ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Дональд Лэм и Берта Кул – 28
tymond
«Эрл Стенли Гарднер. Полное собрание сочинений. Том 42.»: Центрполиграф; Москва; 1997
Оригинал: Erle Gardner, “Traps Need Fresh Bait”, 1967
Перевод: Г. Косаковского
Эрл Стенли Гарднер
«Новая приманка для ловушек»
Глава 1
Было около половины четвертого. В это время городские забегаловки заполняются людьми из контор ближайших небоскребов. В перерыве они обычно предпочитают съесть кусок пирога, а кому не позволяет вес — сандвич.
С весом у меня все в порядке, мне хотелось чего-нибудь сладкого, и я уже собирался пригласить секретаршу Элси Бранд попробовать мороженого, как вдруг заметил за матовой стеклянной стеной кабинета мерцающие красные огоньки.
Дверная ручка повернулась. Кто-то толкнул дверь, и я увидел, что огоньки — это горящие свечи на пироге, который несла Элси. За ней шла Берта Кул, глава нашего сыскного агентства, женщина внушительных размеров, не менее ста шестидесяти пяти фунтов, с суровым упрямым характером и совершенно бесполезная в работе.
За Бертой стояли администратор и стенографистка, которая была также ее секретарем и занималась всей перепиской на машинке.
Когда дверь распахнулась, они запели: «С днем рождения тебя! С днем рождения тебя! С днем рождения, милый Дональд! С днем рождения тебя!»
Элси Бранд, многозначительно взглянув на меня, поставила пирог на стол и сказала:
— Загадай желание и постарайся задуть все свечки. Я набрал воздуха и погасил все свечки, кроме одной.
— Не вышло, — сказала Элси разочарованно, как будто желание загадывала она.
— Поджарьте меня как устрицу, — произнесла Берта. — Этот идиот не хочет, чтобы его желание исполнилось. Это впервые.
Наш администратор — высокая девушка лет тридцати, с романтической внешностью, мелодично рассмеялась.
Машинистка-стенографистка поставила кофейник с горячим кофе и бумажные стаканчики. Элси вынула нож и сказала:
— Я сама его испекла, Дональд, это твой любимый! Я вытащил свечки, аккуратно сложил их в пепельницу и начал резать пирог.
— Так вот вы где, — послышался мужской голос. Все обернулись. В дверях стоял высокий, широкоплечий мужчина с тонкой талией и загорелым лицом. Он очень походил на техасца. От ветра у него были глубокие морщины у глаз и в уголках рта, особенно выделялся хрящеватый, с резко очерченными ноздрями нос. С таким человеком лучше не встречаться, если он не в настроении.
— Кажется, я попал в контору во время перерыва, — заметил он, — простите.
— Это день рождения, — объяснил я. — Мой день рождения, и они сделали мне сюрприз.
— О, — сказал он.
Берта не могла допустить, чтобы хоть какая-то мелочь выскальзывала из ее цепких пальцев и какой-то широкоплечий техасец устанавливал свои законы.
— День рождения только раз в году, и мы привыкли отмечать его в тесном кругу, — заявила она. — Я что-нибудь не так сказала?
— Нет-нет, — ответил мужчина. — У меня только одна просьба: можно мне присоединиться к вашему празднику? Я с удовольствием отведаю пирога, заодно и поговорю о деле.
— У нас не хватит стульев, — сказала Берта. — Это уже похоже на шведский стол. Какой вам кофе — черный или с сахаром и сливками?
— С сахаром и сливками, — ответил он.
Берта оглядела его с ног до головы и хмыкнула, оценив поджарую фигуру. Сама Берта походила на моток колючей проволоки и изменялась в зависимости от того, когда решала сесть на диету и говорила себе: «На кой черт все это?»
Я разрезал пирог.
Вечеринка после вторжения незнакомца проходила натянуто — исчезли раскованность и открытость. Я подал незваному гостю кусок пирога. Он галантно передал его Берте. Она взяла со стола вилку и отломила порядочный кусок.
— Где ты достала вилки, Элси? — спросила Берта.
— Позаимствовала из ресторана внизу.
— Хороший пирог, — заметила Берта, потом повернулась к мужчине: — Как вас зовут?
— Бэрни Адамс, — ответил он. — Я не могу показать визитную карточку, пока держу тарелку с пирогом, но, когда я покончу с ним, вы увидите, что я вице-президент страховой компании «Континентал дивайд» из Нью-Мексико.
