ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Собственно говоря, это все. К ней на службу я не ходила, не было необходимости.
– И ты меня с ней видела? – изумленно спросил Павел.
– Да, – кивнула я. – Вы вошли в новый дом, причем одеты были в тот же свитер, что и сейчас, пробыли там минут десять, вышли, к вам подбежала девушка, вы обнялись, ну и далее…
– М-да… – задумался Павел. – И где это было?
– В Одинцове.
– Угу, есть у меня такой объект, – согласился Краминов. – Число назови…
– Легко! – с готовностью откликнулась я, открывая ежедневник.
Услышав дату, Павел хлопнул себя по коленям.
– Конфуз получился. В Одинцове один мужик купил квартиру на верхнем этаже и решил еще чердак прихватить. Я полез смотреть помещение под крышей, и тут дверь захлопнулась. Дурацкое положение. Створка железная, изнутри ее не открыть, в здании никто не живет – оно не достроено, шуметь бесполезно, окон на чердаке нет. Долго я там прокуковал, слава богу, хозяин сообразил, что случилась беда, и приехал посмотреть, куда я делся.
– Занимательная история, – хихикнула Косарь.
– Почему же вы не воспользовались мобильным? – удивилась я.
– Оставил телефон в пиджаке, а его кинул внизу, в квартире, – пояснил Павел. – Хозяин увидел пиджак и понял: со мной случилась какая-то неприятность…
– Ясно, – перебила его Нина.
– Вы уверены в своих наблюдениях? – повернулся ко мне Краминов.
Я пожала плечами.
– Вы были в джинсах и в том же свитере, в котором сейчас сидите. Вместе с девушкой вы прошли пешком до супермаркета «Полная ложка» и там сели в малолитражку Беатрисы. Дальше просто. По номеру я установила владелицу, это рутинная работа.
– Это был я?
– Несомненно. Хотя…
– Говорите! – занервничал Краминов. – У вас появились сомнения? Теперь-то вы понимаете, что меня временно – подчеркиваю, временно! – дамский пол не волнует.
– Похоже, он не врет, – покачала головой Нина.
– Но я же их видела! Они совсем не скрывались, целовались, обнимались на улице… Павел купил Беатрисе у супермаркета на лотке плюшевую игрушку – большого медведя с сердцем в лапах и вышивкой «Y love you»… – бормотала я.
– Дайте я еще раз взгляну на фото, – попросил Павел и взял снимок. – Минуточку!
Указательным пальцем Краминов слегка подтянул вверх уголок глаза, отчего тот сощурился, большая родинка на правой щеке чуть сдвинулась в сторону виска.
– Вот черт! – подскочила я. – Что вы делаете? Еще разок повторите этот жест.
– Так? – спросил Краминов и снова потянул пальцем уголок глаза.
Я испытала детское изумление. Что здесь не так? Какая-то деталь меня постоянно настораживает…
– У меня сплошное мучение со зрением, – пояснил Павел. – Очки никак не могу подобрать, перепробовал кучу оптики – сразу голова начинает болеть. Вот и «центрую» один глаз, когда хочу что-то получше рассмотреть.
– Точно! – заорала я. – Родинка! Она же у вас под левым глазом!
Павел потрогал отметину.
– Не понял…
– Родинка у вас на лице, я точно помню, находилась слева!
Краминов пощупал щеки.
– Да нет же, справа.
– Слева, я отлично помню! – не успокаивалась я. – Мне Светлана дала вашу фотографию, и я, помнится, еще спросила ее, свежий ли это снимок.
– Справа, – устало возразил Павел. – Вы же видите!
– А была слева… – протянула я.
– Наверное, он лучше знает, – остановила меня Нина, – ты ошиблась. На фото изображение-то перевернуто! Лево получается справа, вот ты и обозналась.

– Со снимком понятно, – отмахнулась я. – Но ведь я наблюдала Павла, свой объект, так сказать, живьем и готова поспорить на что угодно: родинка была слева. И еще… О черт!
– Что? – тихо спросил Павел.
– Ваши волосы! Они были чуть короче. И уши у вас сейчас другие – верхняя часть заостренная.

