ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Ясно?
– Пока да. Но где же яхта?
– Погоди, не спеши, – махнул рукой Кирюша, – быстро только неприятности валятся на голову. Слушай дальше. Бабочку Радкоф поменял на картину, ее махнул на старое авто, его – на старинный рояль, который потом ушел в обмен на небольшой катер, его Джордж весьма выгодно толкнул за домик в Алабаме, а затем отдал особняк за бейсбольную карточку.
– Это что такое?
– Ну типа открытки, – пояснил Кирюшка. – Америкосы на них сдвинулись, собирают сериями, и если одной карточки не хватает, коллекция считается неполной. Короче, один долбанутый псих отдал ему за эту самую карточку яхту. Если сократить цепочку, то получится: печенье – яхта. Супер?
– Ясно, – протянула я, – ты намерен повторить подвиг Джорджа. Найдешь путем цепочки ходов «Чайку», и дом твой?
– Приятно общаться с понятливым человеком, – кивнул Кирюшка. – Времени мало, и я уже начал действовать.
– Дом выставлен на короткий срок?
– Нет. Но его могут перехватить, – занервничал мальчик. – Поэтому я отправил этой Марии Мортман письмо, а она прислала ответ. Хочешь почитать?
– С удовольствием.
– Айн момент! Ща, почту открою… Во, изучай, – со счастливой улыбкой сказал он.
И я принялась изучать письмо.
«Уважаемый господин Кирилл Романов! Примите благодарность за отправленное Вами на мой адрес сообщение. Имеющаяся у Вас машина целиком и полностью соответствует экземпляру, который давно мечтает приобрести для своей коллекции лорд Мортман. Если Вы подпишете предварительный договор, то для решения формальностей в Москву прилетит наш поверенный Майкл Рочестер. О времени прибытия адвоката я сообщу Вам сразу после того, как получу заверенный Вами экземпляр договора. Когда я увижу бумагу, дом будет снят с обмена. Особо хочу отметить, что машина «Чайка» – это мой подарок на юбилей лорда Мортмана, который будет отмечаться десятого августа. Я искренне надеюсь, что мы успеем оперативно утрясти все вопросы с законом. Примите мои искренние заверения в дружбе и поймите, какую радость я испытываю при мысли, что могу подарить мужу редкий экземпляр для его коллекции. Надеюсь, что Вы и Ваша семья проведете много безоблачных дней в Мопсине. С глубоким уважением леди Мария Мортман, замок Морт, Великобритания».
Перечитав несколько раз послание, я решила задать Кирюше ряд уточняющих вопросов.
– Ты обманул даму? Сказал, что обладаешь «Чайкой»?
– Вовсе нет, – надулся Кирюшка. – Просто я поторопил события. Я непременно выменяю машину.
– На что?
– Посмотрим, – загадочно ответил он. – Есть задумки!
– По-моему, некрасиво обнадеживать женщину, которая так хочет порадовать супруга, – покачала я головой. – Мария верит, что у тебя есть «Чайка».
– И она у меня будет! – рявкнул Кирюша. – Я подписал договор, дом удален из обменного сайта, скоро он будет наш.
– Ты с ума сошел! – возмутилась я.
– Вот так всегда, – обозлился Кирюшка, – стараешься, ночей не спишь, а в результате – одна благодарность. Я такой особнячок нашел! И мы получим его бесплатно!
– Послушай, – я сбавила тон, – разве ты имеешь право заверять документы?
– Здрассти-пожалуйста! Я давно получил паспорт.
– Но возраст! Ты ж еще мальчик.
– О боже! – Кирюша закатил глаза. – Прилетит из Англии юрист и все решит. В крайнем случае сделку оформят на тебя.
– Ясно, – бормотнула я. – А что, «Чайка» и дом стоят одинаково?
– Понятия не имею, – фыркнул Кирюшка. – При обменах типа «шило-мыло» никто не ведет речи о цене. Имеешь пентхаус и желаешь махнуть его на канцелярскую скрепку? Пжалста! В общем, так… Отвечай, хочешь дом в Мопсине?
– Да, – кивнула я. – Но честным путем, без обмана.
– Все будут довольны! – заорал Кирюша. – Лампудель, очень тебя прошу, никому из наших ни слова. Если уж ты кислую рожу скорчила, то представляю, как Серега отреагирует. И Юлька. Пусть им будет сюрприз.
