ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Я дошла до кожаного урода и рухнула в мягкие подушки. Колени оказались выше головы, спина скрючилась. Самая удобная мебель для больных людей! Если вы имеете в анамнезе артрит, остеохондроз, прострел, миозит или вы просто не тренированный физически человек, выкарабкаться из объятий дивана будет затруднительно, без чужой помощи встать не сумеете. Да и здоровому не слишком-то удобно сидеть в позе паука, когда голова находится ниже коленных суставов. Будем надеяться, хоть хирург тут знающий и сразу поймет, что случилось с Вовкой.
– Извините, пожалуйста, – тихо прозвучало сбоку, – вашему мужу совсем плохо?
Я повернула голову и увидела милую даму неопределенных лет, одетую в строгий, слишком теплый для погожего сентября твидовый костюм. Кажется, это она стояла за мной у стойки рецепшен. Тонкие пальцы незнакомки, украшенные красивыми колечками, сжимали ярко-красный мобильный телефон, дорогой и модный.
Я очень хорошо знаю, сколько стоит подобная трубка – месяц назад Сережка подарил мне точь-в-точь такой сотовый. Вручил его и сказал:
– Пользуйся. Надеюсь, не потеряешь, как три предыдущих.
– Спасибо! – обрадовалась я. – Уж извини, я просто не понимаю, куда исчезают телефоны. Всегда аккуратно кладу мобильник в сумочку, а потом смотрю – его нету!
– Зато у любящих близких нет никаких проблем с выбором для тебя подарков к празднику, – ухмыльнулся старший сын Катюши, – новая труба всегда кстати. Да, извини, в коробке остался чек. Знаю, что неприлично прикладывать его к презенту, но без него гарантия недействительна.
Я раскрыла упаковку, увидела цену подарка и обомлела.
– Ты с ума сошел! Зачем столько денег потратил?
Сережка прищурился.
– У женщины должны быть прекрасны не только сумка, туфли, макияж, прическа, но и мобильник. Уж поверь мне, опытному пиарщику, старому полковому коню, беглый взгляд на мобилу помогает составить точное представление о человеке, его характере и материальном положении.
– Со второй частью высказывания – про материальное положение, еще можно худо-бедно согласиться, – кивнула я, – но с первой… Как ты определишь сущность человека, глядя на аппарат?
Сережка улыбнулся.
– Недавно к нам приехал такой крутой перец! Весь в охране, разговаривает жестко, просто дон Корлеоне, непобедимый и непрошибаемо суровый. Вот только в качестве заставки у него на мобиле фотка любимой кошки. Знаковый штришок, о многом умному человеку скажет…
– Бога ради, простите, что мешаю в минуту, когда все ваши мысли о супруге, – продолжила дама с телефоном, – но, похоже, мне вас судьба послала. Можно я присяду?
– Да, конечно, – кивнула я, не понимая, чего хочет от меня эта женщина.
– Меня зовут Ия. Ия Вадимовна Крон, если по паспорту, – представилась дама. – Но лучше не величать по отчеству: как только я слышу «Ия Вадимовна», сразу вспоминаю про возраст. Зовите меня просто – Ия.
– Рада знакомству, – сказала я, – Евлампия Романова, друзья обращаются ко мне просто: Лампа.
– Понимаете, – всплеснула руками Ия, – я столкнулась с невероятным равнодушием правоохранительных органов. Ходила по инстанциям, но всякий раз натыкалась на каменную стену. И в районном отделении милиции, и в прокуратуре отвечают одинаково: никаких причин для возбуждения уголовного дела нет. Но как же так…
Я постаралась удержать на лице улыбку, а мысленно себя пожалела: ну, влипла ты, Лампа. Есть люди, абсолютно уверенные в том, что приключившаяся с ними мелкая неприятность должна поставить на уши все службы города. Я очень хорошо помню, как одна бабуля, Анфиса Сергеевна Петрова, довела Костина до нервного припадка.
