ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ      ТОП лучших авторов Либока
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Пикуль Валентин Саввич

Свеча жизни Егорова


 

Свеча жизни Егорова - Пикуль Валентин Саввич
Свеча жизни Егорова - это книга, написанная автором, которого зовут Пикуль Валентин Саввич. В библиотеке LibOk вы можете без регистрации и без СМС скачать бесплатно ZIP-архив этой книги, в котором она находится в формате ТХТ (RTF) или FB2 (EPUB или PDF). Кроме того, текст данной электронной книги Свеча жизни Егорова можно комфортно и без регистрации прочитать онлайн прямо на нашем сайте.

Размер архива для скачивания с книгой Свеча жизни Егорова равен 8.06 KB

Свеча жизни Егорова - Пикуль Валентин Саввич - скачать бесплатно электронную книгу, без регистрации



Пикуль Валентин
Свеча жизни Егорова

Валентин ПИКУЛЬ
СВЕЧА ЖИЗНИ ЕГОРОВА
Недавно, просматривая "Старые годы", я снова перечитал статью о художнике Федоре Калмыке, который в Карлсруэ сделался придворным живописцем баденских герцогов. И захотелось рассказать о другом калмыке - он мог бы стать личным живописцем папы римского, а при русском дворе императора Николая I его лишили громкого титула "русского Рафаэля".
Окунемся в старину. Однажды калмыцкая орда, населявшая приволжские степи, вдруг стронулась со своих кочевий в сторону далекой страны Джунгарии. Екатерина II послала за ордой погоню, и в 1776 году казаки нашли в покинутом улусе плачущего мальчика в желтых сапожках. Кто он такой, не выяснили. Сироту отправили в Московский Воспитательный дом, где его крестили, он стал писаться Алексеем Егоровичем Егоровым. Мальчик подрос, а тогда не было дурной привычки спрашивать: кем, миленький, стать хочешь? Детей, воспитанных на казенный счет, строили по ранжиру: ты - в музыканты, тебя - в сапожники, ты ступай в балет, а тебя - в повара... Алеше Егорову выпала доля:
- Собирайся в Питерсбурх - быть тебе живописцем!
Быть - и никаких разговоров: повинуйся.** Академия художеств любила опекать сирот, становясь для них родимой семьей, но режим был суров; в пять утра (еще тьма-тьмущая на дворе) уже поднимали детишек, прикармливая их скудно: на завтрак - бобы, вместо чая - стакан шалфея с бубликом. В аудиториях - холод собачий, а рабочий день для мальчиков кончался в семь часов вечера гречневой кашей с молитвой, после чего - спать! И так - год за годом... Не это меня удивляет, а другое: на такой незавидной пище Егоров развился в Геркулеса, завивавшего кочергу в "восьмерку", легко рвавшего пальцами колоду карт. У него не было избранной судьбы - он взял ту, которую ему дали, и случилось чудо: проявился не просто талант, а талантище!
Скуластого подростка иногда спрашивали: "Откуда ты взялся? Что помнишь с детства?"
А в памяти уцелел дым кизяка, пестрые халаты, бег коней да шатры на степном приволье - и все. Зрелость наступила в 1797 году: академия, признав талант Егорова, обеспечила его жалованьем, дала казенную квартиру с дровами и свечками, чтобы мог читать вечерами. Егоров обрел первых учеников. В характеристике его было начертано: "Свойства веселого и шутливого, трудолюбив, опрятности и учтивости мало наблюдает.., сложения здорового". В изображении человеческого тела, играющего мышцами, он стал виртуозом. Анатомию изучил лучше врача. А знание "антиков" было таково, что любую статую рисовал наизусть.
- Рисунок - это наука. Точная, как и алгебра. Но умейте соблюдать античную красоту тела, - внушал он ученикам.
В 1803 году его послали пансионером в Рим - ради совершенствования. Итальянский язык он освоил поразительно скоро. А появление "русского медведя" (как прозвали Егорова) было необычно. Он пришел в натурный класс, где все лучшие места были уже заняты. Егоров скромно пристроился где-то сбоку) быстро схватив карандашом натуру в самом неудобном для него ракурсе, с ленцою начал прохаживаться между мольбертами, бесцеремонно заглядывая в чужие листы.
- Вам, я вижу, нечего делать, - заметил профессор.
- Я уже закончил, можете взглянуть, вот! Профессор был удивлен, но выразил сомнение: русские, по его мнению, неспособны к рисунку, как итальянцы.
- А вот так они могут? - воскликнул Егоров. Схватив уголь, он прямо на стене начал обводить контур человеческой фигуры, ведя линию с большого пальца левой ноги, и, не допустив ни одного промаха в рисунке, закончив его мизинцем правой ноги. - Нет, вы так не можете! - сказал Егоров и удалился...
Один из учеников кинулся к стене с тряпкою, чтобы стереть "мазню русского дикаря", но профессор удержал его прыть:
- Оставьте! Это - шедевр гения...
Егоров был всецело поглощен изучением Рафаэля.
- Подражать великому мастеру - профанация, - утверждал он. - Но когда долго и пристально созерцаешь его шедевры, помимо воли проникаешься его же манерою...
