ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Орден - 4


«Противостояние»: Крылов; СПб; 2003
ISBN 5-94371-435-9
Аннотация
«Противостояние» — долгожданное продолжение романа Д. Шидловского «Враги». В книге действуют те же герои — Алексей Татищев и Павел Сергеев. Один — политический и военный деятель государства Северороссия, второй — крупный партийный работник Страны Советов. Две России — коммунистический Советский Союз и капиталистическая Северороссия — накануне Второй мировой войны, которой не избежать и в этом альтернативном мире. Но расстановка сил здесь — иная. И, главное, здесь двое «пришельцев из будущего», заранее знающих, каким будет ход истории, и прилагающих все силы, чтобы этот ход изменить. Но каждый — в своем собственном направлении…
Дмитрий Шидловский
Противостояние
Часть 1
ГОСПОДА МИНИСТРЫ
Эпизод 1
СНОВА В СЕДЛЕ

Алексей спустился в вестибюль отеля. Там всё еще висели разноцветные плакаты, на четырех языках: эстонском, русском, немецком и английском, гласившие: «С Новым 1938 годом».
— Доброе утро, — подошел он к стоящему за стойкой ресепшена статному эстонцу, — за мной, кажется, остался долг.
— Да, господин Татищев, пятьдесят крон, — ответил служащий.
— Я полагал — двести, — удивился Алексей.
— Скидка для постоянных клиентов, — расплылся в улыбке эстонец. — Ваше такси уже ждет. Будем рады снова видеть вас в нашем отеле.
Отсчитав деньги, Алексей повернулся к лифту, из которого уже выходили его жена и дети. Двенадцатилетний сын Виктор бежал впереди, восьмилетняя Даша держалась за юбку, а трехлетний Антон сидел у нее на руках. Два белбоя, напрягаясь, тащили их тяжелые чемоданы.
Алексей подошел к жене, поцеловал ее, взял младшего сына на руки и произнес:
— Такси ждет.
Все вместе они вышли на улицу. Свежий снег захрустел под ногами. Алексей бросил прощальный взгляд на старый город и печально вздохнул.
— Ну что ты так расстраиваешься? — улыбнулась жена. — Приедем сюда на рождественские каникулы в следующем году, и еще через год. Давай вообще каждый раз встречать Новый год в Таллинне. Мне нравится этот город. Получится замечательная семейная традиция.
— Надеюсь, — кивнул Алексей, распахивая заднюю дверцу такси перед супругой.
В прошлом, тридцать седьмом, году они с Екатериной отметили тринадцатую годовщину совместной жизни. Их свадьба состоялась в сентябре двадцать четвертого года. К тому моменту Алексей Татищев числился в завидных женихах. Ему было двадцать восемь лет, а перечисление его заслуг и регалий уже требовало немалого времени. Генерал-майор в отставке. Бывший начальник Управления государственной безопасности Северороссии. Герой гражданской и мировой войн. Доверенное лицо первого президента страны адмирала Оладьева. Алексей уже был главой и владельцем двадцати девяти процентов акций небольшой, но стремительно развивающейся Петербургской компании по производству фильтров для очистки водопроводной воды.
Впрочем, и невеста, двадцатидвухлетняя Екатерина Коковцева, дочь Василия Коковцева, вице-президента Петербургского Торгово-промышленного банка, племянника бывшего царского премьер-министра, человека весьма известного в деловом мире и обладавшего значительными связями, была «дамой с приданым». Об их браке написали все газеты, освещавшие светскую жизнь Северороссии. Гостями на свадьбе были ведущие промышленники и политики этой страны. Поздравительную телеграмму прислал бывший военно-морской министр Великобритании Уинстон Черчилль, а посажёным отцом на свадьбе был сам экс-президент Северороссии, адмирал в отставке, почетный гражданин Санкт-Петербурга, почетный член Академии наук Анатолий Оладьин. Великолепная пара, удачный брак.
