ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

У него часы не меньше десяти тысяч долларов. Это же «Noblia», эксклюзивный вариант…
– У тебя что, глаз-алмаз? – улыбнулся Дима. – Ты заметила, какие у него часы?
– И заметила, а что?
– Тогда, может, скажешь, зачем он их с руки снял? Если это дорогие часы, значит, они водонепроницаемые, так?
– Ну, может, они ему мешали? Или застежка слабая… И вообще, господин сыщик, это по вашей части узнавать, что да почему?
– Мне кажется, что этот гражданин ничего противозаконного не совершил. Он имеет полное право покончить жизнь самоубийством…
– Нет, самоубийство здесь ни при чем, – покачала головой Таня. – Я думаю, мужчина с кем-то поспорил, выиграет он приз или нет.
– Может, и поспорил, – кивнул Кирилл. – А может, просто сумасшедший…
– А сейчас многие новые русские с ума сходят, – сказала Ольга. – Денег нахапали, а что делать с ними, не знают. «Шестисотые» «Мерседесы» уже не котируются, трехэтажные виллы тоже. Им что-нибудь необыкновенное подавай. Я вот слышала, что одни деятели на верблюдах помешались. Да, на верблюдах. Фишка у них такая, чей верблюд дальше плюнет…
– А я бы им макак порекомендовал, – развеселился Якушев. – Пусть соревнуются, у чьей макаки задница красней!
– Дима! – одернула его жена. – Ты – мент. И шуточки у тебя ментовские…
И Дима мент, и Кирилл мент. Поэтому ее слова были восприняты как комплимент.
Мужик тем временем оделся и с понурым видом вышел из ресторана. Кто-то из посетителей захлопал в ладоши, его поддержали. Но бурных аплодисментов не вышло. Да и не нужны горемыке овации. Дело не в них и даже не в деньгах. Возможно, мужик в самом деле проспорил. А на кону стояла куда большая сумма, чем десять тысяч. Или даже деньги здесь совсем ни при чем. Возможно, бассейн с пираньями серьезно подмочил его деловую репутацию…
Впрочем, Кириллу все равно, что да как. У богатых свои причуды, пусть как хотят развлекаются. Чем бы новый русский ни тешился, лишь бы других плакать не заставлял…
Глава 3
Это была классическая схема заказного убийства. Жертва заходит в подъезд, а киллер уже тут как тут.
Этого мужчину убили, когда он выходил из лифта. Всего один выстрел. Точный и смертельный. Пуля вошла в затылок, а вышла через правый глаз. Пистолет «ТТ» с самодельным глушителем лежал в его ногах. Классическая схема, классическое оружие. И, судя по всему, классическое отсутствие улик.
В ожидании жертвы преступник мог курить и даже оставить после себя «бычок». Но в подъезде полно окурков, и поди разберись, где его, а где чужой.
Эксперт сумел примерно определить место, откуда стреляли. Выстрел был от лифта. Очень даже может быть, что киллер поднялся на этаж вместе с жертвой.
– Если так, то потерпевший видел своего убийцу, – с важным видом заключил капитан-участковый.
– Ну и что? – усмехнулся Якушев. – Мертвые, как известно, молчат.
– А я слышал, что в Японии прибор изобрели. По нему можно считать картинку, которую человек видел перед самой смертью…
– Ну мы же не в Японии, капитан. Поэтому давайте искать другой прибор. Слышали о таком приборе, «свидетель» называется?
– Слышал, – угрюмо кивнул участковый. – Только нынче этот прибор ненадежный. Он сам с прибором на кого угодно забьет…
Это верно, мысленно согласился с ним Кирилл. Гражданская сознательность у населения на крайне низком уровне. Люди могут нагло врать и при этом заискивающе улыбаться. И ведь находят оправдательный мотив. Сдашь преступника – накличешь на себя беду. Предрассудки, навеянные современной действительностью. А действительность ужасающая. Каждый год по всей стране от рук убийц погибает около тридцати тысяч человек. А это население небольшого городка. Получается, вырезаются целые города. Возможно, граждане и не знают этой цифры. Но, скорее всего, догадываются. Потому и молчат.
Работа со свидетелями по данному случаю уже проводилась. Поверхностная, в экстренном порядке. По принципу кого увидели, того и опросили. Но никто ничего путного не сказал. Так, охи-ахи, сожаления и соболезнования. Удалось только выяснить имя и фамилию убитого, род занятий. Прояснилась хронология событий. Люди видели, как незадолго до своей гибели потерпевший выходил из подъезда, шел в магазин. Правда, как он возвращался, не видел никто. И как киллер к нему привязался, тоже осталось за кадром.
