ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

И, поверьте, с криминалом он никак не связан…
– Хотелось бы в это верить!.. А еще хотелось бы встретиться с самим Романом…
– Попробуйте, – пожала плечами Виолетта.
– Что значит попробуйте?
– А то и значит… С Романом ваш номер не пройдет. Если вы сунетесь к нему с вашими дурацкими вопросами, он выставит вас за дверь!
– Вы так думаете?
– Я в этом уверена. У Романа в друзьях милицейские генералы. И связи в администрации президента…
– Даже так! Ну вы нас, Виолетта Михайловна, напугали… И все же мы рискнем задать ему пару вопросов. У вас нигде не завалялась его визитка?..
– Завалялась…
Виолетта нашла и дала Кириллу визитку своего любовника. Шурыгин Роман Валерьянович, президент акционерного общества «Экспресс», юридический адрес, рабочие телефоны, все как положено.
– Виолетта Михайловна, а о себе вы ничего не расскажете? – осторожно спросил Дима.
– Расскажу, – снисходительно усмехнулась она. – Есть одна, скажу вам, не очень интересная история. Знаю я двух милиционеров, которые сначала произвели на меня приятное впечатление, а затем достали до печенок своими вопросами… Надеюсь, вы догадываетесь, кого я имею в виду?
– Догадываемся, – поднял руки Кирилл. – А еще мы догадываемся, что нам пора.
– Совершенно верно!
Виолетта демонстративно поджала губы и отвела в сторону взгляд. Всем своим видом дает понять, что разговор окончен.
Кирилл и Дима откланялись, но только вышли в холл, как отворилась входная дверь. В квартиру входил мужчина крупного телосложения. Холеное раздавшееся вширь лицо, угрюмый взгляд. На рыхлом подбородке ямочка.
Мужик увидел Кирилла с Димой. И уже не ямочка на подбородке, а целая яма. И глаза сузились до размеров пулеметных амбразур.
– Кто это? – взревел он.
Чем не на шутку испугал свою любовницу. Возможно, он вел себя точно так же, когда увидел в ее квартире Игоря Норильцева.
– Роман, это из милиции! – пояснила Виолетта.
– Из какой милиции?
Мужик тяжело дышал. Как будто на шестой этаж на своих двоих поднимался.
– Управление по борьбе с организованной преступностью! – четко отрапортовала она.
– Какого черта?.. Вы что, в самом деле из милиции? – успокаиваясь, спросил Роман Валерьянович.
Сначала он просверлил глазами Диму, затем перевел пытливый взгляд на Кирилла.
– Да уж, так получилось, – кивнул Якушев.
– Что у вас получилось? С кем?
Уж не думает ли он, что они вдвоем занимались сексом с Виолеттой? Высокого же он мнения о своей любовнице. Или ревнивец, или есть причины так низко о ней думать…
– Так получилось, что Виолетта Михайловна знала одного человека…
– Какого человека?
– Да вы его знаете. Норильцев Игорь Александрович…
– Я?! Его знаю?! – Шурыгин устремил удивленный взгляд на Виолетту. – Кто это такой?
– Не так давно он врезался в машину Виолетты Михайловны, – ответил за нее Дима.
– Он врезался?! А разве не наоборот?
Вот так-то и выдал себя мужик. Знает он про Норильцева, знает, что это Виолетта врезалась в его машину… Зачем же тогда скрывает свое знакомство с ним – не важно, очное или заочное?
– Все-таки вы его знаете, Роман Валерьянович, – усмехнулся Якушев.
– Откуда вы знаете, как меня зовут?
– Должность обязывает… Есть сведения, что у вас был конфликт с Норильцевым.
– Конфликт?! – Шурыгин снова перевел взгляд на Виолетту.
– Кто вам такое сказал? – возмутилась она. – Рома, я им ничего не говорила!
– А что вы должны были сказать? – мгновенно среагировал Кирилл.
– Молчи, Виолетта, – криво усмехнулся мужик. – Я сам объясню им, что ты должна была им сказать. Ты должна была их на хрен послать!..
– Роман, я так и сделала, – ехидно усмехнулась красотка. – Видишь, они уже уходят…
– Уходим, – сквозь зубы процедил Дима. – Но не туда, куда вы нас посылаете…
– А куда хотите, туда и идите, – небрежно махнул рукой Шурыгин. – Только чтобы я больше вас здесь не видел…
– Вы с Игорем Норильцевым тоже так разговаривали?
– Слушайте, мужики вы, бляха, или пиявки? Чего ко мне липнете?.. Не до вас мне…
Шурыгин зевнул, почесал лысину. Затем достал из кармана визитку, протянул Якушеву.
