ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Их лица скрывали вязаные шапочки с прорезями для глаз. Один был вооружен пистолетом «ТТ», в руках у другого охранник заметил короткоствольный автомат.
Судя по всему, бензин этих клиентов не интересовал.
Надо отдать должное охраннику: он успел выхватить пистолет и передернуть левой рукой затвор. Но времени на то, чтобы дослать патрон в патронник, преступники ему не оставили. Автоматная очередь взрезала ночную тишину, как кухонный нож с хрустом взрезает корку засохшего каравая.
С первыми звуками выстрелов диспетчерша рухнула на пол и на коленках подползла к двери. Рванув широкий стальной засов, она заперла ее изнутри.
Снаружи донеслись еще одна автоматная очередь и несколько сухих пистолетных выстрелов.
Нескольких мгновений, затраченных нападавшими на охранника, хватило ей для того, чтобы вскочить с пола и захлопнуть маленькую железную дверцу окошка.
Один из преступников, вооруженный пистолетом, склонился над телом охранника и вырвал из его конвульсивно сжавшейся ладони пистолет.
– Готов, – негромко бросил он сообщнику.
Оба быстрым шагом подошли к диспетчерской. Автоматчик с размаху врезал ногой по стальной двери, но она не поддавалась.
– Вот бля, закрыться успела…
Ни секунды не раздумывая, он выпустил в дверь длинную автоматную очередь.
– Стой! – заорал второй. – Ты что? Меня чуть рикошетом не свалило!
Подельник опустил автомат.
– Не берет, – зло сказал он.
Преступник, вооруженный пистолетом, метнулся к окошку и с размаху врезал рукояткой «ТТ» по маленькой железной ставне:
– Открывай, сука!
Диспетчерша забилась под стол и закрыла голову руками. Ее побелевшие губы что-то беззвучно шептали.
– Открывай, а то живьем зажарим!
Из здания диспетчерской не доносилось ни единого звука.
– Вот бля, я ж говорил – надо пару гранат прихватить.
– Да хер с ней, с этой бабой. И так подохнет. Наше дело – спалить тут все к едрене фене.
– Могли бы и бабки прихватить.
– Да сколько там тех бабок?
– Неважно. Отвали-ка, дай еще разок садану.
Бандиты отступили на несколько шагов. Автоматчик выпустил остаток рожка по окну, но, ничего не добившись, снова выругался:
– Ешь твою вошь!.. Забаррикадировалась.
– Ладно, пора уходить.
Они быстро направились к машине, ожидавшей их с включенным мотором.
Автоматчик на ходу менял магазин, второй склонился над трупом охранника и обшарил карманы. Обнаружив служебное удостоверение, прихватил его с собой. Затем в его карман перекочевала и запасная обойма от «макарова», обнаруженная в поясной кобуре.
– Эй! – крикнул ему автоматчик. – А баба?
– Твою мать!.. Чуть не забыл…
Бандит подбежал к противопожарному щиту, сорвал с него лом и подобрал валявшийся рядом кусок проволоки.
Спустя несколько мгновений он вернулся к машине.
– Порядок.
«Девятка», визжа колесами, выехала на дорогу, притормозила. Из открытого заднего окна высунулся ствол автомата. Прозвучала длинная очередь.
Одна из цистерн, заполненных бензином, взорвалась сразу же. Огромный столб пламени полыхнул кверху, осветив площадку, где лежал залитый кровью труп охранника.
Набирая скорость, машина помчалась по направлению к городу.

Глава 2

– Работай, Игнат, работай. Через пять минут спарринг.
Константин присел на скамейку в углу спортивного зала и, вытерев пот со лба рукавом кимоно, прислонился спиной к стене.
«Черт, старею, – подумал он. – Скоро младший меня вместо макивары использовать будет».
Посмотрев на брата, который, упрямо закусив губу, отрабатывал «маваши гири» с правой ноги, Константин едва заметно улыбнулся.
«Молодец пацан. Есть в нем наше, панфиловское упрямство. Другой бы после таких травм близко к спортзалу не подошел. Валялся бы на диванчике, книжечки почитывал…»
– Пятку от пола не отрывай!
