ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

бомбежка выдалась неслабая. Лавочкин глянул в темное небо. Между облаками стремительно пронесся мутный крестообразный силуэт. «Самолет?! – подумал парень. – Да, нет же, откуда он здесь! Это наверняка парящая птица. А на ней сидит паразит, сбрасывающий снаряды. До чего дошел прогресс, елки-ковырялки…»
Спустя пару минут обстрел прекратился. Выбравшись из укрытия, люди поразились масштабам разрушений, которым подвергся город. Из растерянных фраз конвоиров пленные поняли, что находятся в столице Труппенплаца – славном Трахтенбурге Trachten – стремиться, добиваться, Burg – замок.

.
– Ну, Хейердал вас забодай, тут и воюют, – прохрипел прапорщик Дубовых командиру.
– Молчать, – отрезал тот.
Внешне он совершенно не изменился: лицо было по-прежнему сурово, лишь посерело.
– Бросьте, Эрих… – Лавочкин воспользовался новым даром, и командир вздрогнул. – Да, я знаю ваше имя. Мы многое умеем. И то, что мы пошли с вами, – проявление доброй воли.
Эрих заколебался. А Тилль Всезнайгель понимающе подмигнул.
– Именно так, уважаемый, – вступил он в разговор. – Мы – делегаты Вальденрайха и просто обязаны предстать перед вашим королем.

Пятидесятилетний король Альбрехт, сухопарый невысокий мужчина, расхаживал по темным руинам. В великолепном зеленом мундире он выглядел здесь неуместно. Но, как водится, в бункерах во время бомбежки и безопаснее, и чище.
Свита стояла поодаль. Люди роптали и нерешительно топтались. Алые огни факелов тревожно метались, фигуры отбрасывали длинные тени.
Монарх отчаянно бранился, помогая себе жестами.
– Проклятые клоуны, гадкие черные престидижитаторы! – гремел голос Альбрехта. – Кто так трусливо воюет?! С неба, под вечерним покровом, магическими шарами… Трижды падшие акробатишки! Дрессировщики голубей! О Дункельонкель, ты еще поплатишься за это представление…
Таким и застали короля Альбрехта Лавочкин, Палваныч, Всезнайгель и графиня Страхолюдлих.
– Ваше величество! – крикнул Эрих. – Мы поймали шпионов, которые выдают себя за делегацию из Вальденрайха…
– Умертвите этих клоунов, – не поднимая глаз, отмахнулся монарх и продолжил разъяренно вышагивать по разрушенному дворцу, но вдруг резко обернулся. – Стоп! Ты сказал, шпионы?!
– Да, ваше величество. Мы взяли их в лесу, – проговорил Эрих.
– А чего это он циркачами ругается? – шепотом спросил Палваныч.
– Он сам из бывших цирковых, – ответил Коля, а тем временем Тилль вышел вперед и сам обратился к Альбрехту:
– Ваше королевское величество, я, придворный маг государства Вальденрайх, рад вас приветствовать и выражаю искреннее сочувствие в связи с вероломной атакой Черного королевства на вашу столицу.
Монарх вопросительно посмотрел на Эриха, потом на свиту. Кто-то из людей, явно волшебник, еле заметно кивнул: дескать, да, я узнал колдуна Всезнайгеля.
– О, – как бы спохватился Тилль и заулыбался, словно добрый продавец-лоточник. – Ваши разведчики действительно сперва приняли нас за шпионов, но мы разъяснили им их ошибку. Любезный Эрих еще не вполне перестроился. Позвольте представить, со мной барон Николас Могучий.
Коля неуклюже поклонился. Король прищурился:
– Как же… Помню, докладывали. Пропавший барон вернулся. Что ж, если мой венценосный друг Генрих прислал вас, то он сделал это весьма вовремя. Война требует присутствия героя… хм… вашего масштаба.
– Увы, война начата повсеместно, – сказал Всезнайгель. – Черное королевство начало захват Дробенланда Droben – наверху, Land – страна.

