ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 




Роман Буревой
Маска Дантеса


Сыщик Ц 2



Роман Буревой
Маска Дантеса
(Сыщик-2)

ПРОЛОГ

Они оставили флайеры на посадочной площадке, не потрудившись даже закрыть дверцы. Забрав свернутые лодки и пакеты с едой, вся компания с хохотом и гиканьем двинулась к озеру. С конца весны и до глубокой осени спешат на берега Светлояра обитатели Китежа – от мала до велика. Но сейчас было еще слишком холодно для купания и солнечных ванн. На траве седым налетом лежал иней, да и само озеро куталось в белый покров тумана, ни неба, ни воды не разглядеть.
– «Светлый-пресветлый Китеж», – запел Вадим гимн планеты.
Иринка подхватила.
Никита решил взять с собой нескольких знакомых девушек, чтобы их поход к озеру выглядел обычной вылазкой молодых оболтусов. И то странно: в солнечный весенний день отправляются на прогулку полсотни парней. Зачем?
Никита побывал здесь три дня назад, проверил тайник. Потом летал с туристами на флайере. Тогда все было в порядке. Но сейчас Никиту что-то тревожило. То ли подозрительные голоса в лесу, то ли этот туман, который не желал рассеиваться даже под лучами взошедшего Ярила.
«Город будет наш», – повторял Никита про себя.
– Вперед! – радостно выкрикивал Вадим.
– Здесь! – Никита остановился и указал на тайник, прикрытый еловыми лапами.
Ребята вмиг раскидали ветки, скатали маскировочное полотнище. Свертки, похожие на оранжевые личинки, лежали в яме вплотную друг к другу. Вадим и еще трое парней принялись их извлекать. Внутри каждого пакета – спасательный пояс и бластер в кобуре. На самом дне в отдельном ящике термогранаты и упаковка биоотмычек. Никита лично раздавал гранаты. Самым проверенным парням.
– Ой, ребята, что это? – подскочила Иринка к яме. – Оружие? Настоящее? А зачем? Можно подержать?
Она уже потянула к бластеру руку, но Вадим успел ее оттолкнуть.
– Как невежливо, милостивый государь! – обиделась Иринка. – С девушками обращаться не умеешь.
Кто-то из парней включил формирование пятиместной лодки. Как прикажете тащить теперь этого монстра к берегу? До воды еще метров триста. Иринка с другими девчонками заскочила в лодку.
– К воде! – крикнула звонким голосом. Несколько парней ухватились за борт и вывернули девчонок в мокрую от росы траву. Визг. Хохот.
«Они воображают, что это пикник. Веселая прогулка! Игра!» – почти с отчаянием подумал Никита, надевая пояс и цепляя к нему сразу две кобуры с бластерами и запихивая термогранаты в кармашки пояса так, как это делают гвардейцы. Правда, в гвардии Китежа он пробыл всего три месяца, потом службу пришлось оставить.
Ну почему все остальные относятся к атаке на город несерьезно, хохмят, дурачатся? Неужели не понимают, что предстоит?
Больше всего на свете Никита ненавидел смех. Иронию. Шутки. Даже улыбки переносил с трудом. Впрочем, таким он стал лишь полгода назад. Но теперь ему казалось, что он всегда был серьезен и строг.
Наконец из тумана проступили камни на берегу и полоска неподвижной воды. Ни ветерка. Никита вошел по колено в воду, запустил формирование двухместной лодки. Почти невесомый корпус из аэрогеля лег на воду с едва слышным всплеском.
– Ой, ребята! Мы город идем захватывать, да? – захлопала в ладоши Иринка. – Здорово!
– Ты остаешься на берегу, – бросил Никита. – С другими девчонками.
– Это почему? – обиделась Иринка. – До города главное доплыть. Коснуться корпуса. И город наш. Как в компьютерной игре.
– Это не игра, – отрезал Никита.
Вадим забрался в лодку первым. Потом запрыгнул Никита, вытащил весла из чехла и протянул приятелю.
– К городу! – приказал Никита.
Вадим погрузил весла в воду. Всплеск показался оглушительным.
– Тихо! – шикнул Никита, поправил тяжелый пояс. Термогранаты предательски звякнули.
Справа и слева слышались шлепки по воде, смех, сдавленный шепот: неумелая команда гребла вразнобой.
«Мы идем…» – радостно билось в мозгу.
– Заблудимся, – предрек Вадим. – Это как пить дать. Туман озерникам не помеха, а мы – слепые котята.
Легкая рябь прошла по воде, лодка качнулась, и откуда-то издалека долетел протяжный тоскливый крик: «Вернитесь!» Вадим вздрогнул. Под капюшоном его лицо казалось белым сгустком тумана.
– Они рядом. Не промахнемся, – Никита не сомневался в успехе.
– Нас слишком мало. А что если они не подчинятся, не захотят отдать нам купол…
– У них нет оружия. Даже парализаторов нет. Это же открытый город.
Никита включил поисковичок. Зеленый огонек мигнул, пропал, вновь мигнул. Озерный город был где-то рядом. Погружение метра два или три – не больше. Как три дня назад, когда Никита летел на флайере вместе с туристами. Тогда огромный купол, светящийся желтыми и белыми огнями, плавал совсем недалеко от берега.