– Настроение у меня сегодня хреновое. Сам не знаю, что говорю… Если у вас ко мне какие-то вопросы, в понедельник ко мне приходите, прямо в офис. Нет, лучше во вторник. В одиннадцать часов. Я своего адвоката на это время вызову. Ну все, мужики, бывайте!
В этом мужике чувствовалась козырная масть. Настоящий хозяин жизни. Не чета тому новорусу, который хамил Кириллу сегодня. Но это вовсе не значило, что ему можно все. Так грубо можно разговаривать с милиционерами, закон в принципе позволяет. Но ментам грубить не надо, у них свои законы – клыкастые и зубастые. Кажется, Шурыгин понял это, поэтому сменил гнев на милость. Но ведь Кирилл к нему не за милостыней пришел.
– Ну что скажешь? – уже в машине спросил Дима.
– Борзой боров, то и скажу… Не нравится он мне.
– Мне тоже… Надо бы копнуть под него.
– Думаешь, Норильцев на его совести?
– Очень может быть… Ревнивый черт. Такой может из-за бабы убить. Тем более баба какая. Такие на дороге не валяются…
– Или валяются, но недолго. Таких, как правило, быстро подбирают. Холят и лелеют…
– И от чужого вторжения оберегают… Итак, Рома Шурыгин, вторая фигура в пантеоне подозреваемых… Надо брать его в разработку…
– Легко сказать.
– Да уж, если он в самом деле такой крутой, каким кажется, то подобраться к нему будет не просто. Загребешься палки из колес вытаскивать…
– Нам не привыкать…
– То-то и оно. К тому же есть у меня охота столкнуть этого бегемота в болото. И у тебя, вижу, тоже…
За один день они с Димой проделали большую работу. Выделили сразу две версии. Шалопай Иван Вершинин и серьезный бизнесмен Роман Шурыгин. Два любовных треугольника, замыкающиеся на Норильцеве… Ну а если ни тот ни другой к его убийству не имеют никакого отношения?..
Да, работа проделана большая. Только результат пока не очень. Но и Москва не сразу строилась…
Глава 6
От начальника Дима вернулся с кислой миной.
– Ну и знаешь, кто он такой, этот Шурыгин? – мрачно усмехнулся он.
– Догадываюсь.
– Догадывались… Догадывались, что крутой. А на самом деле… На самом деле еще круче… Дело труба… В прямом смысле труба. Этот Шурыгин на трубе сидит. На нефтяной трубе. А это знаешь, какие бабки! А связи… Везет нам с тобой на шишкарей…
– Нет, это им на нас везет… Короче, какая установка?
– Ну как всегда. По возможности Шурыгина не трогать. По возможности… Короче говоря, разрешения на его разработку нам не видать как собственных ушей. Ни «наружки», ни прослушки… Да он и не даст себя прослушать. Говорят, у него очень сильная служба безопасности. И своих энтомологов наверняка хватает…
– Кого хватает?
– Энтомологи – это ученые, которые насекомых изучают. Короче, спецы по «жучкам» и «клопам», они нашу прослушку враз срежут. Само собой, шум поднимется, права человека, демократические свободы… Как человека завалить, так по фигу вся демократия. А как ответ держать, так визг и сопли… Короче, Шурыгина пока трогать не будем, – принял решение Дима. – Пока не будем… Отработаем все версии, если глухо, тогда за этого типа возьмемся…
– Как скажешь, командир, – пожал плечами Кирилл. – Кстати, уже понедельник, конец рабочего дня, а про Ваню Вершинина ни слуху ни духу…
– Да звонил я уже в Алтуфьево. Нету Вани, куда-то запропал… Между прочим, это уже сигнал. С чего бы это он ноги сделал? Уж не шапка ли горит?.. Что там у тебя по «Новой эре»?
Кирилл только что вернулся из редакции газеты, в которой работал покойный. Норильцев характеризовался с положительной стороны – хороший товарищ, добросовестный работник. Это официально. А не официально, с начальством он был не совсем в ладах. С коллегами у него все нормально. Друг, товарищ и брат. И выпить не дурак. И по части баб не промах. А еще обостренное чувство социальной справедливости.
– На редактора газеты я бы не грешил, – сказал Кирилл. – Были у них трения, но это служебные дела. Зачем начальнику убивать своего сотрудника, куда легче его уволить… Ты говоришь, что у него беззубые статьи. А его коллеги говорили другое. Острое у него перо, и писал он на злободневные темы. Недавно танком по столичной братве проехал, двух серьезных воров в законе зацепил. Человека из московского правительства пропесочил… Никто не исключает, что из-за этого он мог нажить себе смертельных врагов…
– Братва, воры в законе, московское правительство… – задумался Дима. – Конкретные имена есть?
