ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Бармен окинул его угрюмым взглядом:— Кто ее знает, возможно… А что за нужда вам вновь ворошить эту историю?— Да мы и не собираемся писать об этом ни строчки, пока не разберемся, куда пропала девушка.Он бросил на меня быстрый взгляд и сразу же отвел глаза. Но все же я успел уловить в них тревожное любопытство. Этот человек все больше начинал меня интересовать.— Нам-то виднее, — беззаботно болтал Берни. — Шерлок Холмс отправился на пенсию с нашей помощью. Ему и не снились дела, которые нам удавалось распутать. Мы сами порой диву даемся. Полиция знает, чего мы стоим, и охотно сотрудничает с нами.— В самом деле! Что ж, вам придется попотеть над этой историей, — оборвал разговор бармен и, повернувшись спиной, направился в противоположный конец бара, где снова уткнулся в газету.Допив виски, я крикнул:— Вы не в курсе дела, где находится клуб «Флориан»?— В сотне метров по пути к центру, на правой стороне, — пробурчал бармен, не отрываясь от газеты. Когда мы вышли из бара, Берни заметил:— Не слишком-то он приветлив. Ты обратил на это внимание?— Мне показалось, он просто чего-то испугался, — ответил я, отпуская качающуюся дверь. — Секундочку.Обернувшись, я заглянул через застекленный верх двери в бар.— Он разговаривает по телефону, — сказал я, догнав Берни.— Может, он со скуки решил поставить доллар на лошадку?— В такое-то время? Пойдем-ка закусим. Пока мы проходили через вестибюль и спускались по ступеням на улицу, у меня в голове мелькали всевозможные мысли.— Похоже, что мы подступились к нему не с того бока, — сказал я Берни. — Знай наперед его реакцию, я бы не стал упоминать о «Крайм фэктс».— Что ты конкретно имеешь в виду? — Берни озадаченно посмотрел на меня. — Малый выронил стакан? Ну и что, с каждым может такое случиться. Допустим, он был с нами не слишком приветлив, так ему просто могли не понравиться наши физиономии. Моя, к примеру, некоторым не очень нравится.— Перестань нести чушь и дай мне спокойно подумать, — огрызнулся я.— Ладно, ладно, — смирился Берни, — валяй, думай. Будто я в нашем деле сбоку припека. Другой на моем месте не потерпел бы такого отношения.— Да заткнись же ты! — рявкнул я. * * * Через ярко освещенное фойе клуба «Флориан» проходили многочисленные посетители. Мы вручили наши шляпы девушке, одетой в плиссированное платье с глубоким соблазнительным вырезом. Берни уставился на нее с вожделением:— Чем можно полакомиться в этом вертепчике, крошка? — поинтересовался он. — Впрочем, если уж на то пошло, то и ты весьма аппетитна.Девушка прыснула со смеху:— Меню у нас изысканное, — заверила она и, понизив голос, добавила:— Только не заказывайте гуляш: с кухни исчезла кошка.— Пойдем, пойдем, — поторопил я Берни. — Не забывай, что мы на работе.— Только и слышишь о работе, — пробурчал он сварливо, — черт меня дернул встрять в эту историю.Ресторан оказался довольно просторным. Метрдотель предложил нам угловой столик. Недалеко от нас помещалась танцевальная эстрада, играл джаз-квинтет. Сверху лился мягкий розоватый свет. Мы сделали заказ, и Берни спросил:— Какой следующий шаг ты намерен предпринять?— Мне хотелось бы поговорить с директором этого заведения. Он может сообщить любопытные детали. А кроме директора здесь есть посыльный, он, вероятно, знает больше, чем рассказал полицейским.— Судя по всему, те пташки, что нахохлились в углу, — это девушки для танцев. Пожалуй, я доставлю одной из них удовольствие, пока ты будешь трепаться с директором. Ведь нам обоим беседовать с ним нет никакой нужды, а я тем временем попытаюсь и сам что-нибудь разнюхать.— Пробуй, пробуй, — согласился я. — Только не слишком отвлекайся на посторонние ароматы.— У тебя невыносимый характер, — возмутился Берни. Спустя полчаса, расплатившись по счету, я поднялся, чтобы уйти.— Как бы мне не пришлось тебя выручать, — предостерег я Берни.— Скорее ей придется звать на подмогу, — ответил он, не отрывая взгляда от огненно-рыжей красотки, на смазливой мордашке которой застыло выражение смертной скуки, — я всегда предпочитаю огненных женщин.