ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

- Нет, нет, что Вы! Ничего подобного не случалось! Я уж, Алексей Юрьевич, стараюсь следить за девочкой! Гулять мы ходим вместе, от меня она никуда не убегает, слушается. Золотая девочка!
- Да нет, я не это имел в виду. Скажите, Лиза дома… никуда не прячется? Ну, бывает так, Вы ее ищите, ищите, зовете, она не откликается. А потом неожиданно появляется откуда-то с невозмутимым видом, будто ничего и не произошло?
- Не-ет, - Нина Павловна покачала головой, с некоторым страхом глядя на Чернова. Почему тот задает такие странные вопросы? Чем-то недоволен? Или девочка как-то проявила свое недовольство?
- Нет, не бывало такого… Да я большей частью тут, на кухне. Да по дому… Сами знаете, работы у меня сколько, - женщина пожаловалась, намекая на прибавку к зарплате. Но тут же, спохватившись, что хозяин решит, будто она за домашними хлопотами не следит за девочкой, поспешно проговорила:
- Но Лизочка у меня всегда под присмотром!
- Ладно… - Алексей вздохнул и подвинул к себе тарелку с супом, которую поставила перед ним домработница.
Когда он заканчивал ужинать, в кухне объявилась дочка.
- Лизочка, будешь кушать? А чаек пить с папой? - Нина Павловна снова засуетилась. Лиза на «будешь кушать» энергично замотала головой, а вот пить с папой чай согласилась.
- Добрый вечер, Лиз, - Алексей как можно приветливей поздоровался с дочерью. Все вопросы, которые чуть было не сорвались с языка при появлении Лизы на кухне, он задаст ей позже - в ее комнате, тет-а-тет, не при домработнице.
Лиза посмотрела на отца огромными и черными, как у покойной матери, глазами и важно кивнула в знак приветствия. Поднеся ко рту обеими руками большую кружку с чаем, которую перед ней поставила Нина Павловна, она с шумом отпила. И Алексей недовольно поморщился:
- Лизка, ну сколько можно повторять. Красивые девочки так шумно не пьют! Это не прилично!
Дочка бросила на него короткий взгляд и отпила чай с еще большим шумом. Алексей вздохнул: делает назло.
- Лиза, любой Принц отвернется от Принцессы, которая так некрасиво пьет чай! Скажет, что это - не Принцесса, а подделка!
Девочка, поставив кружку на стол, усмехнулась совсем по-взрослому. «Как это я могу быть «подделкой»? Что ты, папочка…» - так и читалось в ее насмешливом взгляде.
- Беда с тобой… - Алексей тихо пробормотал. И что ему с такой «принцессой» делать? Лизка после смерти матери очень изменилась. Повзрослела. Какие недетские мысли бродят в ее голове? Казалось бы, пережитое горе должно было сблизить их еще больше, но произошло все наоборот. Лиза настолько отдалилась от него, что иногда ему начинало казаться, будто дочь ненавидит его. Хотя возможно ли такое?
Он постоянно чувствовал свою вину перед дочерью. За то, что не сумел уберечь ее мать от смерти: не заставил Кристину вовремя обратиться в клинику, не нашел такого доктора, который спас бы ее. За то, что так мало занимается дочерью, уходя с головой в работу. За то, что все его попытки вновь сблизиться с ней - слишком ничтожные для того, чтобы принести результат. За то, что не может сейчас найти хорошего доктора, который бы «разговорил» Лизу. И за тот досадный эпизод в его жизни, короткое помешательство, о котором дочка не знает и не должна знать, но который до сих пор лежит камнем на душе.
Лиза тем временем допила чай и, с шумом отодвинув стул, встала из-за стола.
- Лиза, я к тебе сейчас приду в комнату, - Алексей крикнул ей уже вслед. Дочь, не выразив никак свое отношение к тому, что папа хочет прийти к ней, удалилась.
- И что прикажете делать? - Алексей, дав слабину, обратился с риторическим вопросом к наблюдавшей за этой сценой Нине Павловне.
- Девочке внимание нужно. И ласка, - домработница провозгласила и так уже известную Алексею истину.
- Да я и так уже… Не идет она со мной на контакт! А раньше ведь совсем другая была… Веселая и смешливая, - он с горечью произнес, тоскуя по недавнему счастливому времени и, не дожидаясь комментариев домработницы, поспешно вышел с кухни.
Лиза в своей комнате читала «Гарри Поттера». Алексей тихо вошел и присел на краешек кровати.
- Ну, что там пишут, в твоей книге? - он попытался наладить «контакт». Лиза, не прекращая своего занятия, пожала плечами.
- И кто такой Гарри Поттер? - еще одна безуспешная попытка «разговорить» дочь. На этот раз Лиза проявила реакцию: оторвавшись от книги, повернулась к отцу и посмотрела на того с таким изумлением и возмущением, будто отец только что проявил непростительное невежество. «Ка-ак? Ты не знаешь, кто такой Гарри Поттер?! Папочка, ты совсем отстал от жизни!».