— Но почему? — спросила Берта.
— Что «почему»?
— Почему страховая компания находится в Нью-Мексико?
— Из-за великолепного расположения. Это центр многих видов бизнеса, — ответил Адамс. — Мы не обслуживаем городских богачей, занимаемся сельским хозяйством, и у нас есть все, что нужно: довольно низкая цена на землю, пустующие площади, сколько угодно места для стоянки, в общем, все преимущества жизни в небольшом городе, деревенский пейзаж. Вы понимаете?
Берта опять смерила его взглядом и ответила:
— Понимаю.
Элси была огорчена не только моим неудавшимся исполнением желания, но и тем, что незнакомец вторгся в наш узкий круг и испортил вечеринку.
Берта положила ногу на ногу, и всем стало ясно, что она собирается говорить о деле.
Она взяла большой кусок пирога, с удовольствием съела его, запивая кофе, затем окинула взглядом Адамса, сверкнула глазами и спросила:
— Что у вас там?
— Дело, — ответил Адамс.
— Деловая контора — это хорошо, — заметила Берта.
Адамс улыбнулся.
— Нет, вы только подумайте, у Дональда день рождения, — продолжила Берта, — и девочки сразу решают его отпраздновать. Когда у меня будет день рождения, никто ни черта не сделает.
На минуту воцарилась тишина, потом Элси Бранд сказала:
— Никто даже не знает, когда он у вас, миссис Кул.
— Вы правы, черт побери, — коротко ответила Берта. Все помолчали, а Адамс, как бы размышляя, сказал:
— Я понял, что вы, миссис Берта Кул, — глава агентства, а Дональд Лэм — ваш младший компаньон.
— Точно, — сказала Берта.
— Я долго вас искал, — продолжил Адамс, — говорят, что вы добиваетесь прекрасных результатов в чрезвычайно сложных делах.
Берта хотела что-то сказать, но передумала и откусила кусок пирога.
— У меня дело чрезвычайной важности, оно весьма необычное и требует деликатности, — сказал Адамс.
— Угу, — промычала Берта с набитом ртом, — у нас все дела такие.
— Я хотел бы обсудить свое дело в деталях и узнать размер вознаграждения, которое вы потребуете за работу.
Берта отпила глоток кофе и наконец прожевала пирог.
— Эта дверь выходит в приемную, — сказала она, — там повернете направо к двери с табличкой: «Кабинет Б. Кул». Войдите и сядьте. Я буду через минуту, и мы поговорим о деньгах.
— Разве нельзя поговорить здесь сейчас? — спросил Адамс.
— Нет, черт побери, — ответила Берта, — говоря о деньгах, я хочу сидеть в собственном кабинете в своем кресле.
— Я правильно понял, что именно вы заключаете финансовые сделки? — спросил Адамс.
— Вот именно, — ответила Берта, — одна или с Дональдом. Но сейчас Дональд празднует день рождения, и мы с вами можем заняться этим одни. Я предпочитаю сделать так!
Берта подобрала оставшуюся сахарную пудру с тарелки, поставила ее на стол и, сказав: «Неплохой пирог, Элси», повернулась к Адамсу:
— Пошли. Если хотите, можете забрать свой кусок пирога и кофе.
Она вышла из комнаты.
Адамс минуту раздумывал, потом поставил тарелку с куском пирога на стол и последовал за Бертой. Когда они вышли, Элси сказала:
— О Господи, как я рада, что они ушли. Какое у тебя было желание, Дональд?
Я покачал головой:
— Очень личное.
— Может быть, оно в конце концов исполнится, — проговорила Элси.
Администратор, посмотрев на нас, сказала:
— Мне пора возвращаться к телефону.
Она направилась к себе и, открыв дверь, спросила:
— Ты идешь, Гортенз?
— Да, — ответила машинистка.
Когда обе девушки вышли, Элси, улыбаясь, сказала:
— Поздравляю, Дональд!
— С чем?
— С днем рождения, глупый. Я улыбнулся ей:
— Спасибо, дорогая, за пирог.
Она шагнула ко мне, посмотрела в глаза и сказала:
— Всего тебе хорошего, — и поцеловала. — Ты снова можешь загадать желание, Дональд.
— Пожалуй, — ответил я.
Элси подошла ко мне вплотную и сказала:
— Мне надо было попросить у Берты разрешения закрыть контору, пока мы ели пирог.
Я усмехнулся.