Любил ли он ее? Неоднократно он задавал себе этот вопрос и не мог найти ответа. Когда-то он изнемогал от страсти к ней, сгорал в огне обычной юношеской влюбленности. Страсть с годами прошла. Что осталось? Она ему нравилась, и очень. Он ее уважал, ценил. Их брак был хорошо спланированным союзом, договором двух умных и влиятельных личностей. Конечно, оба они хотели построить семью, завести детей, обрести спокойный, благоустроенный бюргерский быт, перемежающийся со светскими раутами и семейным отдыхом на лучших курортах мира. Все это она давала ему, а он — ей. Конечно, в прямом смысле слова, это не был брак по расчету, хотя с обеих сторон расчет присутствовал. Высокое положение тестя не могло не сказаться на успехах Алексея в делах. Пользуясь своими обширными связями в деловом мире и большим влиянием среди финансовых воротил, Василий Коковцев обеспечил фирме зятя, который владел к тридцатому году уже сорока процентами ее акций, банковские займы на самых выгодных условиях. Алексей не оставался в долгу. Он обеспечивал своему тестю, с двадцать седьмого года возглавившему банк, политическую поддержку депутатской фракции «Североросский национальный конгресс», которой руководил экс-президент Оладьин.
Дела в бизнесе у Алексея шли хорошо. Фирма росла и развивалась. Начав с индивидуальных фильтров для частных домов, она вскоре вышла на производство очистных систем для городского водоснабжения и промышленности. Продвигаемые представителями партии «Североросский национальный конгресс» законопроекты по экологии и защите окружающей среды чрезвычайно стимулировали сбыт. Уже к тридцатому году фирма распространила свою деятельность на все крупные города Северороссии. Впрочем, Алексей никогда не забывал «делиться с кем положено» и оказывать ответную услугу за покровительство. Кризис конца двадцатых — начала тридцатых ударил по предприятию, но, выстояв, корпорация вышла на международные рынки. Здесь политической поддержки и тепличных условий уже никто не обещал, но было прекрасное качество продукции, деловой напор и энтузиазм руководителей фирмы. Предлагая свои услуги в Стокгольме, Лондоне и Париже, компания «Татищев и Набольсин» не без оснований гордилась тем, что благодаря ей в Петербурге пьют самую чистую воду по сравнению с водой европейских столичных городов.
На недостаток средств семье Татищевых жаловаться не приходилось. Это позволило супругам купить дом в поселке Хиттало, в тридцати километрах от города, в дивном месте на Карельском перешейке, и переехать туда. Купили они дом и в Ницце, куда обязательно выезжали на отдых каждый сентябрь. Екатерина все никак не могла понять, почему ее муж отказывается приобретать недвижимость в столь любимой ими обоими Эстонии.
Да, у него все было: хорошая семья, деньги, положение в обществе, — все, о чем обычно мечтают люди. Было у него и увлечение, выросшее из простого желания молодого офицера превзойти своих сослуживцев в боевом искусстве. Он был мастером стрельбы и рукопашного боя. Как бы ни был Алексей загружен работой, сколько бы внимания ни требовала семья, он всегда находил время предаться этим двум своим страстям. Это давно уже не было для него подготовкой к грядущим боям. Он знал, что на вершинах политики и бизнеса ни сильный удар, ни меткий выстрел не дают преимущества, не обеспечивают победы. Здесь движутся огромные капиталы и дивизии, принимаются решения, определяющие судьбы целых народов. Помочь здесь может только холодный рассудок, трезвый и точный расчет, обостренная интуиция и знание человеческой природы.
Да, он был сильным бойцом. Алексей давно не встречал тех, кто мог превзойти его в стрельбе из револьвера, автоматического пистолета и винтовки. Да и в рукопашном бою, кроме наставника, мало кто мог сломить его защиту или противостоять его сокрушительным атакам. Казалось, можно успокоиться, заняться более важными делами. Но иногда всплывали в его памяти немного грустные и чуточку насмешливые глаза японского мастера Сокаку Такеда, в додзе которого он провел десять месяцев после отставки. Такеда словно вновь говорил ему: «Нет, ты так ничего и не понял». И одно воспоминание об этом печальном и насмешливом взгляде снова и снова посылало его в борцовский зал, заставляя тренироваться и искать. Чего? Он научился контролировать свои эмоции, расчищая место холодному рассудку и трезвому расчету. Он до предела обострил интуицию, «чувствуя кожей» замыслы противников и мысли союзников, неблагоприятные и благоприятные ситуации. Он все больше узнавал о человеческой природе, наблюдая за поведением людей в разных обстоятельствах. Но он искал еще чего-то. Того, что всегда ускользало от него. Того, что подразумевал насмешливый Такеда, в очередной раз повторяя: «Ты все еще не понимаешь».