Директор оказался невысоким, смуглым человеком. Звали его Эл Вейман. Он был явно польщен, узнав, что перед ним корреспондент «Крайм фэктс».Предложив мне присесть, он осведомился:— Чем могу быть полезен?— Я пытаюсь разыскать новые факты, связанные с историей Фэй Бенсон. Мы собираемся написать об этом деле, если его удастся распутать.— Это задание редакции или собственная инициатива? — спросил он, предлагая мне сигареты. — Ведь девушка исчезла четырнадцать месяцев назад!— Нам это известно, — ответил я, закуривая. — Но иногда стоит покопаться и в старых делах. В них натыкаешься на такое, о чем не можешь и мечтать, идя по свежему следу. Предположим, что девушка столкнулась с нечестной игрой. Парень, который замешан в этом, ушел в тень, лег на дно. Проходит определенное время, он теряет осторожность. Он уверен в полной своей безопасности. И вдруг ему, как снег на голову, сваливается новое расследование. Есть шанс, что, потеряв самообладание, он начнет делать ошибочные шаги и тем самым выдаст себя. Подобное случалось не раз.— Теперь понимаю… Чем я могу вам помочь?— Интересно знать ваше мнение, как девушка, столь откровенно одетая, могла исчезнуть отсюда незамеченной?— Я долго ломал над этим голову, но так и не пришел к определенному выводу, — пожал плечами директор. — Оба черных хода охранялись, а пройти через ресторан и не привлечь к себе внимания ей удалось бы разве что только в шапке-невидимке.— А кто охранял входные двери?— У служебного входа был Джо Фармер, у подвального — Пит Шульц. Оба они дали показания, что не видели девушки.— Вам не приходило в голову, что один из них мог солгать? Если это так, то во всей истории с таинственным исчезновением нет никакой мистики. Неужели полиция не допускала подобной версии?— Разумеется, допускала. Полицейские долго трясли каждого из вахтеров, но так ничего путного и не добились. Оба уперлись в одно: поста не покидали и девушки не видели.— Есть ли факты, говорящие против свидетелей?— Шульц — вообще вне подозрений. К тому же он наблюдал за разгрузкой ящиков с пивом. Полицейские допросили водителя грузовика. Он подтвердил, что во время исчезновения девушки Шульц находился у дверей.— Таким образом, остается Фармер. У него имеется алиби?— Нет. Я часто удивлялся этому парню. Меры в выпивке он не знал. Он имел привычку заглядывать в бар к Майку — это через дорогу. Незадолго до того, как произошла история с Бенсон, я его поймал там с поличным и предупредил, что если подобное повторится, то его уволят.— В вашем заявлении в полицию об этом нет ни слова, — заметил я.— Верно, — улыбнулся Вейман, — просто мне не хотелось причинять парню неприятности. Прежде чем звонить в полицию, я вызвал его к себе, и он клятвенно заверял меня, что в этот раз через дорогу не бегал.— Так ведь однажды парня застукали, и он знал, что если подобное повторится, то его рассчитают. Какова же в таком случае достоверность его клятвенных заверений?— Прежде чем говорить с ним, я побывал в заведении у Майка. Бармен сказал, что Фармер в тот день в баре не показывался. Я уверен, что Джо мне не лгал.— Мне кажется, что-то уже проясняется. Девушка могла выйти через эту дверь.— Но она все равно не смогла бы уйти далеко незамеченной.— Почему же? Если Фэй Бенсон ожидала машина, она могла спокойно уехать, не привлекая внимания прохожих. Мне бы хотелось поговорить с Фармером.— Видите ли, он умер…— Умер? — Я растерянно уставился на Веймана. — Но когда?— Через два дня после исчезновения девушки. Его сбила промчавшаяся машина. Шофера так и не нашли.— Так-так, — протянул я разочарованно, — мне уж было подумалось, что кончик найден. А посыльный, надеюсь, еще служит у вас?— Спенсер? Да, он по-прежнему здесь. Хотите с ним поговорить?— Ведь он последним видел девушку, не так ли?— Да. Побудьте, пожалуйста, тут, мистер Слейден. У меня неотложные дела, а мальчишку я сейчас пришлю. С этими словами он поднялся.