ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– Дымящиеся Вершины послали нам хороший знак, извергнув его из своих пылающих недр.
Легкие сухие хлопья крутились над котловиной и, повинуясь малейшему движению воздуха, танцевали странный танец над головами многочисленного войска. Несмотря на эту круговерть, становилось все светлее и светлее – пока внезапно мощным порывом ветра черный снегопад не был разбит вдребезги и не исчез, как странный сон. Тут же обнаружилось, что пелена на небе стала гораздо тоньше, тоньше, чем даже вчера, и можно разглядеть тусклый контур солнца, ползущего к зениту за пологом облаков. Первые ряды кочевой армии зашевелились, словно с ветром они получили слова приказа. Сверху и вправду слышался голос: Дальвиг задрал голову настолько, насколько это позволял жесткий воротник его «кирасы». В сером небе, как грузная нелепая птица, на кучке парящих подушек полулежал Ргол. Князь был закован в латы, с виду напоминавшие лакированное дерево с сочным и ярким рисунком годовых колец, с красиво выделенными суриком сучками. Собравшись в бой, Перстенек не потерял обычного скучающего и полного меланхолии внешнего вида. Тусклым взором он обвел готовившихся к бою кочевников, но когда в поле зрения попал Дальвиг, глаза князя вдруг засияли, и он поднялся на локте и помахал молодому волшебнику рукой. Прекрасные черные локоны развевались по ветру, а твердая бородка походила на флюгер. Яркие губы бросали вызов серому небу, серой степи и серым людям на ее теле – как и багряный плащ, лениво колыхавшийся там, где полы свешивались с подушек.
– Рад тебя видеть, Сорген! – с придыханием прошептал Ргол, подлетев поближе к Дальвигу. – Ты готов? Я думаю, – сейчас ты на рубеже, после которого отказаться от сражения уж невозможно. Нет сомнений? Не хочешь бросить все и уйти?
– Нет.
– Замечательно! Я мог бы очень огорчиться в противном случае, а это всегда плохо кончается – для всех, в том числе для меня. Много ли заклинаний ты знаешь?
– Совсем нет – особенно тех, которые могли бы пригодиться при штурме города. Но со мной Книга.
– Не нужно слепо доверять ей. Не надо быть рабом Книги – к тому же, как мне помнится, там мало полезных боевых чар. Прислушивайся к себе, призови на помощь воображение и природный талант. Надеюсь, он у тебя есть?
– У меня не было случая это выяснить.
– Ну, тогда именно сегодня этот случай выпал. Постарайся здесь, чтобы дикари не смогли усилить ворота. Я мог бы справиться один со всей толпой мерзких грязнуль, но сколько на это пришлось бы затратить сил! Помоги мне, Сорген. Я надеюсь на тебя. – Подарив Дальвигу многозначительный прощальный взгляд и едва не послав воздушный поцелуй, Ргол вместе со своими подушками поплыл в небо. Вдруг он остановился и вновь спустился к земле. – Кстати, дружок… Потом, в городе – если увидишь симпатичное колечко, подбери его для меня. Я буду очень рад.
После этого князь окончательно отбыл, провожаемый полным сумятицы и страха взглядом Дальвига. Какой странный и страшный человек! Какие пороки и злодейства скрываются под изнеженным телом и женственным лицом? А может, это просто глупый, манерный неудачник? Может, вся его затея с захватом города сейчас с треском провалится, и князь позорно бежит, оставив союзников и помощников на растерзание врагам? Не зря ведь остальные Черные не спешили присоединиться в таком важном, по словам Ргола, деле.
Атака началась почти сразу после того, как превратившийся в черную точку князь исчез на фоне серого неба. К тому времени солнце повисло уже достаточно высоко – в иных, более светлых и радостных местах, давно было бы яркое и жаркое позднее утро. Впереди злобно лаяли здоровенные косматые псы, укутанные в доспехи на манер людских. Кочевники что-то кричали в их отвислые уши, указывая руками вперед. Получив приказы, собаки неспешной трусцой устремились туда, к стенам, а люди медленно крались следом.
– Что они делают? – спросил Дальвиг. Забуник пожал плечами и лениво ответил:
– Мы ведь не хотим угодить в ловушки? Пусть лучше это будут собаки.