. Думаю, при тамошней разобщенности оккупация закончится дня в три. Ваше государство – крепкий орешек. Сразу вводить войска Дункельонкель не решился. Он будет выматывать вас такими вот бомбежками.
– Ничего, ничего, – пробормотал Альбрехт, сжимая кулаки. – Наемные гномы вырыли нам отличные системы туннелей. Мы можем годами отсиживаться в шахтах, пока эти шуты будут подло нападать с воздуха.
Тилль склонил голову:
– Да, ваше величество, ваша дальновидность стала в Вальденрайхе предметом определенной зависти. В то же время у нас ходит пословица «Чтоб ты был соседом Черного королевства». Такое, как вы понимаете, не каждому врагу пожелаешь.
– Бесспорно, – согласился монарх. – Однако вы почему-то не торопитесь вручить мне верительные грамоты…
– Прошу вас, взгляните на наше состояние! – В голосе Всезнайгеля зазвучала патетика. – Эрих тому свидетель, мы изрядно потрепаны, а барон Николас и его спутник Пауль даже ранены. Свою царапину я в расчет не беру. Увы, ларец с бумагами сгорел в бою. Мне тяжело вам сообщать, ваше величество, но мы приняли бой от самого Дункельонкеля, и случилось сие на территории Труппенплаца.
– Вот как?! – Альбрехт, не моргая, уставился в глаза колдуна. – Я хочу знать подробности. Позже. Вам нужно отдохнуть. Проводите гостей.
Слово «гости» прозвучало так, что всем стало ясно: этот статус легко можно утратить.
В подземелье было уютно. Коля, Палваныч, Тилль и Хельга получили по комнатушке, возможность помыться и плотный ужин. Усталость была настолько сильна, что все четверо уснули, стоило лишь улечься.
Утром, после легкого завтрака, путников позвали к королю.
Альбрехт ждал их, стоя в большом зале, возле стола с расстеленной на нем картой. Гости приблизились.
Коля с любопытством рассматривал карту, а Прапорщик Дубовых сразу узнал характерный «цветок», составленный государствами, расположенными вокруг Драконьей долины. Дробенланд – на западе, севернее находился Дриттенкенихрайх Dritte – третий, Kцnigrich – королевство.

, на северо-востоке – Наменлос, еще восточнее – Вальденрайх, на юго-востоке – Труппенплац. Между Труппенплацем и Дробенландом раскинулось Черное королевство. Вот здесь Палванычу стало интересно: в прошлый раз он видел карту Страхенцвергов Zwerg – гном.

