ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Стаут Рекс
Охота за матерью
Рекс Стаут
Охота за матерью
1
Дверной звонок раздался сразу после одиннадцати, во вторник в начале июня, я вышел в холл, посмотрел сквозь стеклянную, прозрачную только с моей стороны панель и увидел то, а, скорее, ту, кого и ожидал увидеть: женщину с удлиненным лицом, с немного слишком большими серыми глазами, с чуть-чуть более тонкой фигурой, чем требовалось по самым высоким оценкам. Я знал, кто она, поскольку во второй половине дня понедельника она нам звонила, и мы условились о встрече. Мне была знакома ее внешность, потому что я несколько раз видел ее в театрах и ресторанах.
Кроме того, я достаточно много знал о ней, в чем мне, отчасти помогла печать, отчасти -- слухи. Поэтому я мог кратко проинформировать Ниро Вулфа, не прибегая ни к каким поискам. Это была вдова Ричарда Вэлдона, писателя, умершего около девяти месяцев назад -- он утонул в чьем-то плавательном бассейне в Винчестере -- после чего четыре его книги стали бестселлерами, а одна -- "Никогда не мечтай снова" -- вышла тиражом более одного миллиона экземпляров по цене пять долларов девяносто пять центов, и поэтому счет от частного детектива не должен был волновать нашу посетительницу.
Пять или шесть лет тому назад Ниро Вулф прочитал "Никогда не мечтай снова" и сразу же избавился от этой книги, отдав ее в библиотеку. Но захотел достать последнюю книгу Вэлдона "Его собственный образ", и вскоре она заняла место на книжной полке Ниро Вулфа. Это и послужило причиной того, что теперь он приподнял свою тушу со стула -- я ввел миссис Вэлдон в кабинет, а Вулф продолжал стоять, пока она не села в красное кожаное кресло, стоявшее у письменного стола. Я направился к своему столу и сел, не ожидая услышать ничего любопытного. Миссис Вэлдон сообщила по телефону, что хочет всего лишь проконсультироваться с Вулфом о чем-то сугубо личном, но сейчас по ее виду я бы не сказал, что ее ограбили или причинили какой-то вред. Скорее всего, речь пойдет о чем-то ординарном, вроде анонимного письма или исчезнувшего родственника. Поставив сумочку на подлокотник, она огляделась.
Взгляд ее больших серых глаз на мгновение остановился на мне, потом она повернулась к Вулфу и сказала:
-- Моему мужу понравилась бы эта комната.
-- Миссис, -- сказал Вулф, -- а мне понравилась одна из его книг, но с оговорками. Сколько ему было, когда он умер?
-- Сорок два.
-- А сколько лет вам?
Этот вопрос предназначался мне. Все дело в том, что у Вулфа есть три убеждения: а) враждебное отношение Вулфа к женщинам лишает его возможности что-нибудь понять даже в простеньких экземплярах; б) мне достаточно провести хотя бы час с любой из них, чтобы дать точное определение; и в) чтобы не затруднять себя, нужно задать женщине несколько резких и неуместных вопросов. А его любимый вопрос: "Сколько вам лет?" Как женщина на него прореагирует -- это и позволит верно судить о ней.
Люси Вэлдон выбрала наиболее верное решение. Она улыбнулась и сказала:
-- Достаточно много, даже слишком. Двадцать шесть. Это настолько много, что можно определить: ты нуждаешься в помощи... поэтому я и здесь. То, что я намереваюсь рассказать, сугубо... сугубо конфиденциально, -- она взглянула на меня. Вулф кивнул:
-- Так всегда говорят. Такова наша профессия. Но мои уши -- это уши мистера Гудвина, а его уши -- мои. А что касается конфиденциальности, то я не думаю, что преступление, которое вы совершили, было чересчур серьезным.
Она улыбнулась снова. Правда, улыбка лишь мелькнула и тут же исчезла, но все же это была улыбка.
-- Нет, речь идет не о преступлении. Я хочу, чтобы вы нашли для меня одного человека. Дело немного... как бы это сказать... необычно. В моем доме находится ребенок, а я хотела бы узнать, кто его мать. Как я уже говорила, все это строго конфиденциально. Но для некоторых это все-таки не тайна. Моя служанка и кухарка в курсе дела, кроме них -- мой адвокат и двое моих друзей. И это все, поскольку я не уверена что оставлю ребенка у себя.
Вулф нахмурился, что было неудивительно:
-- Я не специалист по детям, мадам.