Справа послушался негромкий шлепок. И сразу же – чей-то вскрик и ругань. Так и есть: две лодки столкнулись. До чего все бестолковые! Никита дрожал. Не от страха – от нетерпения.
– Нас уже наверняка обнаружили, – шепнул Вадим.
– Греби! – отвечал Никита.
Он вытащил бластер из кобуры. Вадим дернулся, весла плеснули, подняв фонтан брызг. Никита смотрел не на товарища, а на поисковичок. Зеленый огонек теперь уже не мигал, а светился ровно. Шлюз был где-то рядом.
– Нашел! – завопил кто-то слева.
Левша? Или Грибов? Судя по голосу, Левша.
Вадим, не дожидаясь команды, повернул лодку. Туман таял. Вот блеснула смутно поверхность воды, ровная, будто стеклянная. Уже можно различить силуэт ближайшей лодки, еще один и еще… И почти рядом плоский зеленый лист закрытого шлюза. В глубине вод проступили смутные огни. Купол города был близко, всего в каких-то тридцати метрах. Левша уже топтался на плавучем плотике шлюза, прилаживая в центре биоотмычку. Никита вставил в подствольник термогранату.
И тут город стал всплывать. Плотик шлюза качнулся, Левша бухнулся на колени. Вода закипела, закачало лодки. Вадим бросил весла и вцепился в борт. Никита одной рукой схватился за лодку, второй стиснул рукоять бластера. Если город всплывет… Показался приплюснутый конус. А под ним – желтоватый металлический обод.
Левша на четвереньках собачкой метался по плотику шлюза. И выл… В самом деле выл.
«Оборонительный уровень, оснащенный боевыми бластерами, как у космического катера… – сообразил Никита, как только увидел металлический обод. – Что за идиот утверждал, что открытые города беззащитны?!»
Пять или шесть красных лучей ударили в купол. Озерники ответили огнем.
«Все кончено», – подумал Никита. Пальцы сами нажали на спуск. Граната ушла из подствольника.
Никита упал на дно лодки. Вадим остался сидеть не в силах двинуться и, раскрыв рот, наблюдал.
Одновременно полыхнуло белым справа и слева. Вскипела паром вода. Вадима обдало жаром. Сразу три лодки исчезли – вместе с людьми. Метко стреляют! Но и Никита не промахнулся. Купол раскрылся огромным цветком, из него вверх ударил оранжевый столб огня. Верхний уровень города исчез! Вслед за грохотом взрыва на миг наступила тишина, а потом в воду посыпались осколки.
– Греби! – Никита вскинулся, едва не опрокинув лодку. – Греби! Пока они не нарастили купол! Скорее!
Непослушные пальцы никак не могли вставить в подствольник новую гранату.
Никита видел, как справа пять или шесть лодочек устремились вслед за ними в атаку на город. Всего? А где остальные? Никита обернулся. Туман уже почти растаял. Лишь тонкие пряди кое-где стлались над водой. С десяток лодок мчались к берегу наперегонки. Трусы!
– Стойте! Куда!? Город наш! – кричал Никита. – Наш!
– …гнись! – ахнул Вадим и качнулся вбок, креня лодку.
Никита запрокинул голову. Прямо на них черным копьем несся осколок. Сейчас врежется…
Никита прыгнул за борт. Следом скатился в воду Вадим и тут же ушел на глубину. Осколок вспорол воду слева. Никита нырнул, ухватил товарища за шиворот.
«Я не утону, не могу утонуть… не могу» – Никита рванулся наверх, всплыл первым и вытащил товарища.
Вадим жадно хлебнул воздух, шлепнул ладонями по воде. Глаза у него были круглые и совершенно безумные.
– Плыть можешь? – На всякий случай Никита продолжал держать товарища за шкирку.
– М-могу…
– К городу! – приказал Никита.
Но стоило ему разжать пальцы, как Вадим устремился к лодке, попытался вскарабкаться в нее, соскользнул в воду, вновь полез…
– К городу! – заорал Никита.
Вадим его не слышал. Он вообще ничего не слышал, карабкался в лодку, срывался, снова пытался залезть… Черт с ним, пусть удирает…
Никита поплыл кролем туда, где над водой темнел изуродованный купол. Он видел, как несколько лодок идут наперегонки к той же цели. Молодцы! Не отступили! Никто не стрелял. Все торопились добраться до купола. Весла так и мелькали.
«Город наш», – билась в мозгу единственная мысль. Рука ударилась о что-то твердое. Никита ухватился за рваный край, распоров пальцы. Приподнялся. Рассадил о вывернутый наружу лоскут обшивки колено. Перевалился внутрь. Упал на что-то ровное, скользкое, его потащило вниз. Бластер он потерял в воде. Но был еще один, в кобуре. Никита попытался достать его.
Пальцы не слушались.
– Я здесь! – крикнул Никита, не зная, кто его может услышать. Разве что обитатели города. – Я пришел! Пришел!
Под ним вдруг раскрылась бездна, и он ухнул в аварийный шлюз.
– Я здесь! – кричал он, скользя во влажной темноте.
Его облепило, сжало со всех сторон и выплюнуло на скользкий пол.
– Добро пожаловать в озерный город! – раздался над ним насмешливый голос. – Надеюсь, вам, сударь, понравится у нас.

