ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 




Геннадий Прашкевич Владимир Свиньин
Школа гениев


Xac
«Школа гениев»: Свиньин и сыновья; 2004
ISBN 5-98502-002-9
Аннотация

Детективно-фантастическая повесть современных авторов. Действие происходит в заштатном городишке, ничем не примечательном. Но это только на первый взгляд — в этом тихом омуте водятся и гении, и злодеи...

Геннадий Прашкевич, Владимир Свиньин
Школа гениев

Час уже пробил и выбор между злом и добром у нашего порога.
Норберт Винер

Глава первая
ПЕСОЧНЫЕ ЧАСЫ


1

Эдвин Янг, старший инспектор Федерального Бюро по борьбе с наркотиками и особо опасными лекарствами (ФБНОЛ), дождался все же звонка. Звонил Черри — спецагент, отправленный Янгом в Бэрдокк. Голос Черри звучал приглушенно:
— Похож, шеф, с нашим клиентом что-то случилось. Весь Бэрдокк на ногах. К известной вам вилле не пробиться.
— Что значит “похоже”? — возмутился Янг. — Ты можешь выразиться точнее?
— С утра вокруг виллы — настоящая кутерьма: машины, врачи, полиция. Я пытался затесаться в компанию журналистов, но никто ничего толком не знает. Кто-то в толпе хихикнул: “Еще одним гением меньше”, этого человека избили. В газетах…
— Газеты я прочту сам, — оборвал Янг агента. — А в Бэрдокк, кажется, отправлюсь прямо сейчас.
— Это было бы замечательно.
— “Замечательно”? — передразнил Янг агента. Повышенная эмоциональность Черри всегда его раздражала. — Закажи мне номер в “Гелиосе”, присматривайся ко всему, что происходит в городе и вокруг виллы. В этом деле, Черри, меня интересует абсолютно все.

2

Отдел СИ, старшим инспектором которого являлся Янг, занимался выявлением нелегальных каналов сбыта наркотиков и особо опасных лекарств внутри страны. Как правило, самые знаменитые города интересовали Янга прежде всего именно с этой, весьма специфической точки зрения; он искренне считал, что Бэрдокк известней Парижа. И сейчас, послед звонка Черри, Янг немедленно потребовал от телефонистки прямой связи с Бэрдокком.
— Прежде всего полицию, — попросил он. Ожидая звонка, он пытался вспомнить имя капитана,
с которым уже имел однажды дело в том же Бэрдокке. Джилберт?.. Похоже, но не совсем… Далберт?.. Звучало, пожалуй, мягче… Вот помощник начальника полиции запомнился лучше. Лейтенант Палмер, здоровяк из тех, что отчаянно нравятся женщинам и газетчикам. В меру разговорчив, улыбчив. “За спиной таких ребят мы в безопасности”. Три года назад, когда Янгу пришлось побывать в Бэрдокке, о Палмере так и писали. Правда, Янгу тогда это не помогло…
Легок на помине! Янг вздрогнул, услышав знакомый уверенный бас:
— Капитан Палмер у телефона.
— О, уже капитан!.. Это Эдвин Янг, ФБНОЛ. Рад поздравить вас с повышением, Палмер.
— Не думаю, что моя карьера вас так волнует, — хладнокровно заметил капитан Палмер. — Что вам опять понадобилось в наших краях? Не все в Бэрдокке вспоминают вас с удовольствием, особенно мой бывший шеф капитан Дженкинс. Это из-за вас он угодил на пенсию раньше срока.
— Работа в полиции не терпит халатности… — начал Янг, но капитан бесцеремонно прервал его:
— А как ваша голова, инспектор? Здоровье, надеюсь, вас не подводит?
— Если уж быть точным, капитан, то — старший инспектор! Как видите, мы тоже растем, а рост это, несомненно, и показатель здоровья. Как видите, я не забыл о Бэрдокке.
— Очередная анонимка?
— Скорее, профессиональный интерес к одному из граждан вашего города.
— Могу я узнать имя?
— Разумеется. Лаваль. Анри Лаваль. Оно что-нибудь вам говорит?
— Лаваль… — недовольно повторил капитан Палмер, и Янг мог поклясться, что трубку на том конце на секунду прикрыли ладонью. — С этим парнем и у нас достаточно хлопот, но при чем тут ваше ведомство?
— Значит, я прав? С Лавалем случилось нечто серьезное?
— Куда уж серьезнее. Но и противоестественного ничего нет. Он просто умер.
— Причина смерти?
— Кровоизлияние в мозг. Но лучше вам этот вопрос повторить после вскрытия.
— Отлично, — Янг усмехнулся. — Хорошо бы до моего появления, капитан, не трогать тело Лаваля. Надеюсь, вы понимаете, что это не просто просьба?