Глава 5

Краминов заморгал, Нина разинула рот, а меня несло:
– Ну как же я сразу-то не сообразила… Ведь когда вы вошли, я тут же отметила: что-то не так. Родинка! Она у вас слишком приметная!
– От мамы мне досталась, – неожиданно улыбнулся Павел, – а ей дедушка передал. У моей дочери такая же, а вот у сына нет. Интересно гены работают.
– Ну да, – закивала я, – человек увидит отметину и запомнит, а вот на какой она щеке… Послушайте, вы же разбирали вещи жены?
– Пока нет, – помрачнел Павел. – Если честно, я боюсь даже приблизиться к ее комнате. Жутко мне, понимаете…
– Вполне, – кивнула я. – Но придется пересилить себя, потому что с большой вероятностью вы сумеете найти там сделанные мной снимки, подтверждающие вашу полнейшую невиновность. Наверное, Светлана хранила их в столе или прятала в своем шкафу. Хотя могла и ячейку в банке арендовать.
Косарь протянула руку, взяла папку, открыла ее, вытащила небольшой прямоугольник и протянула мне.
– Узнаешь?
– Да, – ошарашенно сказала я, – это одна из сделанных мною фотографий, кстати, самая неудачная. Я очень хорошо помню, как получился снимок. Краминов и Мальчик шли к супермаркету. Беатриса притормозила возле магазина, торгующего шубами. Смотрите, тут запечатлен кусок надписи: «…ве – тридцать процентов». Пара стояла спиной к потоку прохожих, я затаилась на другой стороне улицы, изображала провинциалку, щелкающую фотоаппаратом. Внезапно на дороге загудела машина, Мальчик, восхищенная манто, даже не вздрогнула, а Краминов резко обернулся, и я нажала на кнопку. Видите? Спина Беатрисы, темные волосы до плеч, стройная фигура, но лица не видно, а вот Павел как на ладони, все в том же свитере и джинсах. Фотография слегка смазана, и она не может служить доказательством измены. Краминов и девица не обнимаются, они просто стоят рядом, неверный муж в ответ на упреки жены всегда может ответить: «Хотел, дорогая, купить тебе новую шубку, вот и прилип к витрине. А уж кто рядом на манто смотрел, понятия не имею». У вас что, один-единственный свитер?
– Нет, – растерянно ответил Павел, – мне его недавно из бутика прислали. Я магазины ненавижу, делаю заказы по телефону.
– Размер угадываете? – удивилась я. – Мне никогда подобный трюк не удается. Пыталась делать покупки через интернет, но вечно ошибалась с длиной и шириной вещей.
На лице Павла мелькнуло выражение превосходства.
– Я по рынкам не бегаю, – снисходительно пояснил он, – в дорогих магазинах постоянный клиент, а продавцы получают процент от сбыта товара, поэтому стараются изо всех сил, у них записаны все мои размеры.
– Понятненько, – кивнула Нина. – И что мы имеем в сухом остатке? На снимке родинка под левым глазом, а у вас под правым. Кстати, уши… Очень интересно! Они определенно не ваши.
Когда Краминов ушел, Косарь с чувством произнесла:
– Спасибо тебе!
– Пожалуйста, – улыбнулась я. – Ответишь теперь на один вопрос?
– Охотно. Задавай.
– Ты интересовалась, все ли снимки Краминова и Беатрисы я отдала Свете, но не обмолвилась, что имеешь фото.
Косарь улыбнулась.
– К слову не пришлось. Я думала, вдруг у тебя что-то интересное припрятано. Так просто ты вряд ли отдашь, а если у меня ничего нет, то, может, поделишься. Тактический ход!
– Ясно, – сказала я, – у каждого свои методы. А как ты на меня вышла?
Косарь стала методично убирать документы со стола.
– Письмо получила, – наконец ответила она, – анонимное.
– Покажи, – попросила я.
Нина заколебалась, потом протянула лист:
– Читай.
«Довожу до вашего сведения, что Светлану Краминову убил Павел Краминов. Муж имеет любовницу. Проверьте его. Жена узнала правду. Она наняла детектива Евлампию Романову и получила доказательства интимной связи супруга с Беатрисой Мальчик. Поговорите с Романовой. Ее телефон…»
Далее шли цифры моего мобильного номера.