Игнат закончил упражнение, повернулся к брату.
– Что?
– Не сбивайся на носок. Когда поднимаешься на носке, получается не удар, а танцевальная фигура.
– Да я знаю, – отмахнулся Игнат.
– Знаю, что знаешь. Только через раз неправильно делаешь. Держись на всей стопе. Это же опорная нога. Противнику ничего не стоит подловить тебя и сбить легким ударом по голени. Продолжай.
Константин, хоть и пытался играть роль строгого сенсея, был снисходителен к брату и старался не перегружать его. Лишь несколько месяцев назад Игнат Панфилов закончил курс восстановительной терапии в медицинском центре Валентина Дикуля. Этот бывший цирковой артист, силовой жонглер, вынужден был расстаться с ареной после тяжелой травмы позвоночника. Вылечившись по собственной методике, Дикуль открыл свой медицинский центр, где лечил больных с травмами опорно-двигательного аппарата.
На Игната Панфилова ему пришлось истратить целый год. Но это время не прошло даром. Игнат смог не только твердо встать на ноги, но и вернуться к абсолютно полноценной жизни. Возобновив свои занятия карате-до, Константин решил, что Игнату тренировки тоже не повредят. В начале весны они вместе стали посещать спортзал в физкультурно-оздоровительном комплексе «Лидер».
ФОК представлял собой основательно перестроенное здание бывшей городской бани, расположенной на окраине Запрудного. Нынешним фактическим хозяином физкультурно-оздоровительного центра был не кто иной, как сам Константин Панфилов – генеральный директор фирмы «Лидер».
Городское руководство, начавшее несколько лет назад капитальный ремонт бани, по уши увязло в долгах и с огромным облегчением сдало полуразрушенный объект в аренду фирме «Лидер».
Панфилов сразу же нашел деньги, стройматериалы, субподрядчиков и за полгода превратил полуразвалившееся строение в современный комплекс со спортивными и тренажерными залами, комнатами отдыха, раздевалками, кафе и бассейном.
Константин предпочитал не распространяться, каких средств и усилий ему это стоило. Главное, результат был налицо. Городское начальство по достоинству оценило новое оздоровительное учреждение и зарезервировало в ФОКе постоянное время для сауны.
Дважды в неделю по вечерам Константин вместе с братом тренировался в пустом спортивном зале. Первые занятия проходили по облегченной программе, но постепенно Константин, избравший для себя роль сенсея и ученика в одном лице, повышал нагрузки. Игнат не только прекрасно справлялся с тренировочными заданиями, но также делал и заметные успехи. Молодой организм быстро восстанавливался после длительного периода вынужденной неподвижности.
Константин хлопнул в ладоши.
– Все. Спарринг.
Игнат, закончив упражнения у макивары, вышел на середину зала.
– Может, боксерские перчатки наденем? – предложил Константин.
– Не стоит, – засмеялся Игнат.
– Как знаешь. Но имей в виду: я в полную силу работать не буду.
– Не дрейфь, старшой. Со мной все в порядке.
– Это ты так думаешь…
– Неважно, что я думаю, но работать буду в полную силу.
– Ладно, поехали.
Лучше всего у Игната получались уклоны и увертки. Стоило Константину ринуться в атаку, как младший брат легко уходил от лобового столкновения и тут же наносил быстрые жалящие удары. Пару раз он чувствительно врезал Константину ногой по ребрам.
Наконец Панфилов-старший понял, что работать с таким соперником вполсилы не получится. Стараясь не наносить удары в область пресса и грудной клетки, Константин поймал однажды Игната на противоходе и нанес «ура-маваши» в плечо.
Игнат упал на одно колено, но тут же вскочил и, обозленный, ринулся в атаку.
– Стоп. – Константин тут же прервал спарринг.
Игнат, тяжело дыша и сверкая глазами, тут же опустил кулаки.
– Что еще?
– Усвой раз и навсегда: ни при каких обстоятельствах не теряй самообладания. Нельзя злиться. Понимаешь? Никаких эмоций, это не игра, это поединок. Разозлился – утратил контроль над собой. Бросился вперед сломя голову – все. Мне ничего не стоило встретить тебя останавливающим «мае-гири» в пах. А добивание уже дело техники. Ты отдал себя во власть эмоций.