, на ней вотчина Дункельонкеля выглядела как темное пятно, а у Альбрехта Черное королевство было отнюдь не черным.
– Как отдохнули? – спросил монарх.
– Большое спасибо, ваше величество, – ответил за всех Тилль. – О лучшем невозможно и помыслить.
– Отлично. Но к делу. Поведайте мне о вашем сражении с Дункельонкелем.
Колдун рассказал о бое в пещере Белоснежки и бегстве главы Черного королевства через зеркало, но лишнее опустил. Альбрехт не на шутку встревожился:
– Если Дункельонкель расхаживает через зеркала, то грош цена любым мерам безопасности.
– К счастью, он способен проходить лишь в те зеркала, которые сам заворожил. А у вас вряд ли есть такие.
– Хорошо… Наблюдатели доносят, что у нашей границы началось какое-то шевеление. К моему прискорбию, мы так и не смогли внедрить разведчиков в тыл ненавистного врага…
– Но откуда, ектыш, такая подробная карта? – вырвалось у прапорщика.
– Вы издеваетесь?! – Тонкие брови Альбрехта буквально взлетели. – Это старое изображение, еще времен Зингершухерланда. Эх, как не хватает сегодня миру легендарного воина Зингершухера!.. Когда Дункельонкель пришел к власти и провозгласил эпоху закрытости, наши разведчики были истреблены в течение трех лет. По последним их донесениям, Черное королевство подверглось коренной перестройке. Менялось все – от ландшафтов до местоположения городов. Я не удивлюсь, если священный Зингершухерштадт также был перенесен.
Лавочкин был наслышан о столице древнего государства. Именно там долгие века хранился Барабан Власти, прежде чем Дункельонкель не выкрал его для войны с Вальденрайхом. Ценой огромных потерь армия братьев Всезнайгелей отбила магический артефакт. И много позже, буквально сутки назад, рядовой еле-еле увел Барабан из-под носа Белоснежки, ставленницы Дункельонкеля. А несколько лет назад потерпевший поражение черный колдун бежал в Зингершухерштадт, где совершил переворот и принялся выстраивать самое загадочное из королевств.
– Я знаю, – продолжил, вздохнув, Альбрехт, – никому не удается проникнуть за мощный волшебный полог Дункельонкеля. Я потерял двух самых преданных магов… Ребята ушли в астральный поиск и не вернулись. Представьте себе, более пяти лет слуги ухаживают за их телами, но я ни на что не надеюсь…
Всезнайгель хмуро сказал:
– Ваше величество, такие маги-разведчики есть в любом королевстве. Я отговаривал своего ученика от подобного мысленного путешествия, но молодость не умеет терпеть – он покинул телесную оболочку. Я тоже сохраняю ей жизнь, хотя, поверьте моим знаниям, делаю это лишь из глупой надежды.
– Тогда вы меня понимаете. Трудно воевать с теми, чью цитадель не можешь даже разглядеть, не то что приблизиться… Проклятые коверные! Так они могут прятаться целую вечность!
– Как раз нет! – воскликнул Тилль. – Они начали наступление, следовательно, будут тратить больше энергии. А полог требует неимоверно большой магической мощи. Чем больше распыляется сил, тем слабее будет полог.
– Постойте-ка, – прервал король. – Я читал в древних книгах, дескать, на территории Зингершухерланда есть некий разлом. Из него можно сколь угодно долго качать вашу пресловутую энергию. Значит, Дункельонкель сидит на бесконечном источнике силы.
– Да, ваше величество, вы правы. Разлом существует, и в нем таится неисчерпаемая энергия. Да вопрос-то не в том, сколько ее там, а в том, сколько мы можем использовать в данное конкретное мгновение.
– Поясните.
Коле Лавочкину и Хельге тоже стало любопытно, а Палваныч, похоже, все еще интересовался картой.
– Охотно поясню, – сказал Всезнайгель. – Позвольте привести пример с водой. Допустим, магия-вода хранится в огромной бочке. Разлом, о котором вы говорили, пусть будет в нашем примере маленькой дыркой в боку бочки. Естественно, из этого отверстия и вытекает вода. Как вы знаете, ее количество зависит от скорости потока и площади отверстия. Чтобы получать больше воды, мы должны либо расширить дырку, либо заставить воду вытекать быстрее, то есть повысить внутри бочки давление. Ни один человек не в силах управлять «давлением» магии, а расширить разлом нельзя, ведь он весьма глубок и ограничен прочнейшими гранитными стенами. Таким образом, наш враг имеет ограниченный доступ к энергии.
– Но ее все равно много!
– Не спорю. Главный фокус в том, что чем дальше будет расползаться Черное королевство, тем меньше энергии будет оставаться на завесу. Если же Дункельонкель решит сохранять полог, то его армия постепенно останется без магической подпитки. А вести современную войну без волшебного оснащения – заведомый проигрыш.
– Ваши слова внушают веру в будущее, – проговорил Альбрехт. – Правда, слабую.
– Кстати, недавно мне стало известно, что у черного мага есть некие диковинные механизмы. С их помощью он, кажется, хочет компенсировать неизбежную потерю магической мощи.
– Что за механизмы? – встревожился король Труппенплаца.
– Увы, я мало знаю. Я видел какие-то чертежи в логове так называемой Белоснежки.
Лавочкин нахмурился. Он тоже там был, но чертежей не было. «Хотя я не рылся на столах, – подумал Коля, – а Тилль успел посмотреть».
– Вот ведь вы какой народ – колдуны… – Альбрехт досадливо покачал головой. – Все-то, по-вашему, только хуже будет. Чуть дали надежду и сразу какими-то механизмами запугали.
1 2 3 4 5 6 7 8 9

загрузка...