3

В кабинете шефа Янг не потерял ни секунды.
— Мне необходимы полномочия первой категории, — сказал он. — Без этих полномочий делать в Бэрдокке нечего.
— Эдвин, — выцветшие брови шефа нервно задергались. — Эдвин, я не спал двое суток. У меня на конвейере дело Сеймура, а ты опять с Бэрдокком. У них что, нет своей полиции?
— Как будто вы не знаете бэрдоккских патриотов, — нахмурился Янг. — Им показываешь героин, а они говорят — это сахарная пудра. И все только потому, что дело происходит в Бэрдокке. Без первой категории мне там делать нечего. Тот же Палмер, он хорошо запомнил меня.
— Ну да? — выпалил шеф. — Вы повздорили с этим малым и теперь ни шагу без первой категории! В наше время работали вообще без всяких категорий. Просто работали, Эдвин, и кирпичи на наши головы падали не так уж и часто.
Он поднял глаза на Янга и несколько смягчился:
— Ладно, категорию я тебе дам. На два дня, не больше, чтобы ты не привык. Так что, действуй активно и не подставляй свою голову под кирпичи. Лучше недосыпать, чем валяться на койке госпиталя.

4

История, на которую так прозрачно намекали и шеф, и капитан Палмер, случилась с Эдвином Янгом в том же Бэрдокке. Официальная статистика никогда не отмечала особого интереса бэрдоккцев к “травке” или к определенным препаратам, более того, как-то издавна принято было считать — в Бэрдокке, городе гениев, и быть ничего такого не может, вот почему анонимное письмо, посвященное “вопиющим фактам” и весьма задевающее честь и достоинство Бэрдокка, легло три года назад не только перед начальником местной полиции, но и перед шефом отдела СИ. Скандал казался неминуемым.
“Дьявольская кухня”, “Мерзость под личиной чистой науки” — пожалуй, это самые мягкие определения, какие можно было услышать в адрес некоей подпольной лаборатории по производству наркотических веществ, которую таки нашли в Бэрдокке. Когда лейтенант Палмер и его люди накрыли лабораторию и даже арестовали ее организатора химика Фроста, Эдвин Янг выехал в Бэрдокк. Ему хотелось самому осмотреть место, где химик Фрост занимался своим дьявольским делом, поэтому Янг не поставил полицию Бэрдокка в известность о своем прибытии, а пост, установленный перед виллой, попросту обошел.
Вилла и сад Янга не разочаровали.
Просторный теннисный корт, два бассейна, английские лужайки, невероятные, далее диковинные скульптуры, установленные в самых неожиданных местах, таинственные беседки, таинственность которых усиливалась странным пением эоловых арф — конечно, этот райский уголок ничем не походил на пристанище озлобленного алхимика.
Подвал Янг осмотрел особенно тщательно. Часть аппаратуры уже вывезли, но и то, что осталось, достаточно подчеркивало фундаментальность когда-то ведшихся тут работ.
Узкая лестница вела из лаборатории наверх, в гостиную. По ней Янг уже поднимался. Его больше заинтересовал узкий, не очень хорошо освещенный коридор, перекрытый в конце стеклянной, но непрозрачной дверью. Что там?
Янг неторопливо шел по мягкому ковру, совершенно поглощающему шум шагов, когда до него донеслись голоса.
Здесь? На вилле, перед которой установлен полицейский пост?
Янг остановился и прислушался.
Говорили двое. Оба нервничали.
“Прежде всего, дорогой Блик, мы люди дела…”? — голос был сух. Голос человека, привыкшего иметь дело с точными расчетами.
“Хватит болтать? — второй голос звучал крайне раздраженно. — Я не люблю, когда меня водят за нос. Особенно такие типы, как вы!”