– Если я не буду испытывать к своему противнику никаких эмоций, я не смогу драться.
– А иногда полезно не драться, избежать столкновения. Сопернику выгодно тебя провоцировать, не поддавайся. В конце концов, ты же не баба. В основе всего должен быть холодный расчет – и только.
Игнат прикусил губу.
– Ты уже говорил об этом.
– Я буду повторять столько, сколько надо. Эмоции противопоказаны бойцу.
– Умом-то я это понимаю, но удержаться не могу.
– Значит, ум еще недостаточно владеет твоим телом. Обида, злость, гнев, ярость – плохие союзники в схватке. Ладно, поработаем еще немного, и, пожалуй, на сегодня хватит.
По пути в раздевалку Панфилова-старшего кто-то окликнул:
– Константин Петрович!
По коридору быстрым шагом шел заместитель Панфилова, он же начальник службы безопасности фирмы «Лидер» Семенков.
Отставной командир разведбата был невысоким сорокалетним крепышом, всегда серьезным и сосредоточенным. Константин пригласил его на работу год назад, когда кооператив «Радуга» преобразовался в производственно-коммерческую фирму «Лидер».
Смена статуса повлекла за собой и иной подход к организации всего бизнеса. Панфилов оставил за собой лишь основные организационные функции, подобрав на каждое конкретное направление квалифицированных специалистов. Главным бухгалтером остался дотошный и щепетильный Владимир Сергеевич Шевченко. Службу безопасности Константин предложил возглавить бывшему разведчику Семенкову, прошедшему Афганистан и несколько горячих точек на территории бывшего Союза и за его пределами.
Они познакомились в Москве, куда Панфилов-старший ездил по делам фонда ветеранов афганской войны «Саланг». После гибели сослуживца Василия Трубачева Константин возглавил фонд «Саланг» на общественных началах.
Семенков, прозябавший в Москве на заштатной майорской должности, после некоторых раздумий принял предложение Панфилова. За прошедшее время ему удалось сколотить небольшое, но очень эффективное подразделение, которое успешно выполняло возложенные на него функции.
– Чем обрадуешь, Владимир Иванович? – спросил Константин, заходя в раздевалку и сбрасывая мокрое от пота кимоно.
– К сожалению, пока ничего утешительного.
– И все-таки.
– Сгорело около двадцати тонн бензина. Единственная свидетельница, если ее вообще можно назвать этим словом, диспетчер автозаправки Шестакова Марья Александровна пребывает в состоянии некоторой прострации, но мои люди все-таки смогли поговорить с ней.
– Рассказала что-нибудь?
– Примерно в час двадцать, час двадцать пять – точнее она вспомнить не могла – к заправке подъехала темная «девятка». Цвет машины то ли не разглядела, то ли не запомнила.
– Номера, конечно, тоже?
– Ей показалось, что номеров на машине не было вообще. Хотя… Тут возможны варианты.
– Какие?
– Либо номеров действительно не было, либо они были замазаны. Сколько человек находилось в машине, она тоже не знает – стекла были затемнены.
– Тонированные?
– Так точно. Из машины выскочили двое в камуфляже и масках. Один был вооружен автоматом, он сразу же открыл огонь. Что было дальше, она не знает, потому что бросилась на пол, доползла до двери, чтобы закрыть ее на засов. Потом она еще успела захлопнуть окошко. Говорит, что очень сильно испугалась.
– Испуг испугом, но сделала она все правильно.
– В сейфе была выручка – около миллиона рублей.
– Почему же выручку оставили на ночь?
– Я бы тоже хотел это знать, Константин Петрович, но Володин уехал позавчера. Мы не смогли пока связаться с ним.
Панфилов мрачно покачал головой.
– Партнер… Извини, Владимир Иванович. Что там дальше?
– Я говорил со следователем, который ведет это дело. Капитан Турченко.
– Слышал про такого.
– Я еще по своим каналам проверил… Вы понимаете, о ком я говорю…
Константин кивнул.
1 2 3 4 5 6 7 8

загрузка...