– В том-то и дело, что есть… Например, вор в законе Идол. У него своя «бригада», свой бизнес, особняк в три этажа, жена… А Норильцев на него бочку катнул. Мол, не может законный вор возглавлять «бригаду», заниматься бизнесом, и семьи у него быть не должно, и жить он должен скромно…
– Да, загнул дядя. Не с его колокольни на вора плевать, тут сходняк все решает… Когда статья была?
– Совсем недавно, девятого дня.
– Вполне достаточно для вынесения и исполнения приговора… Очень даже может быть, что его Идол приговорил… Слышал я про этого Идола. Серьезный мужик. Тихий, спокойный, но обид не прощает… Не надо было Норильцеву его трогать… Да уже поздно ему объяснять… Там еще один вор засветился, кто?
– Грачев Елизар Степанович, он же Грачонок, – как по писаному доложил Кирилл. – Курирует несколько столичных «бригад». Занимается финансовыми махинациями. Короче говоря, с помощью нужных людей прикарманивает бюджетные денежки. Если верить Норильцеву, речь идет о миллионах. А верить ему можно, потому что копнул он глубоко… Да ты сам посмотри…
Дима взял газету, нашел статью, пробежался по ней взглядом.
– Нет здесь ничего особенного. Бездоказательно. А то, что Норильцев Грачонка в воровстве обвинил… Так на то Грачонок и вор, чтобы воровать… Нет, за такие дела не убивают… А вот Идол… Не знаю, мог он заказать Норильцева. Не знаю… Можно же было как-то по-другому его наказать. Например, пальцы обрубить, чтобы больше не писал. И ритуал мести соблюден, и мокрухи нет… В общем, Идола со счетов списывать не будем. Берем его на мушку… Про чиновника ты что-то там говорил…
– Сочильский Геннадий Валерьевич. Тоже замешан в денежных аферах. На пару с Грачонком…
– А Норильцев сделал ему припарку, так?.. Надо разузнать, кто такой этот Сочильский, под каким соусом он себя подает. А там решать будем… Так, про Шурыгина Норильцев ничего не писал?
– Нет… Знаешь, я думал над этим… Ты правильно говорил, что у Норильцева беззубые статьи. Но это раньше было. До его знакомства с Виолеттой. А после как прорвало… Может, он на ворах и чинушах перо свое оттачивал? Да потихоньку к Шурыгину подбирался…
– А кто его знает, – в раздумье Дима массировал кончик носа. – Там, где большая нефть, там, как правило, нехорошо пахнет. И за Шурыгиным наверняка криминальные грешки имеются… Но зачем Норильцеву его обличать? Чтобы Виолетту от Шурыгина отвадить? Чушь. Ей все равно, чем хорь занимается, лишь бы содержал… Да и без разницы, хотел Норильцев Шурыгину насолить или нет…
– Почему без разницы? Может, Норильцев и Шурыгин нос к носу встречались. Что, если Норильцев взял да пригрозил Шурыгину. А у того кровь взыграла…
– А тут еще одна любовь на двоих… Да все может быть… Значит, кто у нас на кону? Шурыгин, Вершинин, вор Идол и Грачонок с этим, как его, Сочильским… Шурыгина пока оставим в покое. А этих на прицел… Короче, сдаем весь расклад Патокину, а он пусть решает, что да как… Да, еще этот, новорус оборзелый. Им тоже нужно заняться. Все-таки у него конфликт был с Норильцевым. Патокин ордер обещал… Кстати, нам к нему сейчас надо. Совещаться будем…
На столе у Димы зазвонил телефон.
– Во, Семеныч уже беспокоится, – хватая трубку, усмехнулся он.
Но это звонил не следователь. Звонок был из дежурной части ОВД «Алтуфьево». Оказывается, наряд только что доставил в отдел Ивана Вершинина.
Нужно было идти к Патокину, но Дима изменил маршрут. И вместе с Кириллом прямым ходом отправился в «Алтуфьево».
Они представились дежурному майору.
– И где ж наш голубчик? – весело спросил Якушев.
– А где ж ему, голубчику, быть, как не в голубятне… Там с ним еще один бомж кукует…
Ваня сидел в клетке «обезьянника».
1 2 3 4 5 6 7 8 9

Загрузка...

загрузка...