Очевидно, на моем лице отразилась вся гамма переживаний, потому что Кирюша заныл:
– Лампуша! Поверь! Все срастется!
– Ладно, – кивнула я, – промолчу. Но ты, в свою очередь, пообещай мне: если у тебя до середины июня ничего не выйдет, ты честно признаешься Марии Мортман в обмане и попросишь прощения.
– По рукам! – возликовал Кирюшка. – Начинаю работу.
– И еще… – я хотела продолжить беседу, но мальчик воскликнул:
– Слышишь шорох? Пока мы тут ля-ля разводим, собаки продукты хомячат!
Я моментально забыла про дурацкую игру в обмен и понеслась на кухню. На что угодно готова поспорить: Капа с Феней передавили оставшиеся куриные яйца, а Муля добралась до тушки цыпы и сейчас в полном восторге грызет белое мясо (окорочка мопсиха не тронет, она у нас фанатка здорового питания). Холестериновые лапы поглощает малоразборчивая Ада, ей абсолютно все равно, чем подкрепляться, она способна, не чихнув, проглотить пару головок чеснока и закусить их нечищеным грейпфрутом…
Где-то около восьми вечера раздался телефонный звонок. Я швырнула в мойку шумовку, которой снимала пену с супа, и схватила трубку.
– Позовите Евздрапию Андреевну Романову, – услышала я вежливый женский голос и тяжело вздохнула. Если у вас в паспорте в графе «Имя» стоит «Евлампия», будьте готовы к тому, что окружающие будут перевирать его самым диким образом.
– Евлампия у телефона, – ответила я, ожидая, что незнакомка воскликнет: «Ой, простите». Но на другом конце провода заявили с негодованием:
– Мне нужна Евздрапия.
– Простите, такой здесь нет.
– Зачем тогда берете ее телефон?
– Я взяла свой сотовый!
– Вы Евздрапия?
– Я Евлампия!
– Но мне нужна Евздрапия Андреевна, частный детектив.
– Это я, вы просто неправильно произносите мое имя.
– Да? – с легким сомнением спросила тетка. – Вы уверены, что вас зовут не Евздрапия?
– Стопроцентно, – заверила я. – Что вы хотите? Если вам нужен специалист по деликатным проблемам, то приезжайте завтра в офис.
– У вас была клиентка Светлана Краминова? – бесцеремонно перебила меня незнакомка.
– Не помню.
– Придется освежить память! Отвечайте немедленно!
Я моментально отсоединилась. Я не люблю, когда люди разговаривают со мной, употребляя глаголы повелительного наклонения и забывая про волшебное слово «пожалуйста».
Аппарат незамедлительно заработал вновь.
– Позовите Евздрапию Андреевну Романову.
– Евлампия слушает! – рявкнула я. – Кстати, если вы намерены и дальше хулиганить, то советую запомнить: у меня есть определитель, я вижу ваш номер и сообщу его в милицию.
– Я сама оттуда, – обиделась баба. А затем представилась: – Майор Косарь.
– Здравствуйте, – удивленно пролопотала я.
– Вы работали со Светланой Краминовой?
– Извините, сведения о клиентах не разглашаются.
– Я из милиции! – возмутилась Косарь.
– Этак любой человек позвонит и представится кем угодно, – фыркнула я. – Почему я должна верить вам на слово?
– Я никогда не вру!
– Может, оно и так, но я ваших документов не вижу.
Косарь помолчала, потом другим, почти человеческим, голосом сказала:
– Светлана убита, ваш долг помочь мне.
– Как убита? – ахнула я. – Кем? За что? Такая милая женщина, тихая, интеллигентная… Кому она могла помешать?
– Можете сейчас приехать? – теперь весьма любезно осведомилась собеседница. – В отделение.
– Давайте адрес, – сказала я, – уже несусь.

Глава 3

Майор милиции Косарь оказалась миниатюрной женщиной неопреденного возраста.
– Садитесь, пожалуйста, – указала она на обшарпанный стул. – У вас есть лицензия?
– Я работаю на законных основаниях, хозяин агентства оформил все необходимые бумаги.
– Вы знаете, что обязаны помогать следствию? – нахмурилась Косарь.