— Последний вопрос: что вы думали о Фэй Бенсон? Может, у нее был неуживчивый характер, с которым легко попасть в беду? Он отрицательно покачал головой:— Я не склонен так считать. Бенсон была обаятельна, и ее выступления пользовались успехом. Совсем непохожа на местных девиц… Она была замкнута, но о недружелюбии и речи быть не могло… Она умела себя держать… Нет, у нее вовсе не было дурного характера, — заключил Вейман.— Упоминала ли она о своих знакомых? Говорила ли, откуда появилась в Уэлдене?— О себе она предпочитала молчать. Выступления ее мне нравились. Должно быть, на эстраде она была не первый год, у нее был большой опыт. Это ведь всегда заметно: есть опыт у актрисы или нет.— Мне кажется, что она от кого-то скрывалась, — предположил я. — Ни друзей, ни переписки, замкнутость и нежелание упоминать о своем прошлом. Все сходится к одному… Что ж, не смею вас больше задерживать. Расспрошу посыльного.Когда вошел Спенсер, я предложил ему кресло. Это был худощавый, высокий юноша лет двадцати. Он уставился на меня, хлопая глазами; его взгляд выражал одновременно робость и восхищение.— Извините, вы тот самый Чет Слейден, который пишет в «Крайм фэктс»?— Ты угадал, парень. А что, приходилось просматривать мою чепуху?— Приходилось — не то слово, черт меня побери! Я уже который год просто зачитываюсь вашими рассказами.— Я и сам читаю их уже много лет, так что мы два сапога — пара, — ухмыльнулся я. — Сейчас вот пришлось взяться за дело Фэй Бенсон, и я надеюсь, что ты кое в чем поможешь мне разобраться. Как ты с ней ладил?— У нас были замечательные отношения. Фэй была милашкой, мистер Слейден, она не причиняла мне ни малейшего беспокойства.— Когда ты заходил к ней в комнату во второй раз, все ли там было в порядке? Не заметил ли ты следов борьбы?— Все было так же, как и в первый раз, не хватало только Фэй.— А ты уверен, что именно она находилась в комнате в первый раз?— Несомненно. Постучав, я услышал, как она сказала: «Войдите». Я открыл дверь, заглянул в комнату. Фэй, стоя у зеркала, поправляла эстрадный костюм. Она заверила, что готова к выступлению, и поинтересовалась, не звонили ли ей по телефону. Я ответил, что в случае звонка ее позовут к аппарату в комнате Джо.— Она ждала какого-то звонка?— Да. Похоже, что она очень беспокоилась из-за него.— И ей позвонили?— По-моему, нет.— Можно взглянуть на ее костюмерную? — Только снаружи, мистер Слейден. Сейчас там переодевается актриса.— Снаружи так снаружи.Он провел меня по коридору и спустился по лестнице в противоположном от фасада конце здания, открыл дверь, и я оказался в коридорчике, заставленном всяким хламом — какими-то бочками, сломанными юпитерами, футлярами от музыкальных инструментов.Созерцание двери костюмерной не принесло мне свежих идей. Она находилась всего в пятнадцати ярдах от выхода на сцену, сразу за поворотом, так что коридор от нее не просматривался.— Ты вполне уверен, что в ее комнате не было другой одежды? Она не могла переодеться?— Совершенно уверен, мистер Слейден. В мои обязанности входит также уборка костюмерных, и ее шкаф всегда был пуст, а другого подходящего места для хранения платья в комнате нет.— Может, там есть ширма?— Конечно, мистер Слейден.— Что ж, спасибо. Если возникнет необходимость, я загляну сюда снова и вызову тебя. Кстати, а где находится бар Майка?— Я вас провожу.Он провел меня через зал к черному ходу и, показав на противоположную сторону переулка, произнес:— Вот он.Поблагодарив посыльного, я пересек переулок и толкнул дверь бара.За столом сидело трое мужчин, потягивая пиво; четвертый, облокотившись о стойку, задумался над стаканом с виски. Могучего вида бармен с красным добродушным лицом крутил ручку радиоприемника. Направившись в конец бара, подальше от этих четверых, я стал ожидать, когда подойдет бармен.— Мне двойное шотландское с содовой, и если у вас нет других дел повеселее, принесите то же и себе. Бармен осклабился:— Будет исполнено, спасибо!Он вернулся с наполненными стаканами, и беседа возобновилась.— Давненько я не бывал у вас в Уэлдене. Пожалуй, больше года, — сказал я. — У меня тут был знакомый. Звали его Джо Фармер. Я слышал, он умер…— Так оно и есть, — кивнул бармен, — какой-то подонок его сбил и скрылся.
1 2 3 4 5

загрузка...