- Да, я не знаю, кто такой Гарри Поттер, - он сдался и с упреком посмотрел на дочь:
- Ты же ведь не хочешь рассказать своему непросвещенному папочке, кто это такой… Если бы ты рассказала мне, я бы знал. Возможно, мне бы тоже понравился этот… Гарри.
Лиза, поднявшись, потянулась к книжной полочке над столом и сняла с нее книгу. Подойдя с книгой к отцу, она всучила ее ему.
- «Гарри Поттер и Философский камень», - Алексей прочитал обложку и поднял глаза на стоявшую перед ним дочку. - Предлагаешь мне это почитать?
Лиза с улыбкой кивнула.
- Ну что ж, почитаю… Перед сном. Буду знать, кто такой Гарри Поттер…
Обстоятельство, что папа тоже будет читать сагу о волшебнике, развеселило девочку. Она засмеялась и села рядом с отцом. И Алексей, пользуясь неожиданным расположением дочери, спросил:
- Лиза, я хочу знать, куда ты все время прячешься от папы? Что это за игра, правил которой я не знаю?
Лиза подняла на него лицо, посмотрела долгим серьезным взглядом, а затем покачала головой и потупилась.
- Лиза, дочка, я хочу тебя понять! Мне очень больно от того, что ты так часто прячешься от меня. Если твой папочка постоянно занят работой, это не значит, что он тебя не любит! Ты почему-то сердишься на папу… Так?
Девочка, не поднимая глаз, покачала головой и, спрыгнув с кровати, вернулась обратно за стол - к раскрытой книге.
- Это хорошо, если ты на меня не сердишься, - Алексей вздохнул и тоже поднялся. Сделал по комнате круг, и, подойдя к столу, взял дочкин альбом для рисования и ручку.
- Хочешь, мы с тобой завтра вместе пойдем гулять? Папа не будет завтра работать. Мы вместе поедем в кафе-мороженое, а потом пойдем гулять вдоль моря. Будем собирать красивые камешки. Хочешь?
Лиза, еще не совсем веря отцовскому предложению, неуверенно кивнула.
- Отлично! - Алексей воодушевился. - Так и быть, завтра я поведу тебя есть мороженое! Обещаю! Только ты для папы тоже сделай кое-что. Ответь на вопрос, где и почему ты прячешься от меня? Я не буду тебя ругать, чтобы ты мне ни ответила. Вот, напиши ответ…
Алексей подвинул дочке раскрытый альбом и сунул в пальчики ручку. Лиза перевела взгляд на чистую страницу, потом снова на отца. Долго всматривалась в его лицо, словно искала доказательства того, что папа и правда не будет ее ругать, какой бы ответ она ни написала. И, вздохнув, неровными буквами написала: «Я ХОЧУ ШОКОЛАДНОЕ МОРОЖЕНОЕ».
- Будет тебе шоколадное. И ванильное. Если хочешь, - Алексей кивнул и нетерпеливо указал пальцем на альбом. - Ну же, Лизочка… Папа задал тебе вопрос.
«А ПОТОМ ПОЙДЕМ СОБИРАТЬ РАКУШКИ» - Лиза, смекнув, что сейчас папа ради ответа на заданный вопрос готов пообещать ей хоть луну с неба, выдвинула следующее требование.
- И ракушки. Лизка, ты шантажистка! И кто тебя научил подобным вещам?
Девочка хитро улыбнулась и вывела в альбоме следующее требование: «ОБЕЩАЙ! НАПИШИ, ЧТО ТЫ ОБЕЩАЕШЬ!»
- Ладно, бог с тобой. Ну, где писать? - Алексей, усмехнувшись, склонился над раскрытым альбомом. Дочка тут же с готовностью всучила ему ручку.
«ОБЕЩАЮ МОЕЙ ЛЮБИМОЙ ДОЧКЕ ЗАВТРА ПОЙТИ С НЕЙ КУШАТЬ МОРОЖЕНОЕ И СОБИРАТЬ РАКУШКИ. ПАПА».
- Все? Лизка, я больше не намерен с тобой торговаться. Смотри, а то вдруг передумаю.
Девочка метнула на него сердитый взгляд и снова вывела крупными буквами на другом листе: «ЭТО БЫЛА КЛЯТВА. НЕЛЬЗЯ НАРУШАТЬ. НАПИШИ ПОДПИСЬ». И требовательно ткнула пальчиком в альбомный лист, указывая, где нужно расписаться.
- Лизка, об этом в твоем «Гарри Поттере» пишут, что так надо шантажировать папочек? Требовать с них расписки? - Алексей, хмурясь, поставил подпись под своей «клятвой». - Кто тебя научил подобным вещам?
