ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   принципы идеальной Конституции,   прогноз для России в 2020-х годах,   расчет возраста выхода на пенсию в России закон о последствиях любой катастрофы
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Расскажи о психиатре. Ты что, довела-таки своих родителей, и они повели тебя к психиатру? Все еще не хочешь ни братика, ни сестрички?
— Не хочу, — замотала головой Лера. — Где собака, спрашивается? Нету собаки! Но психиатр был на другую тему. На физиологическую.
— А поподробней, — попросила мама Муму, — ты меня ужасно заинтриговала.
— Да ерунда, — отмахнулась Лера. — Мама заметила, что я трогаю себя между ног. Отвела к врачу. Ты же знаешь ее. Чуть что…
— И что сказал врач?
Лера задумалась, вспоминая. При этом она разглаживала фантики от съеденных конфет и раскладывала их ровным рядком на столе.
— Он много чего сказал.
— Понятно, — улыбнулась мама Муму. — Тебя это напрягает?
— Напрягает… — задумалась Лера. — Что?
— То, что сказал врач.
— Получается — все дело в удовольствии. Если мне это нравится, значит, это плохо.
— А тебе нравится?
— Ну… так, — Лера задумчиво потянула к себе банан за толстый хвостик.
— Сказать, что я думаю об этом?
— Как хочешь, — не настаивала Лера.
— Все это ерунда, пока ты не занимаешься такими вещами при посторонних. Почаще мой руки, вот и все.
— А эти самые посторонние, они могут рассердиться?
— Дело не в них, а в тебе. Ты помнишь, мы говорили о нормах поведения? Так вот, окружающие могут неправильно тебя понять, если ты не будешь соблюдать условия и правила совместного существования. Интим — дело сугубо индивидуальное, и посторонним в него вход запрещен.
— Это на тему, почему мама с папой закрывают дверь спальни? — уточнила Лера.
— Точно.
— А мама теперь будит меня по пять раз за ночь. Вытаскивает мои руки из-под одеяла. Я потом заснуть не могу. Еще она поговорила об этом с воспитательницей в детском саду.
— С которой? — заинтересовалась мама Муму.
— С заторможенной. Представляешь? Никакого соображения!
Мама Муму кивнула:
— И что заторможенная?
— Сказала, что такое может быть из-за глистов. Я два раза сдавала анализы на глисты. Если это мой личный интим, почему меня заставляют сдавать на глисты?
— Нормы, Лера, нормы. Постарайся принимать условия сосуществования отстраненно. Это залог твоего психического здоровья.
— Постараюсь, — кивнула Лера. — Теперь ты давай.
— Посмотри в спальне, — предложила мама Муму.
Лера неуверенно встала со стула.
— Посмотри, посмотри. Я хочу знать, что ты об этом думаешь.
Девочка выходит из гостиной. Женщина в кресле поворачивается и закидывает ноги через подлокотник кресла, устраиваясь поудобнее. Она шевелит пальцами ног, закрывает глаза и медленно вытаскивает несколько шпилек, мешающих ей улечься головой на спинку кресла. В квартире тишина, кажется, что женщина задремала, но вот она приоткрывает глаза и видит в проеме двери девочку с щенком на руках.
— Это тебе, — говорит женщина. — Нравится?
Девочка смотрит на нее изучающе, и от такого взгляда женщине становится не по себе. Она пытается объяснить смысл подарка.
— Не бесплатно.
— Как это? — сильно удивилась Лера.
— Я купила щенка себе. Надоело, видишь ли, приходить в пустую квартиру. А тут такое дело… короче, я беременна. Собакой заниматься не смогу. Пришлось бы ее пристраивать в хорошие руки, уж лучше отдать тебе. У тебя хорошие руки?
Изобразив натужную улыбку, мама Муму постаралась не отводить взгляд, чтобы Лера не заметила усилия растянутых губ.
— Ты тоже беременна? — уточнила девочка и опустила щенка на пол.
— Ну, я же женщина, что тут странного?
— Ничего странного. Я думала, ты умная.
— По-твоему, беременность — это глупость?
— А где папа твоего зародыша? — прищурилась Лера.
— Ах, ты об этом. — Мама Муму встала, прошлась по комнате и съела мармеладину, внимательно всматриваясь в лицо девочки. — Это не проблема. Для меня.
Лера задумчиво обошла женщину, разглядывая.
— А ты уверена? — спросила она после этого. — У тебя совсем не заметно живота. А у мамы он уже торчит.