— Да, я знаю, — сказала она. — Берта и деньги неразделимы.
Она все еще стояла рядом и наклонилась, чтобы поцеловать меня. Пронзительно зазвонил телефон. После второго звонка Элси подняла трубку: — Да?
Коммутатор усилил голос администратора так, что его было слышно на расстоянии нескольких метров:
— Берта немедленно требует Дональда!
— О Дональд, — сказала Элси, схватив салфетку и вытирая мне рот, — о Дональд, черт бы побрал этого Адамса.
Я обнял ее, и мы несколько минут сидели щека к щеке. Потом я похлопал ее по плечу и направился в кабинет Берты, оставив Элси мыть тарелки и отнести вилки в ресторан.
— Садись, Дональд, — пригласила Берта. — Мистер Адамс говорит, что это настоящий роман. Незачем заставлять рассказывать его дважды. Когда он закончит, посмотрим, сможем ли мы взяться за это дело. — Она повернулась к Адамсу: — Итак, началось с заметки в газетной колонке частных объявлений?
— Ну вообще-то все началось чуть раньше, — ответил Адамс. — У нас была подобная ситуация в Портленде, в штате Орегон.
— Зачем же нужно было заниматься страховыми полисами в Портленде? — спросила Берта.
Он рассмеялся и покачал головой:
— Там была точно такая же ситуация, миссис Кул. Мы выдали страховой полис в Нью-Мексико, но застрахованный нами человек направился в Орегон и попал в аварию. А этот случай связан со страхованием «кадиллака». Он попал в аварию, о которой говорится в заметке.
— Ясно, — немного уклончиво ответила Берта.
— А я не понял, — заметил я.
Адамс вынул из кармана газетную вырезку и вручил ее мне:
— Читайте вслух. Ту часть, что обведена красным карандашом.
Я прочитал объявление:
— «Награда в триста долларов за информацию о свидетелях, которые могут опознать „форд“, проехавший на красный свет на перекрестке Гилтон-стрит и Крэншоу-стрит и ударивший серый „кадиллак“ около десяти вечера пятнадцатого апреля. Адрес: бокс 685 нашего почтового отделения». Триста долларов — порядочная сумма, — сказал я.
— Разве они не могут найти свидетелей проще? — спросила Берта.
— Возможно, не таких, какие им нужны, — ответил я. — Деньги заплатят только тому, кто будет свидетельствовать, что «форд» проехал на красный свет и врезался в «кадиллак».
— Ну и что же здесь такого, если так случилось? — спросила Берта.
— Возможно, этого не было, — проговорил я. — Может, произошло нечто другое. Может быть, «форд» проехал на зеленый, а «кадиллак» — на красный. Кстати, обрати внимание: объявление поместили в колонке «Требуется помощь».
Берта сверкнула на меня глазами и сказала:
— Поджарьте меня как устрицу!
Адамс сказал:
— Точно. По нашему мнению, это попытка заполучить человека для свидетельства. Один Бог знает, как широко это сейчас распространено, но, как я уже сказал, мы натолкнулись на нечто подобное в Портленде.
— Понятно, — заметил я. — Вы представляете интересы водителя «форда», он у вас застрахован, и вы не хотите, чтобы его напрасно обвинили, поэтому…
— Нет, — перебил он, — как ни странно, у нас застрахован серый «кадиллак».
— И вы не знаете, кто это сделал?
— Нет.
— Если найдутся три свидетеля, — подсчитал я, — кто-то заплатит девятьсот долларов, два свидетеля — шестьсот долларов, один — триста. Если даже будет только один свидетель, все равно это крупный куш.
— Точно, — подтвердил Адамс.
— Если этот 685-й не получит от страховой компании денег, — сказал я, — как он возвратит назад свои доллары, выплаченные свидетелям?
Адамс пожал плечами.
— А как насчет случая в Портленде? — спросил я.
— Там все урегулировали.
— Объявление дало какие-то результаты?
— Не знаем.
— И тоже искали свидетелей в вашу пользу? — поинтересовался я.
— Нет, в пользу противоположной стороны. У нас было несколько показаний. Наш юрист поговорил со свидетелями, и мы решили все уладить. Уже потом кто-то раскопал старую газету с объявлением и прислал нам. Но к тому времени было слишком поздно что-либо предпринимать.
— Должно быть, вам пришлось потрудиться, чтобы все уладить. Ведь с помощью объявления были получены доказательства.
1 2 3 4

загрузка...