ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Дитерлинг обошел нашу тачку Ч одноколесная машина с расположенными вн
ахлест броневыми сегментами походила на свернувшегося в защитной позе
броненосца Ч и открыл крошечный багажник.
Ч Черт. Чуть не забыл наши плащи, братишка.
Ч Вообще-то, я на это надеялся.
Он бросил мне один плащ.
Ч Надевай и перестань ныть.
Я накинул плащ поверх нескольких комплектов одежды, которые успел на себ
я напялить, и одернул его. Полы плаща скользили по уличным лужицам грязно
й дождевой воды, но это вполне отвечало вкусам аристократов Ч попробуй
наступи! Дитерлинг надел свой плащ и застучал пальцам по тисненым узорам
на манжете, набирая опции. При виде каждого нового портновского изыска н
а его лице возникала гримаса отвращения.
Ч Нет. Нет... нет. Боже мой, нет. Опять нет. И это не пойдет.
Я вытянул руку и ткнул большим пальцем в одну из «клавиш».
Ч Вот. Будешь выглядеть сногсшибательно. А теперь заткнись и дай мне пис
толет.
Я уже выбрал для своего плаща жемчужный тон, в надежде на то, что на его фон
е пистолет будет максимально незаметен. Дитерлинг извлек маленькое ору
жие из кармана пиджака и предложил его мне так, словно это была пачка сига
рет.
Пистолет был миниатюрным и полупрозрачным, под его гладкими люцитовыми
плоскостями просматривался лабиринт крошечных деталей.
Он был снабжен заводным механизмом, а изготовлен целиком из углерода Ч
в основном, из алмаза, Ч но с добавлением фуллерина для смазки и энергосб
ережения. Ни металлов, ни взрывчатых веществ, ни проводки Ч только сложн
ые рычажки и шестерни, смазываемые фуллериновыми молекулами. Стреляет а
лмазными флекеттами со стабилизированным вращением, которые извлекают
энергию спуска фуллериновых пружин, сжатых до предела прочности. Заводи
тся ключом, подобно механической игрушке. Пистолет не был снабжен ни при
целами, ни стабилизирующими системами, ни устройствами, которые помогаю
т наведению на цель.
Но все это не имело значения.
Я сунул пистолет в карман плаща, уверенный, что никто из прохожих ничего н
е заметил.
Ч Кое-что изящное, как и обещал, Ч сказал Дитерлинг.
Ч Сойдет.
Ч И только-то? Таннер, ты меня разочаровываешь. Эту вещицу отличает скрыт
ая, зловещая красота. Я даже думаю, что она пригодна для охоты.
Мигуэль Дитерлинг в своем репертуаре. Он на все смотрит с позиции охотни
ка.
Я выдавил улыбку.
Ч Верну его тебе в целости и сохранности. А если не получится, то теперь я
знаю, что подарить тебе на Рождество.
Мы зашагали к мосту. Это был наш первый визит в Нуэва-Вальпараисо, но это н
е имело значения. Его схема, как это бывает в большинстве крупных городов
планеты, казалась хорошо знакомой Ч вплоть до названий улиц. Большинств
о зданий располагались в дельтовидных кварталах; каждая из улиц, образую
щих стороны треугольника, тянулась на сотню метров Ч до нового трехстор
оннего перекрестка. Обычно «ядро», или центральный треугольник, Ч самый
маленький. Треугольники, которые его окружают, последовательно увеличи
ваются до тех пор, пока геометрический порядок не рассыпается паутиной п
ригородов и новостроек. Что касается центрального треугольника, то горо
д поступал с ним как хотел, и обычно это зависело от того, сколько раз его з
анимали Ч или бомбили Ч за время войны. Лишь изредка можно было обнаруж
ить признаки дельтовидного «челнока», вокруг которого возникло поселе
ние.
Нуэва-Вальпараисо зародился именно таким образом. Улицы его имели обычн
ые названия: Омдэрман, Норквинко, Арместо и так далее, Ч но центральный тр
еугольник был погребен под сложной конструкцией моста, который оказалс
я достаточно полезным для обеих сторон, чтобы выжить и даже почти не пост
радать. Отвесно вздымаясь метров на триста с каждой стороны, мост чернел,
словно корпус корабля, его нижние уровни, усеивали наросты отелей, ресто
ранов, казино и борделей. Но даже не видя моста с улицы, было очевидно, что м
ы находимся в старом районе, неподалеку от посадочной площадки. Некоторы
е здания строили, громоздя друг на друга грузовые отсеки кораблей. В них в
иднелись соты окон и дверей, которые за последующие два с половиной века
украсились всяческими архитектурными причудами.
