ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Чтобы загладить свой провал, интриганы клянутся в любви к Неронии. Но я – по-прежнему сторонник союза аристократии Китежа и Лация! – Голос старика зазвенел от гнева. Теперь только стал заметен возраст князя Андрея. Он был стар, безумно стар рядом со своим юным собеседником. – Возможно, я идеалист, но аристократ не может не быть идеалистом.
– У моего отца был друг-идеалист, хотя и плебей, – сказал Корвин. – Двадцать лет назад этот человек оказался в смертельной опасности. Отец отправил его сюда, на Китеж. Под вашу опеку. Его звали… Сергий Малугинский. Имя, разумеется, вымышленное. Но с тех пор мы ничего об этом человеке не слышали. Сын Сергия Малугинского двадцать лет считал отца погибшим. И только совсем недавно выяснилось, что Сергий не погиб. Вы знаете, где он сейчас?
– Знаю, – кивнул князь Андрей.
– И где?
– В озерном городе.
Ответ был ожидаем. Более чем. Именно поэтому Марк не сомневался: князь Андрей солгал. Зачем? Что на самом деле случилось с отцом Друза?
«Убит, – шепнул голос. – Много лет назад».
«Нет!» – едва не выкрикнул Корвин вслух.
– Сын никогда не увидится с отцом?
– Выходит, что нет, как это ни прискорбно.
– Хотя бы поговорить им можно?
– Увы… Надо полагать, ваш друг, разыскивающий пропавшего отца – это Ливий Друз.
Марк пожал плечами: глупо отрицать очевидное. Если отец Флакка, бывший командир «Сципиона», сейчас проживает на Лации, а отец самого Марка погиб много лет назад, то естественно, что третий в компании, Ливий Друз, и есть жаждущий отыскать отца единственный сын.
– Вы можете сообщить Сергию Малугинскому, что его сын здесь, на Китеже?
Андрей Константинович задумался.
– Попробую что-нибудь сделать.
Значит – все-таки жив… Тогда где он? Почему скрывается?
Корвин мысленно уже видел себя остроносой ищейкой, взявшей след. Преступление! Он отчетливо различал его запах. Еще нельзя было сказать – запах крови или запах тайны. Но что-то важное, преступное, связанное с именем Друза, князь Андрей скрывал.
Корвин шел из кабинета, опустив голову, подавшись вперед, будто в самом деле высматривал невидимый след. Остановился внезапно. С террасы доносились голоса. Причем весьма громкие.

Друз и Лери после обеда вышли на террасу. Сюда одна из служанок принесла серебряный поднос с кофе и пирожными на тот случай, если гости недостаточно подкрепились за столом. С террасы открывался прекрасный вид на осенний парк, дул теплый ветерок. На длинном столе, застланном клетчатой скатертью, играли солнечные блики.
Лери опустилась в кресло-качалку, оттолкнулась, скрипнули по-журавлиному ободья.
– Кстати, Лу, хочу тебя предупредить, – Лери хитро прищурилась. – В незнакомые двери здесь соваться опасно.
– В каком смысле? – не понял Друз.
– Можно исчезнуть. Зайдешь в спаленку горничной и очутишься в чистом поле. Или в лесу. Или на другой стороне континента.
– Откуда ты знаешь? Ты здесь один день… да и тот еще не кончился, – напомнил Друз.
– Не забывай про визит моего отца.
– Хочешь сказать, здесь повсюду нуль-порталы? Ерунда! Еще не созданы нулевки, работающие непосредственно на планете.
– Нет, не ерунда! В усадьбе есть какое-то хитрое устройство для розыгрыша гостей. Вообще на Китеже обожают розыгрыши. В отличие от Лация.
– Кто говорит о розыгрышах?! – выпрыгнул чертиком из коробочки Стас. – Кого разыграем? Княжну Марью? Дядюшку? Или Корвина? Корвина стоит разыграть – уж слишком малыш серьезен! Давайте поедем на север, к Дышащему океану, поймаем русалку, и подложим ее Марку в кровать. Отличный розыгрыш. Неужели не хотите?
– Очень хочу, чтобы вы оставили нас в покое, – огрызнулся Друз.
Лери поднялась, намереваясь увести жениха в парк. Но не успела.
– А вы тоже все помните?.. – спросил Станислав у Друза. – Прошлое папы и мамы…
– Ничего он не помнит, – отрезала Лери. – Даже как вас зовут.
– Я – плебей. У меня нет генетической памяти, – заявил центурион.
– А Лери? Она посвящена в маменькины приключения? Как матушка развлекалась в юности?