— Это потому, что я толстая. У меня и без беременности был живот. Через месяц я раздуюсь, как воздушный шар. Берешь собаку?
Валерия посмотрела на щенка, волочащего по полу тапочку.
— Маму нужно подготовить, — вздохнула она.
— Хорошо. Если Валька будет совсем против, ты должна понимать — у беременных случаются приступы протеста или голода, — то щенок может жить у меня, а ты будешь приходить ухаживать за ним.
— Правда? — просияла девочка.
Тем же вечером она заявила обалдевшим родителям, что у нее есть щенок. — Мама Муму завела себе собаку, а потом вдруг в одночасье забеременела, — взахлеб расписывала Лера привалившее счастье. — Она боится, что умрет в родах и щенок останется сиротой. Предложила мне за ним ухаживать. Вы не волнуйтесь, если он будет сильно вас беспокоить, я уйду жить к маме Муму.
Мама Валя ворвалась к маме Муму в состоянии едва сдерживаемого нервного срыва.
— Ты поори, поори, — посоветовала ей мама Муму. — Сразу полегчает.
— То, что ты… — задыхалась Валентина, — кормила грудью мою дочь, не дает тебе права!..
— Не дает, — лениво согласилась мама Муму. — Извини, я не могу поучаствовать в твоем скандале, совсем вымоталась на работе.
Свесив перекинутые через подлокотник кресла ноги, она шевелила ступнями в такт музыке.
— У тебя нет никаких прав на мою девочку! — сменила тон Валентина, резко переходя от бешенства к слезам. — Ты не смеешь управлять ею, да еще такими подлыми методами!
— Конечно, не смею, — согласилась мама Муму, выбралась из кресла и сделала несколько прыжков в такт музыке. — Армянский рожок! — кивнула она в сторону дорогого музыкального центра. — Я от него балдею!
Обхватив небольшой выступающий живот руками, Валентина с опаской расставила ноги — от прыжков большой мамы Муму содрогалась мебель и дрожал пол.
— Маруся, — попросила Валентина, — можно выключить? У меня от твоего армянского рожка кишки сжимаются.
Маруся выключила музыку и некоторое время, запыхавшись, смотрела на подругу изучающе.
— Ты должна ходить по ступенькам, не пользоваться лифтом. До пятого этажа как минимум. Во второй половине дня — гимнастика на растяжку. Контрастный душ и прогулки на свежем воздухе не меньше двух часов в день, — сказала она.
— Я… — опустила глаза Валентина.
— Ты большую часть дня валяешься на диване. Я не ломаю лифты у нас в подъезде только из сострадания к старикам на восьмом этаже. Ладно, не хочешь ходить по ступенькам, не ходи. Не хочешь растягиваться — не растягивайся. Но прогулки являются важнейшей составляющей здорового образа жизни беременной женщины, тут я от тебя не отстану. И гулять ты будешь не по магазинам и рынкам, а в парке.
— Я не могу гулять просто так, мне скучно! — взмолилась Валентина, подошла к столу и выбрала себе конфету.
— А ты теперь не будешь гулять просто так, ты будешь выводить на прогулку спаниеля двух месяцев от роду, пока еще не привитого, но зато с документами из клуба собаководов.
Ссора
В июне выбирали роддом. Мама Муму уговорила маму Валю ехать в тот, где она работала главврачом. Обещала лично курировать процесс. Осматривала подругу по два раза на дому и ровно за сутки предсказала точное время родов, убедив Валентину поехать устраиваться в родильное отделение заранее, до схваток.
— Боже, ты похожа на бегемота! — стенала Валентина. — Неужели и я такая же?!
— Ты на двенадцать килограммов легче, — успокаивала мама Муму. — Прошвырнемся в последний раз на восьмой этаж через две ступеньки?
Трое взрослых, девочка Лера и щенок Артист прибыли к родильному отделению утром в пятницу. Мама Муму ушла поговорить с коллегами. Она вернулась быстро, стараясь загладить излишней торопливостью тревогу и нервную дрожь.
— Что? — вскочил папа Валя. — Что с ней?
— А что с ней? — развела руками Мария. — Выбрала себе место в палате, пьет сок, ночью родит.
— Я же чувствую, ты что-то скрываешь! Ну-ка, посмотри мне в глаза!
— Отстань, Валька, не нарывайся. Мне пора идти.
— Значит, ты не поедешь с нами домой? Что произошло? — волновался папа Валя.
— С Валентиной ничего не произошло. Чтобы ты не нервничал, я не поеду домой. Буду сидеть возле нее и ждать. Мне пора.
