ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Арсен Люпен – 5

Zmiy
«Леблан Морис. Сочинения: В 3 томах. Том 2.»: ТЕРРА; Москва; 1996
Морис Леблан
Зубы тигра
Часть I
ДОН ЛУИС ПЕРЕННА
Глава 1
В половине пятого секретарь префекта полиции привел в порядок на столе просматриваемые им письма и донесения, позвонил, и, обращаясь к вошедшему курьеру, сказал:
— Господин префект пригласил на пять часов нескольких человек; вот их имена… Устройте так, чтобы, явившись, они ждали отдельно друг от друга, передайте мне их визитные карточки.
Курьер удалился. Секретарь направился к маленькой двери, ведущей в его кабинет. В это время снова открылась дверь, пропуская человека, остановившегося у входа. Человек этот, явно нетвердо держащийся на ногах, прислонился к спинке кресла.
— Ах, это вы, Веро, — сказал секретарь. — Но что это? Что с вами?
Агент Веро был крепкого телосложения, с широкими плечами и багровым цветом лица. Очевидно, что-то очень значительное вывело его из себя, ибо лицо его, испещренное жилами, обычно красными, сейчас казалось бледным.
— Нет, ничего, господин секретарь.
— Где ваш обычный свежий цвет лица? Вы словно посинели… И эти капли пота…
Веро вытер пот платком и, как будто овладев собой, ответил:
— Легкая усталость… Я немного переутомился за эти дни… Я хотел во что бы то ни стало раскрыть дело, которое поручил мне господин префект… все-таки это странно… что со мной сегодня…
— Может быть, лекарство…
— Нет, нет. Я скорее выпил бы…
— Стакан воды…
— Нет, нет.
— Что же?
— Я хотел бы… хотел бы…
Он запутался в словах, беспомощно огляделся — словно внезапно решил, что разболтался. Потом, вновь овладев собой, спросил:
— Господин префект еще не возвращался?
— Нет. Он будет в пять часов. Только у него важное заседание.
— Да… Это… Очень важное… Меня он тоже пригласил… Но я должен видеть его до этого… Мне так надо его видеть!..
Секретарь пытливо посмотрел на Веро.
— Как вы волнуетесь!.. Значит ваше сообщение представляет такой интерес…
— Огромный интерес. Речь идет о преступлении, которое было совершено месяц назад, ровно месяц… И о том, чтобы помешать двум убийствам, связанным с этим преступлением, намеченным на эту ночь… Да, да, этой ночью, если мы не примем мер…
— Погодите, сядьте, Веро…
— Вы не представляете, это дьявольский план.
— Но ведь вы осведомлены, Веро. И префект предоставит Вам возможность действовать.
— Да, конечно… И все-таки ужасно подумать, что я не увижусь с префектом. Но вот я написал на всякий случай письмо, здесь все, что я знаю… Так будет благоразумнее…
Он протянул секретарю большой желтый конверт и затем добавил:
— Вот еще ящичек, я ставлю его на стол… В нем вещь, которая послужит дополнением и пояснением к письму.
— Но почему вы не сохраните это при себе?
— Я боюсь… За мной наблюдают… Хотят избавиться от меня… Я не буду спокоен, пока не поделюсь с кем-нибудь этой тайной.
— Не бойтесь, Веро. Господин префект не запоздает. А вы пока пошли бы и приняли лекарство.
Агент, казалось, находился в нерешительности. Он снова вытер лоб, на котором появились капли пота. Потом, выпрямившись, вышел.
Оставшись один, секретарь сунул письмо в объемистую папку, лежащую на столе префекта, и удалился в свой кабинет через маленькую дверь. Едва дверь закрылась за ним, как из прихожей вновь появился Веро, бормоча:
— Господин секретарь, пожалуй, лучше, чтобы я показал вам…
Несчастный был бледен. Зубы его стучали. Заметив, что комната пуста, он направился к кабинету секретаря. Но им овладела слабость, он опустился в кресло, где остался сидеть без сил, лепеча дрожащим голосом:
— Что со мной… Тоже яд… Я боюсь, боюсь…
Рядом стоял стол. Он схватил карандаш, подвинул блокнот и начал писать. Но сейчас же невнятно прошептал:
— Нет, зачем… префект прочтет мое письмо… Что со мной? Я боюсь…
Собрав силы, встал и произнес, стараясь говорить ясно:
— Господин секретарь, необходимо сегодня ночью… ничто не сможет задержать…
Маленькими шажками, как автомат, напрягая всю волю, он двинулся к двери кабинета. Но дрожь пробрала его, и он снова сел. Безумный ужас охватил его, он попытался закричать, напрасно: голос изменил ему. Он понял, что его не услышат, стал искать взглядом звонок, но не нашел. Какая-то пелена застилала его глаза. Он упал на колени, дополз до стены, ощупывая воздух, как слепой, и пополз дальше. К несчастью, его смятенный ум не ориентировался в комнате: вместо того, чтобы двигаться влево, он повернул вправо, пока не достиг другой, скрытой за ширмами маленькой двери. Рука его коснулась дверной ручки, он попытался нажать ее, шепча:
— На помощь, на помощь…
Он влез в маленький чулан, который служил префекту туалетной комнатой.
