ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   принципы идеальной Конституции,   прогноз для России в 2020-х годах,   расчет возраста выхода на пенсию в России закон о последствиях любой катастрофы
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 




Дмитрий Емец
Инопланетянин из бутылки




«Дмитрий Емец. Инопланетянин из бутылки»: Эксмо; Москва; 2004
ISBN 5-699-07668-9
Аннотация

Невероятное везение! Вначале Флюк перепутал звездные карты, затем у него сломалась гугнилка, потом к нему привязался врант – космический охотник, главный враг крубсов; наконец, Флюк очутился в бутылке шампанского и три дня проторчал в ней, пока эту бутылку не открыли на дне рождения шестиклассника Фомы Соболева. Вот тут-то Флюк и выяснил, что попал на планету Земля. Фома и его друзья Димка и Нина были очень рады знакомству с маленьким инопланетянином. Флюк рассказал ребятам, что ему надо срочно достать новую гугнилку, без которой его тарелка не могла летать. Ведь на Земле крошечный крубс стал бы легкой добычей вранта – а он наверняка рыщет сейчас в поисках Флюка, чтобы сожрать его. А так и было на самом деле – но ни Фома, ни Димка, ни Нина не подозревали, что врант уже кружит над Москвой...

Дмитрий Емец
Инопланетянин из бутылки

Глава 1
ТАЙНА БУТЫЛКИ С ШАМПАНСКИМ

Двадцать шестого апреля шестиклассник Фома Соболев отмечал свой двенадцатый день рождения. К нему в гости пришли его одноклассники Димка Демидов и Нина Светлова. Родители, считавшие день рождения сына и своим праздником, приготовив ребятам сладкий стол, отправились в кафе. Старшие Соболевы были людьми со странностями, что доказывало хотя бы имя, которое они дали мальчику. Если бы папа и мама в свое время могли бы предположить, как беднягу Фому из-за него будут дразнить, они бы тысячу раз подумали прежде, чем назвать его так.
А сейчас младший Соболев с друзьями сидел за столом, уминал за обе щеки торт и рассказывал о своей коллекции монет, которая утром пополнилась двумя интересными экспонатами – немецким пфеннигом и английским шиллингом.
Коллекционирование монет было любимым увлечением Фомы, и он мог говорить об этом бесконечно, так же, как Дима о компьютерных играх.
Фома был высоким, полным очкариком-отличником, каких в школе не любят за занудство и зубрежку, но пользуются их знаниями на контрольных. Его друг Демидов – шустрый лопоухий хорошист – слегка заикался и имел дурную привычку в каждое предложение вставлять «ну это». Когда он рассказывал: «А я... ну это... выскакиваю и в него... ну это... из базуки, а он... ну это... на куски!» – можно было лопнуть от смеха.
Нина Светлова, хорошенькая бойкая шестиклассница с короткой стрижкой под пажа, сидела с Фомой за одной партой и сдувала у него все контрольные и диктанты.
А сейчас гости, скучая, рассматривали болгарские стотинки, которые совал им под нос юный нумизмат. Вдруг Димка вспомнил о чем-то, хлопнул себя по лбу и закричал:
– И осел же я! Не все подарки Фоме отдал! Книжку сунул, а про бутылку шампанского совсем забыл!
– Какого шампанского? Настоящего? – глаза Нинки расширились от предвкушения кутежа.
Демидов слегка сконфузился:
– Ну это... не совсем настоящее. Оно безалкогольное.
Он выскочил в коридор и вернулся с большой зеленоватой бутылкой, горлышко которой было обернуто фольгой. На этикетке была надпись: «ДЕТСКОЕ ШИПУЧЕЕ ШАМПАНСКОЕ».
– А в нем есть градусы? – жадно спросила Нинка.
– Градусы есть в градуснике, а в шампанском есть газ! – назидательно сказал Фома.
– Чур, я открываю! – Дима встряхнул бутылку, сорвал фольгу и с рвением сапера-недоучки стал раскручивать проволочку, удерживающую пластмассовую пробку.
– Не тряси! Сейчас как взорвется! – взвизгнула Нинка, отскакивая от стола. Если бы она так скаканула в присутствии тренера, ее наверняка взяли бы в олимпийскую сборную по прыжкам с места, а так талант пропал даром.