-- Конечно, я понимаю. Дело не в том. Я хочу... но прежде я должна вам все рассказать. Я получила его две недели назад, в воскресенье, двадцатого мая. Позвонил телефон, я ответила, и голос в трубке сообщил, что в моем вестибюле кое-что лежит... И там на полу я нашла сверток из одеяла. Я взяла его, а в комнате обнаружила приколотый к одеялу листок бумаги, -- она открыла сумочку и вынула из нее листок.
К этому моменту я был уже рядом с ней, взял записку -- достаточно было одного взгляда, чтобы прочитать ее и протянуть Вулфу, но я обошел его письменный стол, изучая записку. Это был листок размером четыре на шесть обычной дешевой бумаги. Записка из пяти кривых строчек, напечатанных на детском гектографе, была кратка и лаконична:
Миссис Ричард Вэлдон
Этот ребенок для вас
Потому что мальчик должен
Жить в доме
Отца
В углу листка были две дырочки от булавки. Вулф положил записку на стол, повернулся к посетительнице и спросил:
-- Это правда?
-- Я не знаю. Разве я могу знать? Но, может быть, и правда.
-- Может быть, или маловероятно?
-- Думаю, что возможно, -- она закрыла сумочку и положила ее на прежнее место.-- Я считаю, что такое вполне могло случиться, -- она опустила руку с обручальным кольцом. Взгляд ее остановился на мне, потом возвратился к Вулфу. -- Но вы отдаете себе отчет в том, что все сказанное должно остаться между нами?
-- Конечно.
-- Хорошо... Я расскажу вам все, потому что хочу, чтобы вы все поняли. Мы с Диком поженились два года тому назад. Да, два года исполнится в следующем месяце. Мы были влюблены друг в друга, я все еще так думаю. Но для меня много значило и то, что он был знаменитостью, а я при нем -- миссис Ричард Вэлдон.
А для него много значило... то, кем я была. А я была из известной семьи Армстед. Я не знала, насколько это важно для него, пока мы не поженились, но он так и не понял, что мне до смерти надоело быть Армстед, -- она перевела дыхание. -- До нашей свадьбы у него была репутация Дон Жуана, но, как это часто бывает, все оказалось преувеличенным. В течение двух месяцев мы были полностью...
Она замолчала и закрыла глаза, но через секунду продолжила:
-- Для меня не существовало ничего, кроме нас двоих. И для него, я думаю, тоже. Я уверена в этом. Но потом... я не знаю, что произошло, но все изменилось. В течение последнего года его жизни, возможно, у него и была женщина, а может и две или дюжина... я ничего не знаю точно. Но я уверена, это могло быть. А ребенок... как вам сказать? Вполне мог быть. Понимаете?
-- Пока да, -- Вулф кивнул. -- Но что вас интересует больше всего?
-- Ребенок Я собиралась иметь одного или двух... в самом деле, и Дик хотел, но я решила подождать. Отложила это на потом. И вот... ребенок есть, он у меня, -- она показала на записку, лежащую на столе Вулфа. -- Я думаю, что в записке все совершенно верно. Мальчик должен жить в доме своего отца, должен носить его имя. Но вопрос в том, был ли Ричард его отцом? -- Она снова повернула руку с кольцом. -- Вот так.
Вулф вздохнул.
-- Такой вопрос разрешить не удастся, разве вы не знаете. Гомер говорил: "Ни один человек не может быть уверенным, кто его отец". И Шекспир подтверждал: "Мудр тот отец, который знает своего ребенка". Я не смогу помочь вам, мадам. Да и никто не сможет.
Она улыбнулась:
-- Конечно же, вы можете мне помочь. Не в ваших силах доказать, что именно Дик отец ребенка. Но вы ведь можете выяснить, кто положил младенца ко мне в вестибюль и, кто его мать. А потом... -- она открыла сумочку. -- Я вычислила сама... -- Из сумочки она достала листок иного размера и качества. -- Доктор сказал, что двадцатого мая ребенку было четыре месяца. Значит, он родился примерно двадцатого января, а был зачат примерно двадцатого апреля прошлого года. Когда вы узнаете, кто его мать, вы сможете выяснить все о ней и о Дике, чтобы удостовериться, были ли они тогда близки. Вы не установите, что младенец его сын, но этого будет достаточно. И если это все обман, Дик не отец, мне это поможет, не так ли? Первое -- узнать, кто подбросил ребенка, второе -- кто его мать. А я, возможно, захочу сама задать ей несколько вопросов, просто для себя. А там посмотрим.