Вернувшись из кругосветного вояжа в двадцать третьем, Алексей направился к своему наставнику Сергею Колычеву, рассказал о занятиях с мастером и спросил:
— Чего же я не понимаю?
— Покажи, чему научился, — сухо попросил Колычев.
Они вышли на татами и больше часа разбирали приемы и боролись, после чего Колычев произнес:
— Да, ты многого добился. Думаю, и Кано, и Фунакоси повязали бы тебе черные пояса, притом не первого дана. В моей школе поясов и данов нет, но мастером я тебя назвать могу. Поздравляю. Хочу тебя попросить: начни тренировать группу в моем центре. Тебе это, кстати, сейчас нужно даже больше, чем мне. Преподавание — это определенный этап, который должен пройти каждый на пути мастерства.
— Хорошо, группу я возьму, — кивнул Алексей. — Так чего же я не понял?
— Думаю, — после минутной паузы проговорил Колычев, — ты не понял главную вещь. Представь, корова лезет в окно. Голова пролезла, туловище пролезло, ноги пролезли, а хвост не лезет.
— Не понял, — удивленно поднял брови Алексей.
— Вот и я говорю, ты не понял, — с мягкой улыбкой подтвердил Колычев.
— А ты понял? — склонил голову набок Алексей.
— Недавно. — Колычев отвел глаза в сторону.
— И почему же?
— Bay. — Колычев развел руки в стороны.
— Издеваешься? — В голосе у Алексея зазвучала обида.
— Нет, это серьезно, — отозвался Колычев. — Проблема в том, что словами не объяснишь, а когда поймешь, пояснения уже не нужны.
Посмотрев ему в глаза, Алексей действительно не увидел в них пи тени насмешки.
— И давно на тебя снизошло это откровение? — осведомился Алексей.
— Чуть больше года назад. — Колычев снова смотрел в сторону. — Пришел один человек. Игорь Ба… Впрочем, тебе неинтересно.
— Очень интересно.
— Неинтересно, — отрезал Колычев. — Тем более что тебе эту вещь может объяснить кто-то другой… или что-то другое. Мне про корову и хвост тоже еще в тринадцатом в Японии сказали, а понял я только сейчас. Теперь твоя очередь. Когда поймешь, вопросов больше не будет… вообще.
С тем они и расстались. Шли годы, мелькали события и люди. Алексей то забывал, то вспоминал о загаданной ему другом-учителем загадке. Временами ему казалось, что это была простая шутка, розыгрыш, которым Колычев хотел озадачить его. Но временами, особенно в периоды наибольшего напряжения и волнений, само воспоминание об этой задаче приносило ему умиротворение и покой.
Впрочем, все это тонуло в потоке дел и событий, захлестывавших удачливого делового человека, предпринимателя, видного общественного деятеля Северороссии Алексея Татищева.
Он не был счастлив. Несмотря на головокружительный успех в карьере, бизнесе и личной жизни, Алексей чувствовал, что не смог выполнить свою главную задачу. Он, человек, родившийся в другом времени и в другом мире, попавший сюда волей необъяснимого, фантастического случая, с первых дней пребывания здесь поставил себе цель: предотвратить распространение коммунизма по миру. Он считал, что у него есть для этого все необходимое: знания, энергия, готовность идти на риск. Ему казалось, что он сделал все, что мог. И какой результат? Никакого. Он вырвал из цепких лап товарищей в кожанках кусок земли, находящийся на северо-западе Руси, где еще в тринадцатом веке создалось самостоятельное государство, пошедшее иным путем, чем Россия в его мире. Полно, да его ли это заслуга? Загадочная страна Северороссия, появившаяся здесь в Средние века, только и мечтала о возможности вырваться из лап двуглавого орла, прибравшего ее в восемнадцатом веке. Алексей лишь присутствовал при родах давно зачатого ребенка, оказавшись по локти в крови. Он помог Белой армии укрепиться в Крыму. И что? И ничего.
1 2 3 4 5 6 7 8 9

Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...