Прежде чем Лери успела помешать, ее жених сбил князя с ног.
– Не надо! – крикнула Лери.
Друз даже не оглянулся, в ярости принялся пинать лежащего. Марк, в этот миг появившийся на террасе, оттолкнул центуриона и встал между ним и его жертвой. Но Друз вновь ринулся на обидчика. Марк успел поставить блок, потом еще и еще, отбивая атаку за атакой, но пятый или шестой удар пропустил. Кулак Друза угодил в солнечное сплетение. Марка будто лошадь лягнула. Пока Корвин восстанавливал дыхание, племяннику князя Андрея пришлось не сладко. Придя в себя, Марк сам перешел к атакующим действиям, после чего Друз оказался прижатым к полу. Марк не слишком церемонился, заламывая центуриону руку.
– Обещай, что не кинешься в драку снова! – Корвин еще чуть-чуть усилил захват.
– В-возможно… – простонал Друз.
– Клянись Лацием, что не тронешь больше Стаса.
– К-клянусь… не трону… сейчас…
Мерд! До чего упрямый! Но требовать большего Корвин не стал. Разжал пальцы. Друз вскочил. Лери тут же мягким но решительным жестом взяла жениха за локоть. И центурион присмирел.
– За что? – Стас поднялся на четвереньки. Лицо его было в крови. – Я к вам всей душой, а вы…
– Кажется, мы собирались прогуляться по парку, не так ли, Друз? – У Лери дрожал голос: подобной вспышки ярости от жениха она никак не ожидала. Однако и пенять ему не хотела. Ее честь защищал. И честь ее семьи.
– Погодите! – воскликнул Стас, поднимаясь. Но тут же согнулся от боли. Корвин придвинул к нему стул. Молодой князь сел. Взял со стола салфетку, приложил к разбитой губе. – Я этого оставить так не могу. Такого ни один дворянин Китежа оставить без последствий не может. Мы должны драться!
– По-моему, вы уже подрались, – заметил Корвин.
– Я имею в виду дуэль. – Станислав одернул разорванный мундир. Похоже, мундиров на день ему необходимо иметь целый гардероб.
– Что он сказал? Я не ослышался? Дуэль? – Друз смерил Стаса очень выразительным взглядом.
– Я сказал: такое оскорбление должно смывать кровью. После поединка мы вполне можем стать друзьями. То есть это часто бывает, когда прежние дуэлянты становятся друзьями, но простить оскорбление я не могу, а вы…
– Послушайте, что за абсурд… – Корвина, однако, никто не слушал.
– Надо полагать, выбор оружия за мной? – Кажется, мысль прикончить Стаса на дуэли показалась центуриону соблазнительной.
– Ну конечно. Выбирайте! – охотно согласился Станислав. – Вы можете думать до завтра… Посовещаться со своим секундантом. Я бы советовал вам…
– Спортивная спата, – заявил Друз.
– Отлично! Истинно римское решение. Спата! Замечательно! Если бы мы еще сражались верхом…
– Лошадей не надо, – решил Друз.
– Как вам будет угодно. Но Лери должна поглядеть на поединок. Два рыцаря дерутся ради прекрасной дамы… Я приколю на грудь алую розу в вашу честь, прекрасная Лери. Я – ваш рыцарь…
– У меня уже есть рыцарь, князь! – Лери крепко держала жениха за руку.

Корвин проследил, чтобы будущие дуэлянты направились в разные стороны: Друз и Лери спустились наконец в парк, а Стаса Марк сопроводил в его комнату: князю нужно было в очередной раз переодеться.
– Поймите, я не желаю вашему другу зла, – объяснял по дороге Стас. – Кольчуги во время дуэли дают стопроцентную защиту… Ни смертей, ни ранений. Несчастные случаи бывают. Но мы будем благоразумны, я надеюсь. – Похоже, пинки Друза изменили манеру Стаса выражаться. – Так что вам не о чем беспокоиться. Но я не могу простить оскорбление. Даже простой человек не снес бы. А я – князь…
Корвин по памяти отца воспроизводил планировку дома. За последние двадцать лет здесь ничего не перестраивали, делали лишь косметический ремонт. Комната Стаса располагалась на втором этаже рядом с детской.
– Как неудачно все вышло, – искренне сокрушался Стас. – Я же хотел вам помочь, Морковин. Всей душой хотел. Я, между прочим, знаю один важный секрет. То есть знал, а потом забыл… Один человек хотел вам его передать.
– Что за человек? – спросил Марк.