– Да ты просто мастер тактического боя! – восхитилась я. – Знаешь, услышав твое высказывание про смену ориентации Краминова, я поверила, что госпожа Косарь понятия не имеет о девушке по имени Беатриса Мальчик. Ты замечательная актриса! Любого можешь обвести вокруг пальца. Но вернемся к анонимке. Насколько я знаю, из нее в лаборатории можно выжать кое-какую информацию.
– Бумага обычная, – сообщила Косарь, – принтер самый простой, такие почти во всех офисах стоят, дешевая, но безотказная техника. Отпечатков на листе нет, тот, кто составлял послание, явно наслышан о дактилоскопии.
– Ну сейчас, когда из телевизора дождем сыплются детективные сериалы, это совсем не удивительно, – протянула я. – А конверт?
– Такие за копейки в любом канцелярском магазине можно купить. Ни логотипа фирмы, ни марки, ни штемпеля, вообще ничего, зацепиться не за что. Кстати, он был не заклеен, следов слюны нет, ДНК не выделить.
– Как же письмо без отпечатков попало в отделение? – прищурилась я. – Похоже, его не почтальон принес. Неужели дежурный спокойно взял анонимку?
Косарь нахмурилась.
– Ты в детективы из какой области подалась? Насколько я знаю, большая часть ваших из наших.
– Не поверишь, я арфистка. [3]
– Кто? – изумилась Нина.
– Раньше играла в оркестре на арфе, на такой здоровенной бандуре со струнами, – пояснила я. – А, ладно, это неинтересно. В общем, я не из ваших, но мой лучший друг Володя Костин майор милиции, поднимался с «земли». А почему ты интересуешься?
– Потому что нормальный человек не поймет, каким образом можно незаметно войти в отделение, когда у двери дежурный сидит, – покривила губы Нина.
– Смею предположить, что он отлучился покурить. То есть нарушил должностную инструкцию и оставил пост. А когда вернулся – на столе конверт с твоей фамилией, – сказала я.
– Почти в цель, – вздохнула Нина. – Парень взял чайник и двинул за водой, лапши ему захотелось. Тяжело человеку всю смену голодным сидеть, буфета же у нас нет.
Выйдя из отделения, я приблизилась к своей машине, вынула брелок, нажала на кнопку, услышала щелчок открывающейся двери и тут же, ощутив на своем плече чье-то прикосновение, вскрикнула от неожиданности и обернулась.
Рядом стоял Павел Краминов.
– Прости, не хотел тебя напугать, – сказал он.
– А какую цель вы преследовали, хватая одинокую женщину ночью в полутемном дворе? – обозлилась я.
– Извини, не подумал, – отмахнулся бизнесмен. – Хочешь заработать?
– Не откажусь, – кивнула я. – А что надо делать?
Павел покосился на дверь отделения.
– Здесь разговаривать не хочу, давай отъедем на пару кварталов.
– Хорошо, – согласилась я, – последую за вами. Только не гоните, я предпочитаю ездить, не нарушая правил.
То ли Павел подчинился моей просьбе, то ли сам был законопослушным водителем, но его роскошный внедорожник двигался по проспекту со скоростью ленивца. Краминов методично включал поворотник, и припарковался он не у шоссе, а на небольшой площадке возле крохотного магазинчика.
– Залезай, – велел он, приоткрыв переднюю дверцу.
Я с трудом вскарабкалась в его джип и воскликнула:
– Прямо настоящий троллейбус!
– Не совсем, – серьезно ответил Павел, – турникета нет. В общем, ты мне подходишь! Не дура, как эта Косарь, сразу поняла, зачем я волосы покрасил. Для себя старался, не для какой-то бабы. Ну, не стану тянуть кота за рога…
Наверное, тут мне следовало поинтересоваться, из какого места, по мнению Павла, у кота растут рога, но я задала другой вопрос:
– Для чего я вам подхожу?
Краминов начал щелкать пальцами, меня затошнило.
– Сделайте одолжение, перестаньте! Ненавижу этот звук.
Бизнесмен укоризненно покачал головой:
– Этак ты всех клиентов распугаешь! С людьми надо вежливо себя вести, в особенности с заказчиками.
– Вы хотите меня нанять?
– Да, – ответил Павел. – Дело простое:

Это ознакомительный отрывок книги. Данная книга защищена авторским правом. Для получения полной версии книги обратитесь к нашему партнеру - распространителю легального контента "ЛитРес":


1 2 3 4 5 6 7

загрузка...