У нее сперли байковый халат, который она весьма опрометчиво повесила сушиться после стирки на перила балкона. Когда-то в Москве строили здания, у которых лоджии имелись даже в квартирах на первых этажах, вот Анфиса Сергеевна и жила в такой. Навряд ли старый шлафрок украли криминальные личности, вероятнее всего, жуткую хламиду унесли подростки или пьяные мужики, но Анфиса Сергевна была уверена: ценное изделие из байки увели «члены преступной группировки с целью получения наживы нетрудовым путем». Именно так гражданка Петрова написала в своем заявлении.
Бабка ворвалась в кабинет к Костину (причем, как она ухитрилась без пропуска миновать строгую охрану, осталось за гранью понятного) и потребовала открытия уголовного дела. Вовка постарался избавиться от активной пенсионерки, та ушла обиженная, майор успокоился, а зря. У Анфисы Сергеевны имелся внучок Павел, который работал персональным водителем у некоего большого начальника. Для непосвященных объясню: личный шофер – это особа, приближенная к императору, человек, который имеет прямой доступ к телу чиновника. Ему нет необходимости писать письма, отправлять их через канцелярию и годами ждать приема у «шишки».
Бабуля нажаловалась внучку, тот попросил защиты у хозяина, барин взял трубку и соединился с Вовкиным начальством. То велело Костину немедленно отложить все проблемы и сосредоточиться на поисках халата старушки. Представляете радость Костина? Все сотрудники МВД обожают «глухари» и «висяки», а дело об украденном халате принадлежало к разряду нераскрываемых.
Майор приуныл, но потом ему в голову пришло гениальное решение. Костин сгонял на рынок, купил шлафрок, по описанию точь-в-точь как бабкин, и торжественно вручил его потерпевшей со словами:
– Вот, держите, нашелся.
Анфиса Сергеевна поджала губы.
– Это не мой! Здеся новый халат.
– Он омолодился в процессе экспертизы, – не растерялся майор, – чтобы снять отпечатки пальцев, его в особом составе простирали.
– И пуговицы другие, – не утихала вредная бабка.
– Их преступник сменил, – бойко ответил Вовка, – из конспирации старые срезал, а новые пришил.
– Так верните, – насупилась пенсионерка.
– Что? – растерялся майор.
– Застежки, – каменным голосом заявила Анфиса Сергеевна. – Восемь штук их было, беленькие, каждая с четырьмя дырочками, очень удобные, в петли хорошо пролезали…

Глава 3

– Я как услышала, что ваш супруг маршал милиции, сразу решила, наплевав на приличия, обратиться к вам с просьбой, – вещала Ия. – Не подумайте, я вовсе не нахалка, просто ситуация очень странная… Вы мне поможете? У вас такое доброе лицо!
Я решила вежливо отделаться от назойливой бабы, поэтому быстро сказала:
– Владимир мне не муж! Просто мы живем вместе.
Не успела фраза вылететь изо рта, как до меня дошла ее двусмысленность.
– Какая разница, – воспользовалась Крон моей оплошностью, – не в штампе дело.
– Мы всего лишь друзья, – попыталась я внести ясность, – и Володя не маршал. Кстати, у милиционеров нет этого звания.
– Ваш приятель занимает высокий пост!
– Ну… в принципе… да. Костин теперь начальник отдела, – согласилась я.
– Умоляю, устройте мне с ним свидание!
– Володя плохо себя чувствует.
– Я подожду, пока он выздоровеет.
– Ладно, сейчас запишу ваш телефон, – решила я избавиться от приставалы проверенным способом. И, чтобы у дамы не возникло никаких сомнений в честности моих намерений, открыла сумочку, вытащила мобильный и велела: – Диктуйте!
Ия помотала головой и откинула крышку своего телефона.
– Лучше свой дайте, так будет надежнее.
– Извините, но я не имею права сообщать свой номер малознакомому человеку, – решительно ответила я. И добавила: – Условия рабочего контракта такие.
– У меня беда, – прошептала Ия, – дочь погибла, никого рядом, черная пустыня, и вдруг случается непонятное…
Не договорив, она бросила на столик телефон, села на диван и заплакала. Я тоже положила свой мобильный на стеклянную столешницу, около пачки растрепанных журналов, потом быстрым шагом приблизилась к рецепшен и окликнула администраторшу:
– Вашей клиентке плохо, дайте воды.
