ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Кончилось это пр
едсказуемым появлением военного патруля. Начальник патруля, майор по зв
анию, отдал распоряжение двум морячкам и те, деловито заломив прапору ру
ки, потащили его спиной к выходу.
Ц Негодяи! Ц орал, как резаный, прапор. За неимением лучшего плана я подо
шел к патрулю и сказал:
Ц Товарищи военные! В принципе, я не против, чтобы вы этого гидроцефала с
пеленали, но он меня и моих закадык в армию транспортирует на выполнение
почетного героического задания. Если вы его все-таки заберете, то мы одно
значно поменяем явки и разбежимся по району, как крысы. Решать вам.
Майор подумал и решил:
Ц Армии нужны солдаты. Без солдат в армии абсурд и коррупция. Счас урегул
ируем.
С присущей всем армейцам смекалкой, он подошел к нашему столу и налил два
стакана водки. Один стакан офицер употребил сам, другой заставил выпить
прапора. Тот выпил, издал гортанный выкрик и опал, как озимые. Майор удовле
творенно хмыкнул и, сопровождаемый морячками, удалился.
Пришлось нам самим на сопроводительные документы смотреть. Между карма
нным календарем с голой гражданкой и фантиком от соевой шоколадки «Бале
т» мы нашли свои военные билеты. По документам мы плыли на пароходе «Риха
рд Зорге» в город Икс, в часть со сложной цифрой, служить ракетчиками стра
тегического назначения.
Ц Федя, ты хотя бы понимаешь, что тебе доверят кнопку от атомной бомбы? Ц
поздравлял Владик.
Ц От ядерного щита, дружище, Ц кивал я.
Ц Надо очень, Ц пожимал плечами невозмутимый слесарь-инструментальщ
ик.
Ц А я бы бахнул, Ц сознался я.
Ц Юноши, а не хотите продажной любви? Ц на привокзальной площади предло
жила нам, возникшая неведомо откуда привокзальная синявка.
Ц Я тебе сейчас лицо обглодаю, Ц сообщил Федя.
Синявка отчего-то сразу прониклась и растворилась в толпе столь же стре
мительно, как и появилась.
Тут наш прапор пришел в себя, оглядел площадь безумным глазом и пытался о
т нас убежать с опереточным криком:
Ц От меня не убежишь!
Мы кинули ему в спину сумкой и поймали. Потом на вокзале он, как пес, захоте
л в туалет.
Ц Хочу пипи, Ц заявил он и остановился.
Ц Елки-палки, военный Ц тебя в спешке делали, твоя жизнь реклама Ц безо
пасного секса, Ц вздохнул Владик.
Ц Иди вон в кусты. Ц посоветовал я прапору.
Ц Офицеры в кустах не слабятся, Ц гордо возразил тот.
Ц Что нам тебе Ц баобаб искать? Ц рассердился студент.
Ц Давайте его в туалет на вокзале отведем, Ц предложил сердобольный Фе
дя, Ц чего ему страдать? Пусть поссыкает.
Мы отвели прапора на вокзал в туалет. Он вошел туда и заперся в кабинке нав
сегда.
Ц Открывай, подонок! Ц полчаса кричали мы ему.
Ц Сарынь на кичку! Ц неслось из кабинки, после чего прапор обязательно
спускал воду и дико хохотал.
Ц Прапор Ц глубоко невоспитанный тип! Ц сформулировал Владик.
Ц Определенно, Ц согласился Федя.
Ц Что там невоспитанный Ц дикий прапор! Ц поправил я.
Пришлось прапора через дырку под дверью, за ноги вытаскивать. Я его за лев
ую туфлю тащил и отчего-то представлял, что, скорее всего в этот момент, на
другом конце города, в моей съемной квартире, среди распоротых подушек д
ико тоскуют по мне братья Улугбек и Максуд.
Короче, еле прибыли к кораблю. Прапора нес на плече, как казак невесту, Бом
ба. Стюард не хотел нас пускать, ему не нравилось настроение прапора.
Ц Он не пассажир, а дрянь какая-то! Ц беспокоился моряк.
Ц Вы что такое говорите! Ц вмешался я и объяснил, Ц данный субъект Ц ге
рой трех горячих точек, балтиец, с контузией на всю башку. У него к вечеру д
авление подскакивает до трехсот шестидесяти.
Ц Точно? Ц не поверил стюард.
Ц К гадалке не ходи, Ц заверили мы его в один голос.
Ц Ладно, заноси, Ц смягчился моряк, Ц но в коридор героя не отпускать. У
меня ковры.
Уже в каюте мы еще попили пивка, положили прапора, где чемоданы, и договори
лись называться по военному, для азарту: я Ц Пулей, Владик Ц Штыком, Федя
Ц Бомбой.