Ч Эй, Ч произнес голос. Ч Таннер... мать твою... Мирабель!
Он стоял в полутемной галерее, прислонившись к стене Ч с таким видом, буд
то от скуки ему осталось лишь наблюдать за ползущими мимо насекомыми. До
сих пор мы общались только по телефону или видео Ч сводя наши разговоры
к минимуму, Ч и я ожидал увидеть кого-то значительно более рослого и не ст
оль похожего на крысу. Плащ на нем был тяжелым, как и мой, но выглядел так, бу
дто вот-вот свалится с плеч. У него были желто-коричневые зубы, словно зато
ченные напильником, острая физиономия, обросшая неровной щетиной, и длин
ные черные волосы, которые он зачесывал назад с узкого лба. В левой руке че
ловек держал сигарету, которую периодически подносил к губам, при этом е
го правая рука пряталась в боковом кармане плаща, не проявляя желания от
туда показываться.
Ч Васкес? Ч я постарался не выказать удивления Ч хотя он выследил Дите
рлинга и меня. Ч Полагаю, ты проследил за нашим человеком?
Ч Эй, остынь, Мирабель. Этот парень без моего ведома даже не помочится.
Ч Он все еще улаживает свои дела?
Ч Ага. Ты знаешь этих богатых деток. У меня тоже дел хватает. Я бы на его ме
сте уже летел по этому мосту, как дерьмо на колесах, Ч он ткнул сигаретой
в сторону Дитерлинга. Ч Это кто, змеелов?
Дитерлинг пожал плечами.
Ч Как тебе угодно.
Ч Крутое дело Ч охотиться на змей, Ч не выпуская из руки сигарету, он сд
елал жест, словно целится и стреляет Ч несомненно, в какую-нибудь гамадр
иаду. Ч Не прихватишь меня с собой как-нибудь, поохотиться?
Ч Не знаю, Ч отозвался Дитерлинг. Ч У нас не в ходу двуногая наживка... Но
я поговорю с хозяином и погляжу, что можно придумать.
Васкес Ч Красная Рука оскалил острые зубы.
Ч Шутник. Ты мне нравишься, Змея. Но ведь ты работаешь на Кагуэллу, поэтом
у должен мне нравиться. Кстати, как он поживает? Я слышал, ему досталось не
меньше, чем тебе, Мирабель. По правде, до меня дошли скверные слухи Ч что о
н вообще никак не поживает.
Мы не планировали вот так, сразу объявлять о смерти Кагуэллы. Сначала сто
ило поразмышлять над совокупностью ее последствий Ч однако новость, оч
евидно, достигла Нуэва-Вальпараисо раньше нас.
Ч Я сделал все, что мог, Ч сказал я.
Васкес кивнул медленно и мудро, как будто услышал подтверждение какому-т
о священному постулату.
Ч Ага, я об этом слышал, Ч он положил левую руку мне на плечо, держа сигаре
ту на расстоянии от жемчужной материи плаща. Ч Я слышал, что ты проехал че
рез пол-материка без ноги только ради того, чтобы доставить Кагуэллу и ег
о сучку домой. Это охрененный героизм, парень, даже для белоглазого. Ты как
-нибудь расскажешь мне об этом за стаканчиком виски с содовой, а Змея внес
ет меня в список своей очередной полевой командировки. Верно, Змея?
Мы продолжали идти в сторону моста.
Ч Не думаю, что у нас есть время на выпивку, Ч заметил я.
Ч Не понимаю вас, ребята, Ч Васкес шагал впереди, все еще держа руку в кар
мане. Ч Только скажите словечко Ч и Рейвич перестанет быть проблемой и
станет пятном на полу. Предложение все еще в силе, Мирабель.
Ч Я должен прикончить его лично, Васкес.
Ч Ага. Я об этом слышал. Нечто вроде вендетты. У тебя что-то такое с бабенко
й Кагуэллы, так?
Ч Тактичность не входит в список твоих достоинств, Красный.
Я заметил, как Дитерлинг скривился. Мы сделали еще несколько шагов прежд
е, чем Васкес остановился и уставился на меня.
Ч Что ты сказал?
Ч Я слышал, что тебя называют за глаза Васкесом Ч Красной Рукой.
Ч А тебе-то до этого какого хрена?
Ч Не знаю, Ч передернул я плечами. Ч С другой стороны, какое дело тебе до
того, что было между мной и Гиттой?