— Теперь я точно знаю, что есть проблемы! — не унимался папа Валя, призывая дочку в свидетели: — Мама Муму обещала уехать с нами, так ведь?
Лера посмотрела на маму Муму и удивилась безумному выражению ее глаз.
— Слушай, болван, если ты еще не заметил, то я беременна.
— Да, но…
— А что случается с беременными на девятом месяце?
— Что с ней?… — обессилев, папа свалился на диван.
— Они рожают, представь себе! — продолжала злиться мама Муму. — Лучше тебе поехать с Леркой домой, потому что у меня начались схватки, а когда у меня бывают схватки, я становлюсь агрессивной, а когда я становлюсь агрессивной…
— Но это же невозможно! — возмущенно подхватился папа Валя. — Какие еще схватки? А как же Валентина?…
Последовавшую за этим картину девочка Лера запомнила на всю жизнь. Мама Муму наклонилась, уложила голову в ближайшее кресло, обшитое черной кожей, а потом вдруг в такой позе — вверх попой — ухватила его за подлокотники и выпрямилась, держа кресло над головой. Лера схватила щенка и отбежала в сторону, а папа Валя остался стоять на месте с открытым ртом.
От дверей к маме Муму бросились два охранника. Не обращая на них внимания, она с креслом над головой пошла на папу Валю, зловеще спрашивая: «Уберешься ты наконец?»
Охранники обхватили кресло с боков и приподняли его, уговаривая Марию Ивановну не напрягаться и успокоиться.
— Что ты мне сказал, когда я от тебя забеременела? Вспомни! — не унималась Мария. — Что я цельная личность и сильный человек, если могу справиться с житейскими проблемами в одиночку! Сейчас ты увидишь, какая я сильная!
— Да я тебе это сказал, потому что ты отказалась обсуждать со мной свое положение! — теперь и папа Валя бросился помогать охранникам отбирать кресло. Мама Муму под креслом размахивала ногой, стараясь его лягнуть.
— Я отказалась? — шипела она. — Я отказалась делать аборт! Мне было девятнадцать! Капустин! Я тебя презираю. Если ты не уберешься наконец, я убью тебя креслом! Ну вот… — она посмотрела на пол. — Воды отошли.
Папа Валя побледнел и свалился в обмороке на пол. Охранники отнесли кресло в сторону и бросились к маме Муму.
— Скажите, чтобы этому слабонервному принесли нашатырь, — она разрешила двум мужчинам унести ее, усевшись на их сплетенные руки и царственно оглядев напоследок холл. Девочка Лера подошла к лежащему папе и посадила ему на грудь щенка.
Придя в себя, папа Валя решил немедленно идти в палату к жене.
— Не надо, — уговаривала его Лера. — Маме не понравится, что мама Муму беременна от тебя.
— Вы только послушайте этот бред! — взвыл он, схватив себя за волосы. — Ты хотя бы не повторяй то, чего не понимаешь! Это невозможно, в конце концов! Я должен поговорить!..
— Давай поговорим, — Лера отвела его к дивану и силой усадила.
— Пойми, я не могу говорить с тобой на эту тему! — отбивался папа Валя.
— Я хотя бы не беременная, — пожала плечами Лера. — С мамой говорить сейчас не стоит, вдруг из нее тоже воды вытекут.
Папа Валя опять взвыл и закрыл глаза, покачиваясь из стороны в сторону.
Девочка Лера думала — кто родится у мамы Муму? После скандальной сцены она стала думать об этом ребенке как о второй проблеме в своей жизни.
Роды
Мария Ивановна рожала с сотовым телефоном в левой руке. Она звонила, пока схватки не перешли в непрекращающуюся боль. Вызванная из дома акушерка Лиза в этот момент бежала по коридору к родилке, на ходу надевая халат и фартук.
— Ты одна? — спросила акушерка, закрывая лицо маской. — Где они?
— Авария, — выдохнула мама Муму. — Адвокат ничего толком не говорит. Позвони в милицию. Узнай об аварии на Волгоградском шоссе. Иностранные номера.
— Чек получила? — Лиза шлепнула Марию по коленкам, чтобы та их раздвинула.
— Нет. Послезавтра должна была… Мне рожать по срокам через пять дней.
— Специалист! — хмыкнула Лиза, вынула руку и показала Марии четыре пальца. — Через двадцать минут родишь. Пойдешь на стол?
— Посмотри Капустину Валентину в шестой палате, — выдохнула мама Муму.
1 2 3 4 5 6 7
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   циклы национализма и патриотизма и  пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и 
загрузка...