Ц Будешь ты, Федя, Бомбой.
Ц Почему Бомбой?
Ц Потому что вспыльчивый. Ты, Владик, будешь Штыком, потому что стройный,
а я буду Пулей, потому что в цель.
Пароход, как обдолбанный, мчался прочь от нашего города, за бортом стреми
тельно проплывали дохлые собаки с мечтательными выражениями на застыв
ших мордах и речные семафоры, с багажной полки беспрерывно пердел проказ
ник прапор, в миру Коля Казаков, а мы мечтали о подвиге.
Ц Если пошлют в горячую точку и наградят звездой, то квартира без очеред
и, Ц сказал Бомба. Ц И, конечно, везде без очереди.
Ц А если еще и ногу оторвет, Ц продолжил я, Ц в собесе деревянную дадут,
попугая-матершинника и черную метку.
Ц А пиратов больше нет, Ц с грустью заключил Бомба и откусил пирожок.
Бомба ошибался.
На верхней палубе пробили склянки и я предложил:
Ц Может, по кораблю погуляем, с морскими традициями познакомимся?
Ц Я проголодался, Ц поддержал мою инициативу Бомба.
Ц И я не прочь предаться легкой, поэтической флегме, Ц с достоинством с
огласился Штык.
Мы связали спящего прапорщика простынями и вышли из каюты. Сразу же в кор
идоре мы столкнулись с матросом, который тащил ящик шампанского куда-то
вглубь.
Ц Кто гуляет? Ц спросили у него.
Ц Леопольда Роскошного жениться везут, Ц ответил моряк и облизнулся,
Ц с цыганами и кордебалетом.
Ц Обожаю кордебалет, Ц вздохнул Штык.
Ц Про этого Леопольда в газете «Гудок» писали, что он цыганский барон и н
аркотиками торгует через ларьки Союзпечати, Ц вспомнил Бомба.
Ц Роскошно жить не запретишь! Ц заключил я.
Мы поднялись по лестнице на палубу. Прошли мимо окон ресторана. Уселись н
а деревянные шезлонги у борта и стали смотреть на темный берег, проплыва
ющий мимо.
Ц Когда-то я хотел стать капитаном подводной лодки, Ц признался Штык, п
омолчал и добавил, Ц но у меня клаустрофобия.
Ц А я с папой каждое лето плавал на пароходе «Иван Сусанин», Ц включилс
я я в романтическую беседу, Ц папа ночью воровал воблу, которую моряки су
шили на корме.
Ц Вобла соленая и хрустящая, Ц кивнул Бомба.
Ц Правда, помимо воблы, папа еще воровал личные вещи пассажиров и однажд
ы нас крепко потузили и высадили на берег. Больше мы не плавали, а скоро па
па умер от глубокой старости и не оставил никакого наследства, Ц законч
ил я рассказ.
Ц Сквалыга, Ц крякнул Штык.
Ц Романтик! Ц поправил я его и предложил Ц может, немного расслабимся?

Ц У меня кончились деньги, Ц пожал плечами Штык.
Ц Но у нас есть Леопольд Роскошный, Ц напомнил я.
Ц Предполагаешь, что Леопольд Ц хлебосол и душка? Ц нехорошо улыбнулс
я Штык.
Ц А как же! Ц кивнул я, Ц он же барон, у них это в крови.
Мы спустились вниз, подошли к двери куда матрос затаскивал шампанское и
постучались.
Ц Ес!! Ц утвердительно раздалось с той стороны.
Дверь распахнулась и нашему неискушенному взору предстало зрелище дос
тойное кисти художника Ренессанса: в окружении пожилых цыган стоял моло
дой человек тридцати с небольшим, в дорогой английской тройке и обнимал
крепкого брюнета. Лицо брюнета нам рассмотреть не удалось, поскольку он
стоял к нам спиной. Единственное, что определяло барона как представител
я древней нации, так это многочисленные золотые кольца с бриллиантами, у
низывающие его тонкие пальцы, да еще гигантская золотая серьга в левом у
хе. На наше появление он отреагировал взлетом правой брови и ехидным воп
росом, Ц что, кавалеры, Ц погадать пришли?
Очарованный сказочной фигурой этнического аристократа, я не нашел ниче
го лучшего, как сразу предложить, Ц может, в картишки перекинемся?
Ц Играть на что будем? Ц стольже ехидно продолжил свои распросы барон,
огрядев нас с головы до ног, Ц на спички?
Ц При вашем высоком положении, как-то на деньги и не удобно предлагать,
Ц тут же парировал я и предложил, Ц на просьбу. Мы тут в армию собрались и
очень бы хотели, что бы вы нам спели песню.