Подтверждения слов проводника пришлось ждать недолго. Впереди поднялся жуткий гвалт, солдаты шарахались назад, тыча пальцами перед собой и крича: «Началось!» Даль-виг выглянул из-за спин сбившихся в плотную кучу кочевников и увидел, что все до одной собаки превратились в каменные изваяния. Подбежавший к ним Упай, окруженный толпой звероподобных с виду телохранителей, помянул огненных и ледяных демонов, а также рога Отца Всех Баранов, живущего между Трех Вершин.
– Время поработать колдуну! – завопил вождь что было мочи, подымая вверх руки и выпучивая глаза. Кочевники оглядывались через плечо, видели рядом с собой Дальвига и кидались в сторону, уступая ему дорогу.
Облизывая разом пересохшие губы, Эт Кобос медленно вышел вперед. Забуник приготовил щит и оглядывал воздух в ожидании стрел, но до стены было еще далековато.
Очевидно, наступавшие столкнулись с применением обширного и мощного Каменного заклятия – волшебства надежного и действенного, но слишком простого. Несведущий в магии человек был тут беспомощен, но Дальвиг уже несколько раз применял такие чары к Хаку. Накладывал – а потом снимал. Под внимательными и настороженными взглядами кочевников, а также успевавшего смотреть в две стороны разом проводника, Дальвиг присел на корточки рядом с одной из собак – рыже-серого пса с клочьями свалявшейся шерсти на боках. С виду все это выглядело, как выполненная несравненным мастером скульптура, передававшая движение и жизнь в застывшем мертвом камне. Как же разбить вражескую магию? Дальвиг ожесточенно потер лоб: в случае с Хаком хватало одного единственного слова «хоранес» , что на черном языке означало «развеивание». Сомнительно, чтобы оно сработало тут, по крайней мере для всех собак сразу. Не бегать же к каждой, освобождая их поодиночке! Рука сама собой потянулась к поясу, где в мешке висела Книга. Однако Дальвиг не решился доставать ее, понимая, как глупо он будет выглядеть с ней здесь, на поле боя. Нужно было вспоминать, ведь про обездвиживание он читал, много и не так давно… Кажется, там говорилось что-то о том, что сильные чары накладывают, положив ладонь на каменную статуэтку. Чтобы развеять волшебство, ее нужно просто разбить – вот только где искать этот символ вражеской магии? Вряд ли его выставили на всеобщее обозрение. Значит, оставалось заменить ее чем-то другим, хорошенько представить, что вся мощь Каменного заклятия сосредоточилась, скажем, на этом хрупком кусочке песчаника, лежащем у носка правого сапога. Осторожно взяв камешек двумя пальцами, Дальвиг поднес его чуть ли не к самому носу, пристально вглядываясь в крупные зерна кварца и слюды. В каждом ему почудился едва заметный силуэт пойманной в тиски колдовства собаки, и, разом сжимая хрупкие бока камня, Эт Кобос представлял, как выпускает животных из их клеток. Губы сами собой зашептали чужие, но такие понятные и могучие сейчас слова: «Керунел паде! Керунел паде! Рассыпься, камень!» Видение псов, прыгающих в полной темноте и исчезающих в ярких вспышках света, пронеслось в мозгу.
Рядом раздалось неуверенное рычание. Дальвиг вдруг понял, что его глаза не видят ничего, что творится вокруг. Сосредоточившись, он смог вернуть себе зрение и увидел, как рыже-серый пес, скаля желтые зубы, боком пятится прочь от незнакомого человека. За спиной раздавались восторженные вопли, и несколько кочевников метнулись вперед, чтобы потрепать псов за холки и снова отправить их вперед. Животные скулили и не желали еще раз испытать на своей шкуре магическую ловушку, и тогда вместо ласковых поглаживаний им приказывали грубые пинки. Воя и рыча, собаки побежали дальше, а Дальвиг некоторое время стоял на месте, ощущая, как пот ручьем льется вдоль хребта. Освобождая собак, он не чувствовал собственного тела – а теперь с удивлением обнаружил, что ноги дрожат, будто он только что изо всех сил бежал. В ушах тихонько звенело, и перед глазами вдруг поплыли темные пятна… но все это очень быстро прошло. Упай, как мальчишка, вился вокруг, пытался заглянуть в глаза и кричал слова, прославляющие могущество и удаль Черного колдуна. Забуник таинственно улыбался.