Вулф, откинувшись в кресле, хмуро посмотрел на нее. Все это начинало походить на работу, от которой он отказался бы в том случае, если бы говорил с клиенткой по телефону. Вулф терпеть не мог такой работы, а его текущий счет в банке был вполне достаточен для приличного существования.
-- У вас богатое воображение, -- сказал он, -- а я не волшебник, миссис Вэлдон.
-- Конечно, нет, но вы -- лучший детектив на свете, не так ли?
-- Вряд ли. Лучшим детективом может оказаться грубый, почти первобытный человек с небольшим запасом слов. Вы сказали, что ваш адвокат знает о ребенке. Известно ли адвокату, что вы консультируетесь со мной?
-- Да, но он этого не одобряет. Он считает мое желание оставить ребенка у себя глупостью. Ведь о детях есть определенные законы и, согласно им, я могу держать у себя ребенка лишь временно. Но именно поэтому я настояла на своем. Найти мать -- мое дело. Его дело -- закон.
Не зная того, она попала в самую точку. Даже Вулф с его запасом слов не выразил бы лучше свое отношение к адвокатам. Выражение его лица стало более учтивым.
-- Мне кажется, -- сказал он, -- что вы не совсем учли все трудности. Расследование наверняка займет много времени, будет нелегким, дорогим и, возможно, безрезультатным.
-- Я ведь говорила, что понимаю -- вы не волшебник.
-- Мои услуги стоят дорого. Можете ли вы себе это позволить?
-- Я получила наследство от бабушки и имею доход от книг мужа. У меня собственный дом. -- Она усмехнулась. -- Если хотите взглянуть на сумму моих налогов с доходов, обратитесь к моему адвокату.
-- Не стоит. Дело может занять неделю, месяц, год.
-- Для меня это не имеет значения. Но мой адвокат утверждает, что временное содержание незаконнорожденных может продолжаться не более месяца.
Вулф взял листок, изучил и посмотрел на миссис Вэлдон.
-- Если уж вам вздумалось придти, вы должны были сделать это раньше.
-- Окончательно я решила только вчера.
-- Это, возможно, слишком поздно. С воскресенья двадцатого прошло шестнадцать дней. Звонок был днем?
-- Нет, вечером. Вскоре после десяти.
-- Голос был мужской или женский?
-- Трудно сказать. Думаю, это мог быть мужчина, подражавший голосу женщины, или женщина, старающаяся подражать мужчине.
-- У вас есть какие-нибудь предположения?
-- Никаких.
-- Что было сказано? Дословно.
-- Я была одна. Служанка ушла. Я сняла трубку сама и ответила: "Дом миссис Вэлдон". Голос спросил: "Это миссис Вэлдон?" Я ответила "да", и голос сказал: "Посмотрите, в вашем вестибюле кое-что есть," и короткие гудки. Я спустилась, увидела сверток, в нем ребенка, поднялась с ним в комнату и позвонила доктору...
-- Вы были дома весь тот день и вечер?
-- Нет. Я провела уик-энд за городом и вернулась домой около восьми.
-- Где это "за городом"?
-- Около Вестпорта. В доме Юлиана Хафта -- он издает книги моего мужа.
-- Где находится Вестпорт?
Ее глаза расширились от удивления. Мои -- нисколько. Незнание Вулфом центрального района легко восполнялось атласом.
-- Это Коннектикут, -- сказала она. -- Округ Фэрфилд.
-- Когда вы оттуда уехали?
-- В начале седьмого.
-- На машине? На собственной?
-- Да.
-- С шофером?
-- Нет. У меня нет шофера.
-- Был ли кто-нибудь с вами в машине?
-- Нет. -- Она снова сделала характерный жест рукой с обручальным кольцом. -- Я понимаю, детектив вы, мистер Вулф. Но я не вижу смысла в ваших вопросах.
-- В таком случае вы все-таки не умеете мыслить логически, -- он повернулся ко мне. -- Объясни ей, Арчи.
Он хотел как-то задеть ее. И объяснять столь очевидное было ниже его достоинства. Он предоставлял это мне. И я подчинился.
-- Должно быть, вы были слишком заняты ребенком, чтобы вникнуть во все подробности, -- сказал я.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
 Акутагава Рюноскэ - Лук 
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
 Дашков Андрей Георгиевич - Странствие Сенора 1. Отступник - скачать книгу бесплатно 
загрузка...
 Филенко Евгений - Мужчина И Женщина В Стране Озер - читать книгу онлайн