Светлова как в воду смотрела. Внезапно пробка вырвалась, ударила в потолок, а Фому, в сторону которого Демидов направил горлышко, обдало сладкой пеной.
– Я же говорила: взорвется! – фыркнула девочка.
– Прости, я... ну это... нечаянно! – оправдывался Димка.
– Да ладно, в «Формуле-1» после соревнований и не так обливаются! – сказал Фома, рассматривая большое мокрое пятно на рубашке. В свой день рождения он решил не огорчаться из-за пустяков, к тому же рубашка скоро высохнет.
– Эй, недотепы! Подставляйте бокалы, а то все шампанское вытечет! – крикнула Нина.
Но не успели ребята схватить бокалы, как неожиданно из бутылки раздался недовольный голос:
– Перестаньте меня взбалтывать, иначе я за себя не отвечаю! Немедленно вытащите меня из этой штуки, или я применю липучки!
От неожиданности Димка едва не уронил шампанское на пол.
– Кто там? Кого ты туда сунул? – пораженно выдохнул Фома, уставившись на приятеля.
– Никого я туда не совал!
– А где бутылку купил?
– Ясно где: в магазине! Не сам же сделал! Родители мне деньги дали, я и купил.
– Хм... Может, это в телевизоре сказали, а нам померещилось? – предположил Фома, но не успели ребята обсудить эту версию, как из бутылки вновь раздался голос:
– Вы что, совсем с мозгами разругались и с извилинами поссорились? Немедленно выпустите меня! Требую именем галактического законодательства!
Нина попыталась заглянуть внутрь бутылки, но за темным стеклом с этикеткой ничего не увидела.
– Я поняла, это бутылка из магазина шутливых ужасов! – воскликнула она. – Там внутри плеер. Признавайся, Демидов, ты нас хотел разыграть!
– Клянусь вам, никого я не разыгрывал! Купил в обычном продуктовом... Ну это, который за углом... где почта! – забормотал Димка. Отказаться от своего нуэканья, особенно в такие волнительные минуты, ему было не под силу.
– Выпустите меня, ослы, или я моментально использую липучку! Бараны! Жирафы! Считаю до трех... Раз... два... две целых одна десятая... две целых одна десятая и одна сотая...
Так как голос не умолкал, а бутылка подрагивала, словно кто-то в ней барабанил по стенкам, Соболев, поколебавшись, принес из кухни молоток.
– Не вздумай разбивать! Расколешь магнитофончик! – запротестовала Нинка.
– Нет там никакого магнитофона! – возмутился Димка.
– Нет есть! Есть! Есть!
Пресекая спор, Фома взмахнул молотком и не очень сильно, чтобы было поменьше осколков, ударил им по горлышку бутылки.
– Вот и нет магнитофончика! – расстроилась девочка.
– Ты бы еще кувалдой шарахнул! Раз-два, моментально! – внезапно раздался все тот же голос.
Посреди осколков ребята увидели маленького зеленого человечка, лысого, с длинным носом, большим ртом и двумя коротенькими наростами на затылке. Он стоял на столе и потирал рукой макушку. Размером неизвестный был примерно с ладонь.
Ребята пораженно уставились на него. Нинка решила было упасть в обморок, но раздумала, сообразив, что может пропустить нечто интересное.
– Ты... ну это... откуда в-взялся? – заикнувшись, спросил Димка.
– Из бутылки! Разве не видно? – возмутился человечек.
– Я догадалась! Ты джинн! – воскликнул Фома, любивший читать восточные сказки. – Джинн, ты будешь выполнять наши желания?
– Ага! Держи карман шире и жуй морковку в тире! – в рифму проворчал незнакомец.
Поняв, что исполнение желаний отменяется, Нинка разочарованно вздохнула:
– Выходит, ты не джинн? И не чертик?
– В самую точку! И еще я не продавец унитазов, не надувальщик воздушных шариков, не извлекатель горошин из уха, не танкист и не доктор химических наук с дипломом повара по вермишельной специальности! – съязвил человечек.
– А откуда у тебя рожки? – недоверчиво спросила Светлова, подозревая, что они имеют дело как раз с чертиком. (На всякий случай Нинка даже незаметно перекрестилась.)
Незнакомец топнул ногой, снова раздражаясь:
– Какие это рожки? Где ты видишь рожки, раз-два моментально? Покажи мне на них пальчиком! Вот эти штучки у меня на голове? Это не рожки, это антенны! Повторяю по буквам: А нюта н арубила т ьму е лок... и так далее...
– Так откуда же ты взялся? – поинтересовался Фома, когда человечек сделал паузу. Тому уже, видимо, надоело язвить, и он спросил более миролюбиво:
– Вы что, темные совсем, никогда раньше инопланетян не видели? Скажите еще, что с другими цивилизациями не контачите, и в другие галактики не летаете, и по созвездиям не путешествуете...
Ему достаточно было одного взгляда на лица ребят, и он понял, каким будет ответ.
Инопланетянин засмеялся басом. (Самое поразительное, что голос у него постоянно менялся.)
– Так вот в чем дело! Ну здравствуйте, братья по разуму! Меня зовут Флюк с планеты Вечной Охоты, а вы кто?
– Я Фома, а это Нина и Дима, – представил друзей Соболев.
Глядя на космического пришельца, Фома рассмотрел, что тот одет в прозрачный тонкий скафандр и такой же шлем, и понял, почему инопланетянин не захлебнулся в шампанском.
Флюк вприпрыжку подбежал к окну – передвигался он довольно смешно, словно подпрыгивая на пружинках – и сквозь стекло выглянул наружу.
– И как называется это форменное безобразие, я имею в виду вашу планетку? – поинтересовался он.
– Земля. А город – Москва!
Инопланетянин схватился за голову:
– Как-как? Земля? Никогда не слышал! Должно быть, меня занесло в другой конец Галактики!
Фома посмотрел на осколки бутылки на столе, но того, что он искал, среди них не оказалось.
– Где же твоя летающая тарелка? – спросил он.
– Может, она была замаскирована под бутылку с шампанским? – предположила Нинка, вообразившая, как сквозь галактики в псевдобутылке из зеленого стекла летит космический пришелец.
Флюк не стал даже комментировать предположение, только взглянул на девчонку и печально вздохнул.
– У моей тарелки отказала гугнилка, – сказал он немного погодя.
– Что-что отказало?
– Разве я неясно выразился? Гу-гни-лка! Без нее в космосе делать нечего, все равно никуда не догугнишь.
Услышав такое смешное слово, ребята едва не расхохотались, но, почувствовав, что Флюк может рассердиться, сдержались. И без того инопланетянин, настроение у которого быстро менялось, бегал по подоконнику в ужасном беспокойстве и шипел, как подгорающая яичница.
– Исключительное невезение! Вначале я путаю карты, затем у меня моментально ломается гугнилка, привязывается врант, я падаю невесть куда, и я как идиот три дня торчу в бутылке! И это, когда меня ждут дома!
– А как ты... ну это... оказался в шампанском? – спросил Димка.
– По глупейшему стечению обстоятельств! Я спускался с чердака, на котором застряла моя тарелка, с помощью двух липучек. Одно неверное движение – правая липучка соскакивает, и я оказываюсь в каком-то цеху. Там я поскользнулся – тьфу, вспомнить противно! – и меня подхватила лопасть вентилятора. Она меня подкинула, и я шлепнулся прямо в чан, из которого насос разливает эту бурду по бутылкам. Едва я успел надеть шлем и загерметизировать скафандр, как оказался внутри.
– Но как ты протиснулся внутрь? Горлышко ведь слишком узкое для тебя! – не понимала Нинка.
– Давление в насосе сильное, а я мягкий. Могу принимать любые формы!
Флюк вытянулся, весь сузился и стал тонким, как пластилиновая колбаска, которая могла проскочить даже в замочную скважину. Пораженные ребята, замерев, наблюдали, как инопланетянин завязывается в узлы с такой легкостью, будто в нем нет ни одной кости.
Фома, пораженный, что пришелец запросто разговаривает на их языке, кашлянул:
– Если не секрет, откуда ты знаешь русский?

Это ознакомительный отрывок книги. Данная книга защищена авторским правом. Для получения полной версии книги обратитесь к нашему партнеру - распространителю легального контента "ЛитРес":


1 2
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   циклы национализма и патриотизма и  пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и 
загрузка...