– Может, и так, – пожала я плечами.
– С какой целью Светлана вас наняла?
– У нее были трения с мужем.
– В чем они выражались?
Я посмотрела на Косарь. Похоже, она предприимчивая дамочка. Невесть где раскопала мой телефон и теперь хочет получить нужные сведения. Потом оборотистая особа доложит начальству о своих успехах, забыв упомянуть, кто стаптывал подметки в поисках этих сведений. И еще: у майора слишком хитрые глаза.
Что, если она меня обманывает и Светлана жива-здорова, просто попала в неприятность? Ладно, посмотрим, кто кого…
– Краминова не могла найти общий язык с супругом.
– Точнее.
– Насколько я поняла, в семье отсутствовало взаимопонимание.
– Еще подробнее! – тоном гестаповца приказала Косарь.
Я попыталась подавить раздражение.
– Мы не были подругами, я знаю лишь то, что мне сообщили.
– С какой целью Светлана вас наняла? – повторила майор.
– У нее были трения с мужем.
– В чем они выражались?
Я приторно улыбнулась. Если мадам Косарь полагает, что, без конца повторяя одни и те же вопросы, она получит разные ответы, то жестоко ошибается.
– Краминова не могла найти общий язык с мужем.
Косарь открыла ящик стола, вытащила оттуда фотографию и сунула ее мне под нос.
– Смотрите.
Я машинально глянула на снимок и ощутила дурноту. Фотоаппарат запечатлел нечто черное, обугленное, ужасное, отдаленно похожее на человека. На шее трупа неожиданно ярко выделялся крестик.
– Господи, это кто? – вырвалось у меня.
– Тело Светланы Краминовой, – равнодушно сообщила Косарь.
– Боже… – прошептала я. – Что с ней случилось?
– Сгорела. Преступник пытался выдать ее смерть за естественную, – буркнула Косарь. – Если, конечно, можно считать таковой кончину при пожаре.
– А это точно она? – борясь с тошнотой, спросила я. – Узнать невозможно!
– Сомнений нет, – отрезала Косарь. – Супруг опознал крест на шее, на пальце кольцо, которое он ей на свадьбу подарил. Сумочка с документами валялась у ворот, там мобильный и паспорт, а туфли она потеряла. Установлено точно, что почившая – Светлана Краминова. Дело деликатное, у мужа полно денег… Никто из его прислуги откровенно не разговаривает. Ну просто три обезьянки: ничего не вижу, ничего не слышу, никому ничего не скажу! Почему Светлана поехала на старую дачу, где давно никто не живет? Не знаем. Где находился в тот день Павел Краминов? Не знаем. Какие отношения были у супругов? Не знаем. И все же домработницы и шофер кое в чем проговорились, вот и выяснилось: Павел ругался со Светланой каждый день, домой приходил после полуночи, на жену внимания не обращал.
Косарь взяла сигареты и вдруг улыбнулась.
– Меня вообще-то Ниной зовут.
– Лампа, – представилась я, – ко мне лучше так обращаться. Думаете, ее муж убил?
– А кто еще? – устало вздохнула Нина. – Кому помешала не очень молодая домашняя клуша? Она, говорят, никуда не ходила!
Нина протянула руку, взяла с подоконника банку из-под растворимого кофе, стряхнула в нее пепел и продолжила:
– Мне удалось прижать одну из домработниц, и та сказала, что брак Краминовых был фикцией. Они даже вместе не спали.
– У жены с мужем были разные спальни? – уточнила я.
– Последнее время – да, – кивнула Нина. – Причем инициатором раздела стал Павел. По словам той же прислуги, в семье есть кошка, она повадилась дремать у Светланы на подушке. Киска очень любит хозяйку и ненавидит ее мужа. Пару раз оцарапала Павла. Тот терпел, терпел кискино хамство, а потом не вынес и перебрался ночевать в одну из гостевых спален.
– Понятно, – кивнула я, – виновата кошка. С другой стороны – ничего не понятно. Не проще ли не пускать животное на супружеское ложе? Впрочем, может, Светлане сон кошки был важнее удобств мужа? Или та орала по ночам у запертой двери.
– Ага, – закивала Нина, улыбнувшись.
1 2 3 4 5 6 7

загрузка...