“Ну, ну, — голос оставался таким же сухим, но был полон напряжения. — Смею уверить, мой маленький бизнес куда невинней того, каким занимаетесь вы”.
“Заткнитесь! Не утруждайте свой поганый язык! Я заплачу цену, которую вы считаете достаточной, но это все. Вы поняли? Все! И будьте добры забыть обо мне”.
“Какой смысл рвать столь полезные связи?”
В этот момент Янга ударили.
Удар оказался весьма серьезным. В себя инспектор пришел через несколько дней в госпитале. Его “возвращения” ждали. В кресле, поставленном перед кроватью, сидел грузный лейтенант Палмер. Именно он рассказал, что ему позвонили с поста. У Янга, конечно, первая категория, но какого черта ему пришло в голову обходить полицию? Зачем ему вообще бродить по чужой территории? Ну и вот… Лейтенант развел здоровенными руками. Теперь ему, лейтенанту Палмеру, приходится приносить извинения: его люди, кажется, слегка переусердствовали, но ведь в руках у Янга был пистолет…
— Я бы хотел увидеть капитана Дженкинса.
— Капитан Дженкинс подал в отставку.
— Я слышал голоса, лейтенант. Я не был один на вилле. Несмотря на ваш пост, там был кто-то еще. Я отчетливо слышал голоса.
— Такое бывает, — лейтенант Палмер переглянулся с подошедшей медсестрой. — Это не страшно, инспектор.
Доказывать, что галлюцинациями он не страдает, Янг не стал. Тем более, что подпольная лаборатория, при всей ее фундаментальности, особо впечатляющих результатов все-таки не дала. Да, химик Фрост ставил там сомнительные опыты, но имели ли они прямое отношение к индустрии наркотиков? Этого никто не сумел Доказать. Правда, Фрост попал в Куинсвиллскую тюрьму, но Янгу всегда казалось, что это не столько наказание, сколько чье-то желание отпихнуть химика в сторону от каких-то более серьезных событий.
Каких? Кто мог быть в этом заинтересован?
Эта история занозой сидела в памяти Янга. Инспектор был совершенно уверен, что слышал голоса, что странное имя Блик (Уклейка) ему не почудилось, а капитан Дженкинс до истории с Фростом вовсе не помышлял об отставке. Но что можно доказать, валяясь на госпитальной койке?

5

Сообщение Черри весьма заинтересовало Янга.
Лаваль — имя серьезное. Патриоты Бэрдокка, в том числе и бэрдоккская полиция, вряд ли позволят влезть в это дело достаточно глубоко. Им вполне хватило прошлого скандала с химиком Фростом, так что ему, Янгу, придется изрядно попотеть, если он захочет разобраться в произошедшем.
Он инстинктивно чувствовал — смерть Лаваля как-то связана с историей химика Фроста.
Или может быть связана…
Он неторопливо вел машину по пустынному шоссе, ничто не отвлекало его мыслей.
Наркотики.
С некоторых пор сотрудники ФБНОЛ начали замечать, что проблема наркотиков в стране вдруг приобрела некие новые, довольно неожиданные черты. Неизвестная, но весьма властная рука, кажется, ликвидировала соперничество подпольных групп, та же рука, похоже, объединила действия подпольных химиков-одиночек, что же касается препаратов, то они приобрели прямо-таки дьявольские свойства. Янг сам держал в руках пачку стандартов. Ни одна известная ему фирма не признала их своими. И немудрено, ведь именно этот препарат в самое короткое время приводил свои жертвы к гибели. Кончиком нити мог, наверное, послужить Фрост, но ведь он находился в Куинсвиллской тюрьме.
Нет, нет, поездка в Бэрдокк необходима! И особые полномочия тут будут весьма уместны.
Янг вздохнул.
Огромный щит: “ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В БЭРДОКК —
1 2 3

загрузка...