– Госпожу Евлампию Романову незамедлительно просят подойти к двенадцатому кабинету! – звонко прокатилось по коридору.
– Это что, меня зовут? – растерялась я.
– Вас! – всполошилась Елена. – Бегите скорей, небось маршалу совсем нехорошо стало, как бы не помер! Эх, жаль, я уже карточку завела, теперь он нам процент смертности повысит…
Я кинулась к столику, схватила сумку, мобильный и, разом забыв про Ию, побежала в глубь здания.
Возле двери на стульях сидели люди. Увидав, что я хочу войти в кабинет, они начали возмущаться:
– Очередь займи!
– Мы тут с утра паримся!
– Еще одна приперлась…
Я сделала шаг назад, но в ту же секунду створка распахнулась, высунулась медсестра в голубом халатике.
– Чего раскричались? – сурово поинтересовалась она.
– Так безостановочно идут, – занервничали больные, – шмыгают в кабинет!
Медсестра окинула меня взглядом и требовательно спросила:
– Фамилия?
– Романова.
– Заходи!
– Черт-те что! – заорал дед в красном свитере. – Что за фря такая?
– Она из платных клиентов, – снисходительно пояснила помощница врача, – и имеет право на первоочередное обслуживание.
– А мы, значит, второсортные? – забушевал старик.
– Нет, – спокойно ответила медсестра, – вы бесплатные. Муниципальных мы принять можем лишь потому, что «випы» контракт купили. Ясно? Сидите молча. Не пройдете сегодня, притопаете завтра. Да и чем вам еще заниматься? На пенсии же давно!
Очередь обиженно притихла.
– Проходите, девушка, – сладко заулыбалась особа в голубом халате.
Мне стало стыдно. Медсестра, очевидно, тоже испытывала некоторый дискомфорт. Она вновь повернулась к бабушкам и дедушкам, замершим на стульях, и со вздохом произнесла:
– Нечего лаяться, вы-то еще скрипите, а я сейчас УЗИ ее супруга видела, так не дай вам бог такое…
Старухи начали быстро креститься, старик в красном свитере махнул рукой, а я похолодела. Вцепилась в халатик девушки и прошептала:
– Что с Володей?
– Все замечательно, – бойко ответила врунья. – А вообще, я средний медицинский персонал, любые вопросы к врачу, сейчас Олег Николаевич вам все объяснит…
Мои глаза заволокло серым туманом. Стараясь не споткнуться, я вошла в кабинет, рухнула на жесткий стул, увидела большое белое пятно и услышала голос:
– Не волнуйтесь.
– Да, да, конечно, – ответила я, по-прежнему не различая лица хирурга. – Что с Володей?
– Давно у него боли в желудке?
– Первый раз сегодня пожаловался.
– А раньше?
– Вроде нормально себя чувствовал.
– Придерживался диеты?
– Он же в милиции работает, – пояснила я, – там, как на войне, времени на обед не предусмотрено.
– Какие были роды?
Я потрясла головой, белое пятно приняло форму мужчины в халате, вот только черты лица врача по-прежнему оставались расплывчатыми.
– Роды? Но Костин не рожал детей!
Медсестра прыснула.
– Валентина, – сердито велел хирург, – принеси анализ крови, наверное, уже готов.
– Да, Олег Николаевич, – подхватилась помощница, – уже бегу.
– Я спрашивал вас о родовой травме вашего мужа, – уточнил эскулап.
– Ничего о ней не слышала.
– Неужели свекровь не рассказывала?
– Я никогда не была знакома с матерью Костина, и он мне не супруг, просто мы живем вместе, как приятели.
Олег Николаевич встал и протянул лист бумаги большого формата, на котором чернели пятна.
– Видите?
– Что?
– Это результат УЗИ.
– Извините, я ничего не понимаю.
– У Костина нет желудка.
Я чуть не упала со стула.
– В каком смысле?
– В прямом, – ответил Олег Николаевич. – Отсутствует полностью. Ему делали резекцию?
– Чего? – обалдело спросила я.
– Органа пищеварения, – терпеливо пояснил хирург.
1 2 3 4 5 6 7

загрузка...