Игорь Норильцев был журналистом, работал в малотиражной газете «Новая эра». Жил в однокомнатной квартире, ни жены, ни детей. В самом ближайшем будущем следствие будет работать с его коллегами, поднимет все его газетные публикации, рабочие материалы. Может, получится зацепиться за какую-нибудь ниточку. А сейчас нужно ковать железо, пока оно не совсем остыло. Кирилл был озадачен следователем и отправился опрашивать соседей потерпевшего. Второй этап работы со свидетелями. И пусть они забивают на все с прибором, все равно надо работать.
Соседи, жившие с Норильцевым на одной лестничной площадке, уже опрошены по полной. Кирилл поднялся на этаж выше. Квартира, расположенная как раз над квартирой покойного. С нее и нужно начинать…
Дверь открыла женщина лет тридцати пяти. Если бы не слегка обрюзгшее лицо, синие разводы под глазами, ее можно было бы назвать симпатичной. Растрепанные волосы, небрежно запахнутый дешевый халат. Фигурка у нее высший класс. Тонкая талия, плоский животик, худые стройные ноги. Правда, все это скрывал приличный слой жира… Было видно, что эта особа не очень-то следила за собой. Запах перегара наводил еще на одну мысль.
Кирилл вежливо поздоровался, представился.
– Да, я вас слушаю, – после некоторого раздумья сказала женщина.
Или она с хорошего похмелья плохо соображала, или сама по себе тугодумка…
– Может, позволите пройти к вам? – осторожно спросил он.
– Ах да! – спохватилась женщина. – Только… Только у меня не убрано…
– Ничего, мы люди привычные.
Квартира однокомнатная, не первой свежести обои, дешевая мебель, в комнате кавардак, скомканная простыня на расправленном диване. На кухне стол – немытые тарелки с остатками пиршества, на полу возле холодильника две пустые водочные бутылки. Пепельница, набитая окурками. Впрочем, это не помешало Кириллу познакомиться с женщиной. Ее звали Нина. Отчества она не назвала. Молодится.
– Вдвоем гуляли? – спросил Кирилл.
– Извините, не поняла…
– Мужчина у вас вчера был или женщина?
– А, мужчина, конечно…
– Кто?
– Не понимаю, какое это имеет значение?
– Скажите, где вы находились сегодня с десяти до одиннадцати утра?
– Как где? Дома. Спала…
– Вы уж извините меня за мою дурацкую натуру, – располагающе улыбнулся Кирилл. – На любой ответ у меня тут же появляется вопрос. И ничего не могу с собой поделать. Прямо-таки распирает от вопросов. Да еще какие вопросы, аж самому стыдно… Вы говорите, что с десяти до одиннадцати утра вы спали. А мне уже интересно спросить, с кем вы спали. Еще раз прошу прощения…
– А вы наглец! – снисходительно усмехнулась женщина.
Сигарета в ее руке очертила замысловатую траекторию.
– Думаете, я сам этому рад? Ненавижу себя за это. Но работа есть работа…
– Вообще-то сегодня суббота. Какая работа?
– К сожалению, у преступников ненормированный рабочий день, без выходных и праздников. Нелегкие будни у тружеников криминального фронта. И себе покоя не дают, и нам… Ладно, не буду вас томить. Спрошу прямо, во сколько от вас вышел Игорь Норильцев?
– А-а, Игорь… Ну, он обычно рано уходит… Но не сегодня. Он вчера уходил… Ой! – Женщина сначала смутилась, затем ее лицо разгладилось, в глазах вспыхнул озорной огонек, а на губах заиграла кокетливая улыбка. – А вы, господин майор, жук! Такие вопросы задаете… А я дура. На них отвечаю… Скажите, а вы покойника можете разговорить?
Интересно, к чему этот вопрос про покойника?
– Нет, с покойниками я не разговариваю. Но стараюсь добиться того, чтобы за них говорили другие… Значит, ваш сосед Игорь Норильцев ночевал у вас вчера?
– Да, с четверга на пятницу… А что тут такого? Он холостой мужчина, я незамужняя женщина…
– Это понятно, – кивнул Кирилл. – Друг друга нужно выручать… А может, вы что-то путаете? Может, он у вас сегодня ночевал?
– Вы меня что, совсем за идиотку держите?.. Нет, Игоря у меня сегодня не было.