Ч Ладно, Мирабель, Ч он глубже обычного затянулся сигаретой. Ч Думаю, м
ы друг друга поняли. Мне не нравятся одни вопросы, тебе не нравятся другие
. Быть может, ты даже трахался с ней, не знаю, парень, Ч он явно заметил, как я
напрягся. Ч Но, повторяю, это не мое дело. И больше об этом не спрошу. Даже д
умать об этом не буду. Но окажи мне одну услугу, ладно? Не зови меня Красной
Рукой. Я знаю, что Рейвич паршиво поступил с тобой в джунглях. Слышал, что т
ы там едва концы не отдал. Но усеки одно: ты здесь в меньшинстве. Мои люди сл
едят за тобой постоянно. Это значит, что ты не захочешь огорчить меня. А ес
ли огорчишь, то я устрою тебе такое, мать твою, что залипуха от Рейвича пок
ажется тебе сраным пикником на лужайке.
Ч Кажется, нам следует поймать этого джентльмена на слове, Ч вмешался Д
итерлинг. Ч Верно, Таннер?
Ч Скажем, мы оба задели друг другу чувствительное место, Ч сказал я, пре
рвав наконец долгое напряженное молчание.
Ч Ага, Ч согласился Васкес. Ч Мне это нравится. Мы с Мирабелем парни гор
ячие и должны уважать чувствительные места друг друга. Заметано. А тепер
ь пойдем пропустим по паре коктейлей, а Рейвич пока сделает свой ход.
Ч Не хотелось бы слишком удаляться от моста.
Ч Не проблема.
Васкес пробивал нам путь с безмятежной легкостью, расталкивая вечерних
гуляк. С нижнего этажа одного здания, собранного из грузовых отсеков, дон
осились звуки аккордеона Ч медленные и величественные, как реквием. Сна
ружи прохаживались парочки Ч в большинстве не аристократы, а местные жи
тели, правда, одетые со всей доступной им роскошью. Молодые люди, раскован
ные, симпатичные, с улыбками на лицах, присматривали местечко, где можно б
ыло перекусить, поиграть на деньги либо послушать музыку. Скорее всего, в
ойна так или иначе коснулась каждого; быть может, многие из них потеряли д
рузей или любимых. Но Нуэва-Вальпараисо располагался достаточно далеко
от фронтов, где гуляла смерть, так что война не занимала главенствующее м
есто в мыслях этих людей. Трудно было не завидовать им; трудно не пожелать
, чтобы и мы с Дитерлингом могли зайти в бар и напиться до беспамятства Ч
так, чтобы забыть о заводном пистолете, забыть о Рейвиче и о причине, котор
ая привела меня на мост.
В этот вечер здесь были, разумеется, и другие. Например, солдаты в увольнен
ии, одетые в гражданское, но мгновенно узнаваемые Ч с короткими агресси
вными стрижками, гальванически накаченными мускулами, меняющими цвет т
атуировками на предплечьях и странным асимметричным загаром на лицах
Ч пятно бледной кожи вокруг одного глаза, которым они обычно вглядывают
ся в укрепленный на шлеме прицельный монокуляр. Здесь было не важно, на ка
кой стороне ты воюешь. Солдаты всех армий и группировок и гражданские об
разовали пеструю смесь Ч как ни странно, не взрывоопасную, вероятно, бла
годаря присутствию в ней представителей милиции, которая патрулировал
а Демилитаризованную Зону. Патрульные были единственными, кому дозволя
лось носить оружие в пределах ДМЗ, и поэтому щеголяли в белых накрахмале
нных перчатках, выставляя напоказ пистолеты. На Васкеса они не покушалис
ь, даже если бы мы не шли рядом с ним, так что нам с Дитерлингом было не о чем
беспокоиться. Мы, наверное, смахивали на горилл, на которых натянули прил
ичную одежду. Однако нас трудно было принять за солдат, которые только чт
о пришли с фронта. Каждый из нас приближался к тому возрасту, который прин
ято считать серединой жизни. На Окраине Неба это составляет сорок Ч шес
тьдесят лет Ч за историю человечества эти показатели почти не изменили
сь.
Значит, остается еще столько же... Не густо.
Мы с Дитерлингом поддерживали форму, но не доводили себя до такого состо
яния, как местные вояки. Их мускулатура и прежде была гипертрофированной
по обычным меркам, но с тех пор, как я сам был «белоглазым», ребята перешли
границы разумного.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

загрузка...