— Этой ночью, — простонал он, думая, что находится в кабинете секретаря, — этой ночью вы увидите… знак зубов — какой ужас! Как я страдаю! На помощь! Яд!.. Спасите!
Голос его почти совсем затих. Он повторил несколько раз слова, борясь с кошмаром.
— Зубы… Белые зубы… смыкаются…
Потом беззвучно шевельнул два раза губами, вздохнул глубоко, вздрогнул и затих.
Без десяти пять префект вошел к себе в кабинет. Господин Демальон, снискавший общее уважение на посту, который занимал уже несколько лет, был человек лет пятидесяти, грузный, с лицом умным и проницательным, в обращении непринужденный и добродушно прямой.
Вызвав звонком своего секретаря, он тотчас спросил:
— Приглашенные мною господа…
Секретарь протянул ему пять визитных карточек. Префект прочел: Арчибальд Брайт, старший секретарь посольства Соединенных Штатов, Лемертюм, нотариус, Жуан Кассерос, атташе миссии Перу. Граф д'Астриньяк, полковник в отставке. На пятой карточке значилось просто дон Луис Перенна.
Ни звания, ни адреса.
— Любопытно посмотреть на этого господина! Читали вы рапорт об Иностранном легионе? Какое мужество! Безумное геройство! Товарищи прозвали его Арсеном Люпеном, настолько он их поражал и подчинял себе. Когда умер Арсен Люпен?
— За два года до войны, господин префект. Его труп был обнаружен вместе с трупом госпожи Коссельба под развалинами сгоревшего шале на люксембургской границе.
— Конец по заслугам. Признаюсь, я доволен, что мне не придется бороться с этим проклятым человеком. Однако вы приготовили дело о наследстве Морнингтона?
— Вот оно…
— Да, забыл, Веро не приходил?
Секретарь передал свой разговор с агентом.
— Странно, очень странно… Веро — агент на редкость и человек уравновешенный, зря тревожиться не станет. Будьте любезны, приведите его.
Секретарь вышел и минут через пять вернулся с заявлением, что в амбулатории Веро не оказалось и что, по словам курьера, Веро, едва выйдя отсюда, больше не показывался.
— Не прошел ли он к вам?
— Это невозможно, господин префект. Я все время был у себя.
— В таком случае это необъяснимо.
— Разве только сторож проглядел.
— Очевидно. Он, конечно, не замедлит явиться.
Префект взглянул на часы.
— Пять десять. Будьте любезны сказать курьеру, чтобы он пригласил сюда этих господ. Впрочем…
Раскрыв папку, господин Демальон увидел письмо Веро — большой желтый конверт со штампом. Он колебался мгновение, потом быстрым движением вскрыл конверт.
— Вот так история! — вырвалось у него. — Взгляните, чистый лист бумаги, больше ничего.
— Быть не может! Веро сам говорил мне, что написал все обстоятельства дела.
— Если бы я не знал Веро так хорошо, я бы принял это за скверную шутку…
— Рассеянность скорей…
— Тем более непонятная, что речь идет о жизни двух человек. Ведь он определенно сказал вам, что сегодня ночью замышляется двойное убийство.
— И притом дьявольски подстроенное, господин префект.
— А это что такое?
Господин Демальон взял в руки стоявшую на столе коробочку, вроде коробочки из-под лекарств, но грязную и вытертую по краям и, разрезав бечевку, которой она была перевязана, открыл. В коробочке на слое грязноватой ваты лежало полплитки шоколада. Внимательно осмотрев ее, префект тотчас понял, что заставило Веро сохранить ее; на шоколаде остались следы зубов, очень ясно очерченные — четыре верхних и пять нижних зубов.