– А где он был? Может, он в другом месте ночевал? Ну, не у себя дома…
Это был провокационный вопрос. Потому как, судя по всему, потерпевший ночевал у себя дома. Где-то в десятом часу он вышел из квартиры, отправился в магазин. Купил продукты. Самый обыкновенный набор – пакет пельменей, кусок ветчины, хлеб, две бутылки пива. Все случилось, когда он возвращался домой… Откуда киллер мог знать, что он выйдет из дома именно в это время? Может, Норильцев за весь день и носа не высунул бы на улицу. Или замылился бы куда-нибудь до завтрашнего утра…
Киллеры люди терпеливые, они могут караулить жертву весь день. Вопрос только в том, где устроить засаду. Или в подъезде, что не очень подходяще. Или в машине во дворе. Это удобнее, но не та оперативность… А может, киллер получил точную наводку. От кого?.. Может, от разгульной соседки Норильцева. Все-таки они друг с другом были близки, возможно, делились планами на день. Или, может, врет Нина. Что, если сегодня у нее ночевал не кто-то там, а сам Норильцев… Но зачем ей убивать соседа? Нужно выяснять…
Норильцев купил две бутылки пива. Вопрос: для чего? Чтобы одного себя любимого побаловать? А может, себе и Нине на опохмелку нес. Может, он к ней шел. А по привычке на своем этаже остановился, к себе домой пошел. Если так, то потом он мог бы вернуться к своей утешительнице с пивом. Мог бы, если бы не пуля в затылок…
– Не знаю, может, где-то и ночевал, – надула щеки женщина. – Но не у меня, это точно…
– А у кого?
– Я откуда знаю! Чего вы ко мне пристали?
Да нет, знает она, знает. По глазам видно.
– Нина, а вы меня вводите в заблуждение! – вроде как в шутку погрозил ей пальцем Кирилл. – Знаете вы, что у Игоря есть зазноба!
Это было всего лишь предположение. И снова интуиция его не подвела.
– Ну есть!.. А вам-то какое дело?.. И вообще, зачем вы ко мне пришли? С пропиской у меня все в порядке. Паспорт нового образца…
Она в самом деле дура или прикидывается? Хотел бы Кирилл знать ответ на этот вопрос.
– Нина, вы, наверное, только-только проснулись!
– Ну да, вы же меня и разбудили…
– Тогда все ясно. Спросонья вы ничего не поняли. Нина, запомните раз и навсегда, отдел по борьбе с организованной преступностью проверкой паспортного режима не занимается… Меня интересует ваш сосед, Норильцев Игорь Александрович…
– Не было его у меня. Не было… А зачем он вам?
Кирилл не стал ничего объяснять. Вместе с Ниной вышел из квартиры, они спустились на один лестничный пролет вниз.
Труп как раз укладывали на носилки. Но еще не накрыли простыней. Обезображенное лицо, кровь, флюиды смерти… Нина чуть не упала в обморок.
– Это же Игорь, – бледнея, пролепетала она.
Кирилл внимательно наблюдал за ней. Реакция естественная, без признаков фальши. Или Нина в самом деле ничего не знала про убийство, или она блестящая актриса.
Он отвел Нину домой. Сейчас самое время ее дожимать.
– Извините, у меня снова нескромный вопрос, – начал Кирилл.
Женщина сидела за столом. Сокрушенный вид, голова опущена, рука подпирает подбородок. Дым сигареты.
– Да, пожалуйста, – тихо сказала она.
– У вас с Игорем было серьезно?
– Да какое там… Я для него была всего лишь отдушиной. Или с работы уставший придет, или Виолка его на три буквы пошлет, ну он сразу ко мне, тоску разогнать. Ну а я, дура, всегда рада…
– Виолка – это Виолетта, я правильно понял?
– Правильно.
– Кто она такая?
– Да баба его…
– Они вместе живут?
– Да нет… Она у него один раз была. Увидела его квартиру, хвостом вильнула и больше к нему ни ногой. Ей апартаменты с евроремонтом и джакузи подавай. А какое у Игоря джакузи. От зарплаты до зарплаты еле дотягивает… Дурак он, эта фифа с ним как с собачонкой играется, а он бегает за ней с поджатым хвостом…
– Красивая девушка?
– Девушка?! Ну вообще-то да, девушка. Ей лет двадцать пять… А что красивая, так этого у нее не отнять.
1 2 3 4 5 6 7 8 9

Загрузка...

загрузка...