КНИГА I
МАСКА ДАНТЕСА

Глава I
Звездный экспресс

Предупреждение было невнятным. Намек, расшифровать который мог человек, хорошо знакомый с реконструкцией Китежа. Но Марк Валерий Корвин знал об этой планете слишком мало и все больше обрывками, а его друзья – и того меньше. Что могла означать фраза: «Надо поторопиться с визитом или отложить встречу на год. То есть практически ничего. На Китеже наступает эпоха карнавалов», – никто из спутников Марка объяснить не мог. Возможно, что-то вроде лацийских сатурналий, когда не существует ни господ, ни слуг, и даже андроиды надевают маски и веселятся напропалую.
Голос предков о карнавалах упорно молчал: отец Марка не посещал места увеселений во время краткого визита на планету. Выяснилась занятная подробность: о Китеже другие миры не знали практически ничего. Или же сведения казались совершенно баснословными. Всеведающий галанет бормотал невнятицу: «Карнавалы Китежа. Маски Китежа. Полгода веселья». Эти фразы-обрубки вываливались из различных порталов вновь и вновь, едва Марк запрашивал информацию о развлечениях китежан. В конце концов Корвин пришел в ярость и послал галанет к Орку в пасть и еще дальше. Да и какое ему дело, кто и как веселится на карнавале. У Марка имелся благовидный повод для визита: он нашел убийцу княгини Эмилии Валерьевны. Теперь он должен явиться на Китеж и рассказать свекру Эмилии все подробности расследования. Корвин написал краткий отчет о раскрытом убийстве и отправил его по двум адресам: один – в сенат Лация, второй – князю Андрею, чей сын и невестка стали жертвами действий анималов.
Без приглашения являться на Китеж считалось неприличным, и Марк дожидался ответа на станции Большой петли. К тому же лацийский сенат должен был прислать экспресс-почтой подтверждение официального статуса следователя со всеми вытекающими отсюда гарантиями и возможностью тратить не собственные кредиты, а государственные, и оплачивать услуги помощников, а не надеяться на их доброе к себе отношение и альтруизм.
Первым отозвался князь Андрей. В письме, формально очень вежливом, но суховатом, он рассыпался в благодарностях (много вычурных старинных выражений и русизмов во всеобщем), выражал сдержанную радость по поводу того, что сообщник убийцы наконец отдан под суд, и приглашал Корвина «вместе с помощниками и друзьями» погостить у себя в усадьбе, сколько гостям будет угодно. И просил прибыть «по возможности скорее». О князе Сергее в письме не упоминалось. Как будто он погиб вместе с женой во время трагедии на Психее.
1 2 3 4 5 6 7 8

загрузка...