Знаменитый Винченцо Камуччини, лучший живописец Италии, использовал рисунки Егорова для своих исторических композиций. Гениальный Антонио Канова принимал "русского медведя" у себя в мастерской; пьедестал, на котором позировала обнаженная красавица Елиза Биази, был украшен девизом: "Memento morn". Канова лепил, а Егоров рисовал; за работой они беседовали о соблюдении гармонической простоты древних классиков - это был странный разговор для артистов, живших в веке париков и мушек, жеманности модных Психей, подражавших элегическим пастушкам. Канова, ревностный католик, осуждал Егорова за то, что он не желает припасть к престолу папы Пия VII:
- При Ватикане вас ждет судьба всеобщего баловня!
- Но я создан для России, - отвечал Егоров. - Вы же, маэстро, тоже отказались быть сенатором при дворе Наполеона...
Алексей Егорович всегда был чутким патриотом. И однажды, когда честь России была задета, он взял оскорбителя за штаны и легко выставил в окно третьего этажа, встряхивая в руке над улицей, пока обидчик не взмолился о пощаде. А с натурщиками Егоров работал так. Клал на стол монету и говорил:
- Твоя! Если сумеешь меня к стенке прижать... Добродушный и славный, он сделался известен в Риме самому последнему нищему лаццарони. У него были и враги. По ночам на Егорова нападали наемные убийцы с кинжалами. Егоров побивал их всех, а стилеты переламывал, словно щепки. Слава переплеснула границы Италии, и "русский медведь" превратился в "русского Рафаэля". На Егорова возникла в Европе мода, коллекционеры и богачи охотно скупали его рисунки, стоимость которых определялась так: весь лист бумаги сплошь покрывался золотыми монетами - это и была цена рисунка!. Между тем для Наполеона, шагавшего очень широко, уже взошло пресловутое "солнце Аустерлица", обстановка в Европе была политически неустойчивая, и в 1806 году Академия художеств отозвала Егорова на родину.
Дома его ожидало назначение в адъюнкт-профессоры, вскоре Егоров стал и академиком Его тянуло к исторической теме из библейской истории, ибо в ней можно было полнее всего выразить человеческое тело - в его радостях и страданиях. А в знании истории религии Егоров мог бы соперничать с любым митрополитом... Александр I назвал его "знаменитым" после написания им аллегории "Благоденствие мира": за двадцать восемь дней работы Егоров создал гигантское полотно, в котором около сотни фигур были представлены в натуральную величину. Егоров стал легендарен!
А когда в академии вешали картину в столь тяжеленной раме, что свита служителей, истопников и дворников не могла с ней справиться, Алексей Егорович сам взбежал по стремянке.
- А ну! - сказал. - Давайте-ка ее сюда... И одной рукой богатырь укрепил картину на крюк. По вечерам, сидя перед раскрытым окошком с видом на Неву, заставленную кораблями, Алексей Егорович - академик! - тихо бренчал на балалайке, напевая частушки о самом себе:
Ах ты сын - Егоров сын,
Всероссийский дворянин
Конечно, такой богатырь один не заживется для укрепления творческой мощи необходима жена! Егоров посмеивался:
- На мою-то калмыцкую рожу. , какая польстится? 1812 год вызвал в русском обществе небывалый подъем патриотических чувств. Скульптор Мартос на барельефах, украшающих его памятник Минину и Пожарскому, сознательно увековечил себя, старца, в античном хитоне, жертвующего Отечеству двух своих сыновей, ушедших тогда в ряды народного ополчения.
У скульптора был еще выводок красивых дочерей.
- Ума не приложу: куда девать всю эту телятину? - говорил Мартос. - Хорошо бы распихать по рукам художников.
- Мне твоя Верочка мила, - намекнул Егоров Верный себе, он взялся за тему "Истязание Спасителя". Мы, живущие в XX веке, не поймем этого, а современники понимали, что егоровский Христос, подверженный бичеванию палачей, олицетворяет идею России 1812 года, стойко вынесшей поругание неприятеля.

Свеча жизни Егорова - Пикуль Валентин Саввич - читать бесплатно электронную книгу онлайн


Полагаем, что книга Свеча жизни Егорова автора Пикуль Валентин Саввич придется вам по вкусу!
Если так выйдет, то можете порекомендовать книгу Свеча жизни Егорова своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с произведением Пикуль Валентин Саввич - Свеча жизни Егорова.
Возможно, что после прочтения книги Свеча жизни Егорова вы захотите почитать и другие бесплатные книги Пикуль Валентин Саввич.
Если вы хотите узнать больше о книге Свеча жизни Егорова, то воспользуйтесь любой поисковой системой или Википедией.
Биографии автора Пикуль Валентин Саввич, написавшего книгу Свеча жизни Егорова, на данном сайте нет.
Отзывы и коментарии к книге Свеча жизни Егорова на нашем сайте не предусмотрены. Также книге Свеча жизни Егорова на Либоке нельзя проставить оценку.
Ключевые слова страницы: Свеча жизни Егорова; Пикуль Валентин Саввич, скачать, читать, книга, произведение, электронная, онлайн и бесплатно.
загрузка...