– Хватит кричать, вождь! – сказал он наконец. – Мы ведь еще не взяли город, так что бойся истратить запасы своей радости преждевременно. Нужно идти дальше.
И они пошли сквозь тучи пыли, поднятой задувшим с севера им в лицо ветром. Облака и полосы коричневого цвета метались вокруг, мелкие частицы земли норовили залепить глаза, пробраться в рот и нос, но ни один кочевник не обратил на это внимания. Многие просто замотали лица тряпками, висевшими на шеях наподобие шарфа, другие пренебрежительно усмехались, выплевывая изо рта пыль пополам с проклятиями вражеским колдунам. Дальвигу пришлось закрываться ладонью, так как он не знал подходящего заклинания, чтобы защититься от ветра. Забуник протянул ему шарф, и молодой волшебник быстро обернул его вокруг лица, оставив снаружи только прищуренные глаза. Видимость снова упала: толпы воинов исчезли в облаке пыли, словно их здесь и не было. Так продолжалось довольно долго, и все это время Дальвиг и те, кого он мог разглядеть, не переставали идти. Куда? Оставалось только надеяться, что они не сбились с дороги.
Когда ветер утих и пыль улеглась обратно на землю, Дальвиг застыл, пораженный тем, как близко они подошли. Мрачный и уродливый обрыв, над которым застыли кривые плетни Холатырена, возвышался совсем рядом, в какой-то тысяче шагов. Теперь можно было разглядеть полосу кое-как сделанных укреплений, примостившуюся у подножия горы. Сломанные телеги, большие камни, целые пролеты заборов и прочий мусор был свален как попало, и за ним, очевидно, пряталась первая линия обороны. Пока там не было видно защитников, однако первые потери отряд уже понес. На сей раз на пути попались ловушки иного сорта – никакой магии, просто выкопанные в земле ямы с острыми кольями на дне. Две стали могилами для собак, а в одну провалился человек. Он уже остался сзади, висящий на коротких толстых деревяшках с распоротым животом и расколотым черепом; его товарищи, предупрежденные об опасности, шли вперед с большей осторожностью.
Еще через сотню шагов собаки подняли лай с подвыванием и визгом, будто бы там у них из норы выскочил тушканчик. Однако воины один за другим поворачивали назад и с выпученными глазами и перекошенными ртами бежали прочь. Судя по всему, это было новое столкновение с магией. Скоро Дальвиг увидел, в чем дело: среди оставшихся еще в живых собак, в беспорядке мечущихся рядом с трупами уже погибших, в воздухе витали крошечные белые светлячки. Их было много, не меньше десятка. Выписывая сложные пируэты, они с пронзительным свистом взмывали вверх, потом бросались вниз, выравнивали полет у самой земли и пронзали насквозь собачью плоть вместе с доспехами. Фонтаны крови сопровождали светлячков, когда они с победным пением вновь устремлялись кверху, а псы бились в судорогах, поднимали тучи пыли, которая облепляла их бока бурой грязью, и навек затихали.
Все это могло быть очень опасно. Покончив с собаками, светляки скорее всего примутся за людей. Тем не менее Дальвиг больше не чувствовал страха, сомнений или неуверенности. Не задержав твердого шага ни на мгновение, он прорезал толпу убегающих кочевников, чтобы оказаться перед буйством вражеской магии в полном одиночестве. Некое вдохновение боя поддерживало его под локти и раздувало изнутри, превращая в огромного, непобедимого и неустрашимого воина. Решение пришло само, безо всякого напряжения и задержки. Такое же простое и надежное, как в первый раз. Дальвигу нужны были только тучи над головой и пригоршня воды в ладони. Сняв фляжку, он плеснул из нее на левую руку, а правую поднял к небесам, призывая вниз тяжелые, холодные капли. Слова черного языка, казалось, выкрикивает кто-то другой, не он сам… Снова два простых и коротких слова, отдающиеся дрожью далеко в глубине черепа, растекающиеся по жилам лихорадочным жаром. «Приди, дождь! Лидерел шойт! Лидерел шойт!» Серая пелена ливня немедленно откликнулась на зов и рухнула вниз с такой силой, что под ногами задрожала земля. Тугие струи вспороли пыль в трех шагах перед Дальвигом и в мгновение превратили ее в липкую грязь.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65
Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...