ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 



Ричард, герцог Нормандский, налил в два хрустальных бокала щедрые
порции превосходного бренди. С довольной улыбкой он вручил один из них
лорду Дарси.
- Великолепная работа, милорд. Просто великолепная.
- Очень рад, что Ваше Высочество так считает, - ответил лорд Дарси,
принимая бокал.
- Но откуда у вас была уверенность, что это не кто-либо снаружи, не
из замка? Ведь в ворота может войти кто угодно, они никогда не
закрываются.
- Совершенно верно, Ваше Высочество. Но ведь дверь-то внизу лестницы
была _з_а_к_р_ы_т_а_. Вышвырнув леди Дункан, граф д'Эвро запер ее. Снаружи
эту дверь нельзя ни запереть, ни открыть замок; следов взлома тоже не
было. Никто не мог ни войти, ни уйти этим путем после насильственного
удаления леди Дункан. Единственный оставшийся путь в покои графа - через
другую дверь, и она была не заперта.
- Понятно, - сказал герцог Ричард. - Но я не понимаю, чего ради она
вообще туда пошла?
- Возможно, по его просьбе. Любая другая женщина на ее месте знала
бы, чем рискует, принимая приглашение явиться в покои графа.
Красивое лицо герцога помрачнело.
- Нет. От собственного брата такого никак нельзя ожидать. Она была
вполне права, пристрелив его.
- Совершенно верно, Ваше Высочество. И я не сомневаюсь, что, не будь
миледи наследницей, она сразу же и призналась бы. Мне стоило огромных
трудов не дать ей признаться, когда она решила, что я собираюсь обвинить в
убийстве Дунканов. Но она все время помнила о репутации - и своей, и
своего покойного брата. Не как частных лиц, но как графа и графини,
служащих правительства Его Императорского Величества короля. Ведь одно
дело, если кто-то имеет славу распутника. Большинство людей смотрит сквозь
пальцы на подобное поведение аристократа, занимающего высокий пост, если
только он справляется со своей работой, и справляется хорошо, - а свои
обязанности граф, как известно Вашему Высочеству, исполнял как надо.
Но совсем иное - быть застреленным при попытке напасть на собственную
сестру. Она совершенно права, что пыталась это скрыть. И она так и будет
молчать, если только в преступлении не обвинят кого-либо другого.
- Чего, конечно же, не случится, - откликнулся герцог Ричард. Сделав
маленький глоток бренди, он добавил: - Из нее получится хорошая графиня.
Она вполне рассудительна и может оставаться хладнокровной в сложных
обстоятельствах. Трудно было не удариться в панику, застрелив собственного
брата, но ведь этого не произошло. Многие ли женщины подумали бы о том,
чтобы просто снять порванное платье и переодеться в его копию, взятую из
кладовки?
- Крайне немногие, - согласился лорд Дарси. - Потому-то я и не
упомянул ни разу, что знаю об идентичности коллекции Эдуарда гардеробу
графини. Кстати, Ваше Высочество, если хороший целитель, вроде отца
Брайта, был осведомлен об этих платьях-дубликатах, он, конечно же,
понимал, что у графа сексуальная одержимость собственной сестрой. И он,
наверное, догадывался, что все прочие женщины, за которыми гоняется граф,
- просто этакие суррогаты, заменители его сестры.
- Да, конечно. И ни одна из них не выдерживала сравнения.
Герцог поставил бокал на стол.
- Я сообщу своему брату королю, что всем сердцем рекомендую ему новую
графиню. Разумеется, ни одно слово об этих событиях не будет доверено
бумаге. Вы знаете, я знаю, и король тоже должен знать. Но больше - никто.
- Знает еще один человек, - сказал лорд Дарси.
- Кто?
На лице герцога было удивление.
- Отец Брайт.
Удивление сменилось облегчением.
- Естественно. Но ведь он не скажет ей, что мы тоже знаем?
- Думаю, мы вполне можем положиться на благоразумие отца Брайта.

В полумраке исповедальни Элис, графиня д'Эвро, стоя на коленях,
вслушивалась в голос отца Брайта.
- Я не буду накладывать на тебя епитимью, дитя мое, так как ты не
содеяла греха - в том, что касается смерти твоего брата. А за остальные
свои грехи прочитай и выучи наизусть третью главу из "Души и мира" святого
Джеймса Хантингтона.
Отец Брайт начал было уже произносить слова отпущения, но графиня
прервала его:
- Но я не могу понять одного. Это изображение, это же совсем не я. Я
в жизни своей не видела столь поразительно прекрасной девушки. А ведь я
такая некрасивая. Я ничего не понимаю.
- Если бы ты присмотрелась получше, дитя мое, ты бы заметила, что
лицо сходно с твоим - только оно идеализировано. При переводе субъективной
реальности в вещественную форму неизбежно возникают подобные искажения;
именно поэтому такие улики и не принимаются судом в качестве реальных
вещественных доказательств.
Он помолчал.
- Говоря иными словами, дитя мое: вся красота - в глазах смотрящего.

1 2 3 4 5 6 7 8 9

Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...