватившийся голова. – Знаю я вас, мигом стены палками своими утыкаете! Давайте, давайте, на дорогу выходите, коли уж так приспичило эдакими вещами баловаться!
Вышли. Фесс повернулся лицом к мрачной, угрюмой толпе, где вперёд уже вылезло десятка полтора немолодых половинчиков, все – с видавшими виды луками. Судя по всему, опытные стрелки. Эти будут стрелять по-настоящему, подумал Фесс, и спина его слегка взмокла. Кэр Лаэда из Долины магов справился бы с этим если и не шутя, то, во всяком случае, достаточно уверенно; память того, былого, вновь вернулась к Фессу, но вот как поведут себя навыки…
И всё-таки он чувствовал, что без этого нельзя. Чувствовал, что нельзя никуда идти, пока толпа за твоей спиной не станет взирать на тебя с ужасом и почтением, забыв даже саму мысль о том, что можно напасть или ударить в спину. Некромант ощущал постоянное и подспудное напряжение. Взгляды собравшихся половинчиков казались слишком уж непроницаемыми, они не боялись его, а их неукротимый нрав давно уже вошёл в легенды; что, если все слова головы – просто ловушка и хозяева теперь ищут только удобного момента, чтобы покончить с назойливым и непомерно любопытным гостем?..
Он должен был внушить невысокликам ужас и почтение. Напускать на них зомби – нет уж, спасибо, хватит с него Эгеста, да и других мест тоже. Оставались только фокусы, подобные тому, что он и собирался проделать.
– Ну, давайте же! – зло крикнул он замершим перед ним лучникам, вскидывая наперевес глефу.
– Ты погоди, господин хороший, – неожиданно сказал один из невысокликов, почти уже старик, с седыми волосами и отмеченной шрамом щекой. – Ты ведь норовишь, чтобы мы тебя насмерть бы стрелили, так? А у нас нет таковой затеи, чтобы живого человека ни за что ни про что стрелами утыкивать. Ты ведь нам своё умение показать хочешь? Позабавиться? Мы такую игру тоже знаем и любим. Только мы в неё чуть по-иному играем. Не в живого метим, а рядом. И дело его – древки у стрел перерубать. Коль сумеешь – молодец, коль не сможешь – быть тебе с позором. А кровь невинную лить – мы не душегубы. И с тобой, сударь чародей, не воюем. Пока, во всяком случае, – ухмыльнулся он напоследок.
– Идёт, – согласился Фесс. – Как вам, господа мир, угодно будет. Давайте же, я готов!
– Ну, коль готов… – крякнул тот самый старик и, легко, по-молодому вскинув лук, пустил стрелу.
Не пытайся опередить летящие стрелы – это не в силах человеческих. Если не использовать магию, конечно же, а именно этого Фесс и старался избежать. Задача – предвидеть. Предугадать, в какой именно точке пространства лезвие глефы встретит упругое дерево несущейся стрелы. И потому оружие некроманта начало движение едва ли не раньше самого выстрелившего половинчика.
Перерубленное надвое древко упало к ногам Фесса – точнее, упала только его задняя, оперённая половина. Наконечник с торчащим из него деревянным обрубком продолжал полёт. Удар глефы был настолько стремителен, что не сбил, не отшиб в сторону – а именно перерубил стрелу в воздухе.
Толпа дружно вздохнула, однако в это время начали стрелять остальные лучники, и гудящая стая рванулась с тетив. Некромант завертелся волчком, глаза его были плотно зажмурены. Сейчас пестрота дня, лица, небо, крыши, дома – только помеха. Едва различимый скрип, дыхание стрелков, колебания воздуха – вот чем руководствовался Фесс, рубя направо и налево.
Одна за другой падали наземь перерубленные стрелы. Казалось, глефа живёт сейчас своей, особой жизнью, и не она гоняется за быстрыми чёрными молниями, а стрелы сами стараются угодить в сверкание рассекающих воздух лезвий.
Потом всё как-то разом стихло, и Фесс тоже замер, медленно открывая глаза. Боевой транс тоже нельзя прервать мгновенно.
В следующий миг тишина лопнула, разорванная многоголосым воплем толпы. Невысоклики орали, прыгали, размахивали руками – и вообще выражали свой восторг всеми доступными им способами.
По лицу Фесса обильно струился пот. Ноги предательски подкашивались, однако он старался держаться прямо, скрывая слабость. Восторгающиеся твоей силой так же легко станут радоваться твоей немощи – хотя бы потому, что толпа не любит слишком сильно из неё выделяющихся…
– Ну, спасибо, сударь волшебник, – подлез к нему голова Фирио. – Потешили вы опчество, нечего сказать. Давненько мы такого не видали. С самого аж… ну да, лет пяток назад забрёл сюда какой-то, изволите ли видеть, эльф. Из Вечного леса, натурально. И тоже к нам – отдавайте, мол, нам эльфок пленённых! Деревню разнести грозился… и тоже всякие штуки с мечом показывал. Стрелы в воздухе не рубил, правда, но одним и тем же клинком и платок шёлковый рассёк, и бревно в кольчуге перешиб. Тоже было на что посмотреть… ну так что, сударь чародей, теперь на эльфок взглянуть желаете?
Некромант молча кивнул.
– Тады пошли, сударь чародей. Проведу.
Голова рысцой пустился по улице, Фесс двинулся следом, отметив про себя, что вооружённые кто чем мужчины отнюдь не разошлись по домам, а отправились за ними. Наверное, тоже хотели взглянуть на эльфок, усмехнулся про себя Фесс и незаметно для остальных поудобнее передвинул глефу.
Фирио привел некроманта к стоящему на отшибе длинному низкому строению, по виду ничем не отличавшемуся от других домов в Дренданне, кроме разве что пары невысокликов с луками и короткими копьями, лениво рассевшихся на крылечке. Перед ними стояла жаровня, полная алых углей, и оба стража были сейчас донельзя увлечены чрезвычайно важным делом – жарили на железной решётке узкие полоски мяса. Поглощённые своим занятием, они даже не заметили приближающегося голову.
– Почтенный Фирио, а зачем тут охрана, если эльфки сюда добровольно заявились? – медоточивым голосом поинтересовался Фесс.
– Эти-то охламоны? Стража? – вполне натурально захохотал дренданнский староста. – Да они, сударь мой волшебник, не эльфок стерегут. Их карауль – не карауль, всё равно не устережёшь. Это – от всяких там… рыцарей странствующих. Случается, забредают сюда… из Мекампа, порой из Аркина, а как-то раз ажио из самого Эбина приплыл какой-то…
«Если эльфийки появляются здесь добровольно, то откуда эти рыцари?» – чуть было не спросил некромант, однако вовремя прикусил себе язык.
Дверь, однако, к полному удивлению Фесса, оказалась заперта не снаружи, а изнутри. Фирио деликатно постучал дверным молотком.
– Сударыни! Сударыни! Тут по вашу милость пришедши!.. Отворите, будьте ласковы!..
Крашенные весёлой зелёной краской створки распахнулись. Шагов отворившей не уловило даже чувствительное ухо Фесса.
На пороге стояла высокая тонкая девушка в зелёной свободной куртке и таких же шароварах. Зелёная же повязка стягивала очень светлые, почти что белые (не седые, а именно белые) волосы.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

загрузка...