Ц Песню?! Спел!? Я?! Ц изумился Леопольд, оглядел окружавших его цыган и ог
лушительно захохотал. Цыган тоже, как прорвало. Когда первые страсти ути
хли, барон выкушал еще одну рюмку и сказал: Значит, песню. А вы? Что вы можете
?
Тут проявил себя Бомба. Экс-инструментальщик шагнул вперед и решительно
буркнул: Все!
Ц Это ставка! Ц с уважением согласился Леопольд и опять захохотал на ми
нуту. Наконец он успокоился и спросил, Ц какую игру выберем? Блек джек, го
лд джек, покер?
Ц Чего тянуть ваше драгоценное время, Ц ответил я, Ц Предлагаю нумеро.

Ц Нумеро, о, простота Ц мать совершенства, Ц кивнул Леопольд, ослабил о
бъятья и брюнет, как мешок с селедкой тяжело осел на пол. Леопольд отброси
л окровавленный нож, обтер руку платком и тут же выложил передо мной коло
ду.
Я полистал карты, нашел их приятными и положил назад на стол.
Ц Ну так я беру?! Ц улыбнулся барон.
Ц О чем разговор!? Ц развел я руками.
Леопольд, не задумываясь взял из колоды карту, перевернул ее и положил пе
редо мной. Туз пик.
Я тоже взял карту и тоже туз пик. На столе лежало два туза одинаковой масти
. Цыгане привстали и потянули руки за пазухи.
Ц Немного странно, но по всему выходит, что нам с вами везет! Ц развел рук
ами Леопольд и показал на дверь, Ц пойдемте веселиться, вот только я к па
пе зайду на секунду. Спрошу разрешения. Законы. Кровь не водица, тем более
цыганская.
Мы вышли в коридор, Леопольд постучался в соседнюю каюту, открыл дверь и в
ошел туда. Посреди каюты в кресле с высокой спинкой сидел пожилой господ
ин и слушал радиоприемник. Передавали Баха.
Ц Что тебе, скотина? Ц грозно спросил он вошедшего Леопольда.
Ц Папа, я попеть хочу, Ц ласково ответил тот.
Ц Пошел вон, скотина! Ц рыкнул на него папа, схватил прислоненную к пору
чню кресла тяжелую дубовую трость с серебрянным нашабашником и замахну
лся на родственника.
Ц Спасибо, папа! Ц спешно ретировался тот.
Ц Чтоб ты сдох, скотина! Ц летело ему вслед.
Ц Милейший человек, Ц закрывая за собой дверь, в полголоса признался ба
рон, Ц терпеть его не могу. Редкая мразь. Вообще он мне не папа, а тесть. Буд
ущий. Чтоб его черти съели! Пошли!
Нас провели в ресторан, заказали еду и напитки. Сам Леопольд ушел куда-то
вглубь сцены.
Не успели мы докушать жульен, как кулисы разъехались и на сцену с визгом в
ыскочили сначала кордебалет, потом четверо цыган с гитарами наперевес и
наконец появился Леопольд. Он действительно был очень роскошный.
После феерического вступления кордебалета, отчего Штык потерял аппети
т и покрылся холодной испариной, Леопольд сложил руки на груди и запел на
итальянском языке «Санта Лючию».
Ц А это тоже цыганская песня? Ц полюбопытствовал я у сидящего рядом огр
омного цыган.
Ц Хорошие песни все цыганские, Ц кивнул он.
И он был прав, поскольку на припеве в дело вступили гитары.
К финалу девицы кордебалета выскочили в зал, схватили нас за руки и затян
ули на сцену.
Уже стихали последние аккорды, как в зал вошла высокая, но при этом береме
нная цыганка со стервозным лицом. Все сидящие в зале цыгане почтительно
встали.
Ц Это моя невеста Ц Сирена Владимировна, гадюка подколодная, молодост
и меня лишить хочет, бай-бай электрошоком укладывает Ц шепнул нам Леопо
льд и закричал в зал, Ц Сиричка Ц нежность моя! Зачем ты встала, тебе же до
ктор сказал больше спать! Так будет лучше для нашего бэби!
Ц Не рви мне нервы, Леля, Ц грозно начала она, Ц ты опять пил! Мое сердце с
казало, что это правда. Карты подтвердили.
Ц Сирик! Майн либэ! Это ложь! Отвратительная, мерзкая ложь! Твой орган заб
луждается, а карты Ц просто суеверия Ц взвизгнул барон, перегнулся чер
ез стойку бара, ухватил там из блюда горсть зерен кофе и сунул себе в рот.
1 2 3 4 5 6 7

Загрузка...

загрузка...