«ТЫ», - Лизка уверенно вывела на альбомном листе и рассмеялась.
- Докатились… - мужчина проворчал, внимательно следя за тем, что дочка вновь выводит в альбоме.
«Я НЕ ПРЯЧУСЬ».
- Замечательно. Только куда ты все-таки пропадаешь? Это какая-то твоя игра, да? Ты играешь в «Гарри Поттера» или какой-то мультик?
Лиза отрицательно покачала головой. «Я НЕ ИГРАЮ. ТЫ НЕ БУДЕШЬ МЕНЯ РУГАТЬ?»
- Не буду, Лиза. Я же ведь тебе уже сказал.
«ПООБЕЩАЙ!»
- Лизка, ну в самом деле! - на этот раз Алексей уже возмутился. - Я тебе обещаю! На словах! Давай обойдемся без повторных расписок! Ты просто напишешь мне, почему ты прячешься и куда прячешься, и я тебя за это не буду ругать. А завтра, как и пообещал, поведу в кафе, а потом - на море, собирать камешки и ракушки.
«Я НЕ ПРЯЧУСЬ. И НЕ ИГРАЮ. Я ХОЖУ К МАМЕ».
Лиза, сделав новую надпись, отложила ручку и подвинула альбом отцу. Алексей озадаченно уставился на страницу, долго перечитывал выведенные детским почерком слова, не зная, как отреагировать. Дочка замерла испуганным мышонком, опасаясь, что папа все же, вопреки своему обещанию, станет ее ругать.
- Девочка моя… Послушай, солнышко, - он, наконец-то оторвав взгляд от альбома, присел перед притихшей дочерью на корточки и взял ее маленькие ладошки в свои ладони. - Мама умерла. Ты не можешь к ней ходить. Ты хотела сказать, что ходишь в мамину комнату и там сидишь какое-то время?
Лиза покачала головой и, взяв ручку, снова с завидным упрямством вывела: «Я ХОЖУ К МАМЕ! ТЫ НЕ УМЕЕШЬ, А Я МОГУ!».
- Хорошо, девочка… Пусть будет так. Только ты в следующий раз предупреди меня, когда захочешь снова спрятаться… прости, пойти… к маме. Чтобы папа не волновался и не искал тебя. Понимаешь, папа очень пугается, когда ты вот так прячешься! Папа думает, что его Принцессу забрали плохие дяди, он ищет ее везде и очень тревожится. Если ты будешь говорить мне, что хочешь немного… побыть с мамой, я не буду так волноваться. Договорились?
Лиза неуверенно кивнула.
- Вот и хорошо! - Алексей повеселел, а про себя подумал, что, пожалуй, прочитает всученную ему Лизкой книгу. Возможно, тогда ему удастся понять, в какие странные игры играют современные дети, начитавшиеся книжек и насмотревшиеся фильмов.
- Я сейчас пойду немного поработаю… Я должен сейчас поработать, чтобы завтра не быть занятым и пойти с тобой гулять. Нина Павловна принесет тебе молоко, ты будешь умницей, выпьешь его и ляжешь спать. Ты же ведь хочешь, чтобы завтра поскорей наступило? Тогда нужно лечь спать пораньше, - проговорив все это дочери с ласковыми интонациями, Алексей выпрямился, собираясь уйти. Но, вспомнив, вытащил из кармана джинсов заколку для волос и положил рядом с альбомом:
- Я нашел твою заколку у себя в комнате.
Лиза, потянувшись, было, за заколкой, неожиданно осеклась и, сжав пальчики в кулак, отдернула руку.
- Что-то не так? - Алексей, удивившись, поинтересовался. - Это ведь твоя заколка?
Лиза, не глядя на него, покачала головой и, взяв ручку, вывела на альбомном листе: «МАМИНА».
V
Инга долго не могла уснуть. Ей было грустно. Казалось бы, теперь все должно наладиться, самое страшное осталось позади, что уже больше нечего терять. И соленый ветер, и воздух, пахнущий морем, должны вызывать у нее предвкушение чего-то нового, хорошего, но вместо этого она думала о том периоде, что предшествовал ее поездке сюда, и случившихся потерях.
Она думала о Лёке - милой взрослой девочке, больше похожей на подростка, чьи песни оставляли в душе незаживающие царапины. Она радовалась ее успеху, и, в тоже время, грустила о рассыпавшихся отношениях, принесенных на алтарь творческого успеха. Их с Лекой любовь, как и следовало ожидать, не выдержала напряженных графиков гастролей, записей в студиях, многочисленных интервью на радио и в прессе. Инга знала, что так и произойдет.

Это ознакомительный отрывок книги. Данная книга защищена авторским правом. Для получения полной версии книги обратитесь к нашему партнеру - распространителю легального контента "ЛитРес":


1 2 3 4 5 6 7

загрузка...