Префект зашагал по комнате взад и вперед.
— Странно… — прошептал он. — Хотелось бы разрешить эту загадку… Белый лист бумаги, следы зубов — что все это значит? — Но рассчитывая через несколько минут услышать разгадку от Веро, он обратился к секретарю:
— Однако мы не можем дольше заставлять этих господ ждать. Пусть войдут. Как только явится Веро, сообщите мне.
Минуты через две курьер ввел нотариуса Лемертюма, толстенького, с баками и в очках веселенького человечка; секретаря посольства Арчибальда Брайта и перуанского атташе Кассероса. Обменявшись с ними несколькими словами, Демальон поспешил навстречу полковнику графу д'Астриньяку, герою, раньше времени вынужденному выйти в отставку из-за полученных ран.
Снова раскрылась дверь.
— Дон Луис Перенна, не правда ли? — спросил префект, протягивая руку человеку среднего роста, худощавому, с военным орденом на груди и ленточкой Почетного легиона в петлице. По манерам и живости движений ему можно было дать не больше сорока, но морщинки в уголках глаз и складки на лбу заставляли накинуть еще несколько лет.
— Да, господин префект, — поклонился он.
— Как! Это вы, Перенна? Вы живы? Но когда я уезжал из Марокко, все считали вас погибшим…
— Я был в плену… а пленники убегают, доказательство налицо.
Префект несколько мгновений с симпатией всматривался в энергичное, улыбающееся, загорелое лицо с выражением открытым и решительным.
Затем, предложив присутствующим разместиться вокруг стола, обратился к ним со следующими словами:
— Мое приглашение не заключало в себе никаких объяснений и могло показаться вам чересчур кратким и туманным. Вы вскоре убедитесь, что дело чрезвычайно просто. Заключается оно в следующем: за несколько лет до 1870 года в Сент-Этьене жили три сестры. Двадцати двух, двадцати и восемнадцати лет — Эрмелина, Элисабет и Арманда Гуссель вместе с кузеном их Виктором, еще моложе. Старшая, Эрмелина, первая покинула Сент-Этьен, вышла замуж за англичанина Морнингтона и имела от него сына Космо. Молодые супруги бедствовали. Эрмелина даже обращалась за помощью к сестрам, но, не получая от них ответа, перестала писать. В 1875 году муж и жена переселились в Америку и уже спустя пять лет разбогатели. После смерти в 1883 году мистера Морнингтона жена одна распоряжалась завещанным ей состоянием в 400 миллионов, которое она оставила своему сыну Космо, когда умерла в 1905 году.
Заметив, что полковник и дон Луис переглянулись, префект обратился к ним:
— Вы знали Космо Морнингтона, не так ли?
— Совершенно верно, — ответил д'Астриньяк, — он жил в Марокко, когда Перенна и я сражались там.
— Он вообще путешествовал, — продолжал господин Демальон. — И вместе с тем изучал медицину, лечил и иногда с полным знанием дела, говорят, и, конечно, бесплатно. В прошлом году по заключении перемирия он поселился в Париже… и умер четыре недели тому назад из-за самой нелепой случайности: болел затянувшейся инфлюэнцей и по предписанию врача делал себе впрыскивание глицерофосфата. Однажды он не принял необходимых мер предосторожности, произошло загрязнение, и процесс заражения крови развился с невероятной быстротой — спустя несколько часов мистера Морнингтона не стало. На следующий день нотариус Лемертюм явился ко мне и вручил — почему, это будет видно из дальнейшего — завещание Космо Морнингтона.
— Разрешите пояснить, что впервые я увидел своего клиента в тот день, когда он пригласил меня для составления завещания, — это было при начале его болезни, и тогда же он сообщил мне, что уже предпринял кое-какие шаги для поисков родственников своей матери и намерен продолжать розыски по выздоровлении.
— Вот завещание, — продолжал префект, разворачивая два листа бумаги:
«Я, нижеподписавшийся, Космо Морнингтон, законный сын Губерта Морнингтона и Эрмелины Гуссель, гражданин Соединенных Штатов, завещаю: половину моего состояния моей приемной Родине на дело благотворительности по плану, который нотариус Лемертюм сообщит посланнику Соединенных Штатов.
1 2 3 4 5
 Шленский Александр - Разумное, доброе, вечное 
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
 Банков Александр - Трудно быть человеком - скачать книгу бесплатно 
загрузка...
 Нушич Бранислав - Ложь - читать книгу онлайн