– Не помню.
– Андрей Константинович?
– Может быть, и он.
Видимо, князь Андрей задался целью непременно заставить гостей с Лация подружиться с его нелепым племянником. С каждым часом эта затея старого князя Марку нравилась все меньше. Трудно представить, как можно помочь этому парню, у которого напрочь съехал Капитолий. К тому же Корвин – следователь по особо важным делам (не важно, что еще не назначен), а не врач и не волонтер благотворительной организации эмпатов.
– Стас, будьте умницей… – Корвин поймал себя на мысли, что разговаривает с князем как с ребенком. – Держитесь подальше от моего друга.
– Но почему?
– Друз ревнует к вам Лери.
Бредовое заявление! Но ничего убедительнее Корвин придумать не сумел.
– Неужели? Значит, я нравлюсь вашей сестре? – тут же сделал свои выводы Стас. – Какое счастье! Я и не смел надеяться!
Марк решил, что не будет ничего больше говорить, втолкнул Стаса в комнату и захлопнул за ним дверь.
– «Лери, озерная фея!» – тут же донеслось пение из-за двери.
Марк спешно отошел и остановился возле двери детской… Детская. В те дни, когда его отец гостил в усадьбе, детская была предоставлена в распоряжение Ксюши и гукающей в колыбельке Машеньки. Кстати, где теперь Мария? Почему о ней хозяева усадьбы ничего не говорят? Уехала?
Марк толкнул дверь. Комната была залита солнцем и чисто прибрана. Игрушки собраны в коробки, голограммные планшетки спрятаны в футляры. Ничто не говорило о том, что в детской забавляется дитя под два метра ростом.
Услышав звук открываемой двери, из соседней комнаты вышла немолодая высокая женщина в строгом синем платье и ослепительно белом фартуке. На ее седых волосах торчал нелепый крахмальный чепец, чопорный и наверняка чертовски неудобный.
«Зачем следовать реконструкции так строго?» – подивился Марк.
– Вы случайно не новый учитель для Сережи? – спросила женщина. – Андрей Константинович сказал, что учитель должен сегодня прибыть. Я приготовила для вас удобную комнату рядом с детской.
– Нет, я человек неученый. Хотел повидаться с Сергеем. Мой друг…
– Сереженька спит, – перебила нянька. – У нас тихий час. И с этим очень строго. Приходите вечером с ним поиграть. Он любит играть со взрослыми. Те его не обижают.
Марк отступил; нарушать обычаи чужой реконструкции – последнее дело.
«Возможно, ты ошибаешься, и Стас – не личина князя Сергея», – шепнул голос предков.
Тогда кто он? С ним связана какая-то тайна. Но какая? Тайный агент? Смешно, даже если его придурковатость – личина. Тайна… Марк принюхался. Он как будто ощущал ноздрями ее запах. Нет, только запах духов.
Марк остановился у соседней двери. Будто нарочно она была приоткрыта.
– Мы же говорили о жемчужном платье! Таком, как у великой княжны! И что я вижу? Что, спрашиваю? – Марк узнал голос Ксении. В тоне княжны проскальзывали истерические нотки.
– Уверяю вас, княжна, красное платье вам будет куда больше к лицу, чем жемчужный каскад… – возражал другой женский голос. – Жемчужный каскад хорош, когда вам двадцать, не больше…
– Совсем не обязательно говорить мне гадости! – вспылила Ксения.
Марк поторопился пройти мимо.

Корвин направился к себе. Хотелось остаться одному, подумать… Не вышло. На пороге своей комнаты стоял Друз. Похоже, после прогулки настроение центуриона заметно улучшилось.
– Заходи! – крикнул жених Лери весело. – Я до вечера отключил сирену. И поправил датчики…
– Лучше поправь свои мозги. Мы не успели приехать, а ты уже нарвался на дуэль!
– Представь, все эти поединки – дешевый фарс! – с досадой воскликнул Друз. – Да, оружие заточенное, но легкое, из псевдостали. Все тело дуэлянта закрыто сверхпрочной «кольчугой» и прочими доспехами. Я даже не смогу отрезать нашему безумному князю уши. Все, на что он может рассчитывать, – это десяток синяков. В лучшем случае – перелом руки.
– Ты расстроен?
– Я в отчаянии. Лучше скажи, ты говорил с князем Андреем? Узнал, где отец? Что с ним?
– Боюсь… у меня дурные новости. То есть…
– Говори прямо, – оборвал его путаные объяснения Друз.
1 2 3 4 5 6 7 8

загрузка...