ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   принципы идеальной Конституции,   прогноз для России в 2020-х годах,   расчет возраста выхода на пенсию в России закон о последствиях любой катастрофы
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Обойдется, — хмыкнула акушерка. — Я от тебя не отойду.
— Посмотри. Мне не нравится ее состояние. Слабая она. Ну, что уставилась? Сходи и посмотри, если начальница приказывает!
— Не ори, припадочная. Я к твоим родовым припадкам привычная.
— Это ужас какой-то, — шептала Мария, прижав подбородок к груди и выдыхая воздух короткими порциями, — меня перед родами нужно запирать в психушке. Ведь убью кого-нибудь, ей-богу! Его — точно убью, если еще раз попадется мне в таком состоянии!
Акушерка скатала пеленку и засунула ее в открытый рот Марии. Легонько стукнула под подбородок, чтобы та сжала челюсти.
— Закуси покрепче и помолчи заодно.
Мама Валя, с трудом оторвав фольгу от упаковки, прогулочным шагом прошлась по коридору родильного отделения, поедая йогурт и заглядывая в открытые палаты. Она добрела до родилки, уже выскребывая остатки сладкой массы из коробочки. Заглянула в огромный зал, обнаружила там всего одну роженицу на столе, пригляделась, да так и застыла с ложкой во рту. Акушерка Лиза в этот момент уносила с родильного столика ребеночка, завернутого в пеленку, больше рядом никого не было, и Валентина тихонько подошла к столу, все еще не выпуская изо рта ложку.
— Маруся?… — в ужасе прошептала Валентина, пошатнулась, ухватилась за край стола, а выпавшая при этом ложка с оглушительным звоном упала на кафельный пол.
Мама Муму повернула голову, посмотрела на Валентину и совершенно буднично поинтересовалась:
— Как дела? Схватки не начались?
В глазах у Валентины потемнело, ужасом подступила к горлу тошнота.
— Что ты тут делаешь? — шепотом спросила она.
— Ты прямо как твой муженек, ей-богу! Рожаю я тут! А ты? Пришла на выставку собак? Лиза! — крикнула мама Муму громко.
От ее крика Валентина вздрогнула и вдруг почувствовала себя в невесомости.
— Опять — собаки?… — прошептала она, пошатнувшись. — При чем здесь…
Акушерка Лиза успела подкатить коляску вовремя — Валентина в полуобмороке падала вперед, на родильный стол, но мама Муму толкнула ее в грудь ладонью, Лиза сманеврировала коляской и через несколько секунд уже вывозила бесчувственную Валентину из родилки.
Она крикнула в коридоре — пост медсестры был пуст. Наклонившись над женщиной, Лиза похлопала ее по щекам, отчего Валентина замычала и замотала головой.
Лиза быстро вернулась в родильный зал.
— Есть проблемы, — сказала она Марии.
— Позови к ней врача, дай успокоительное, — приподнялась на локтях Маруся.
— Проблемы у тебя! — повысила голос акушерка. — Начни думать о себе, несчастная! Только что на «Скорой» привезли твоих заказчиков.
— Сюда?… — опешила Мария. — По «Скорой»?
— Нет. Из «травмы». Ты сама велела мне дозвониться, я дозвонилась, они сорвались из «травмы» и теперь рвутся в родильное отделение, размахивая какими-то бумагами.
— А адвокат?
— Жду с минуты на минуту, — ответила Лиза.
— Они что, совсем спятили? Какими бумагами они там размахивают?
— Они не спятили, они контуженые. У обоих после аварии переломы и ушибы. У женщины забинтована голова. Хорошо еще, что она требует ребенка на английском.
— Так, спокойно… — задумалась Мария. — Приехали так приехали. Ну и что, что контуженые! У них сломаны пальцы на руках?
— На руках? — задумалась Лиза. — Не знаю. Зачем тебе их пальцы?
— Нужны подписи обоих. При адвокате и контуженые вполне законно могут подписаться. Подвези мне каталку, — потребовала мама Муму.
— Подожди, Мария. Есть проблемы.
— Да когда у меня что без проблем получалось?
— Проблемы с ребенком, — добавила Лиза.
— Нет… — прошептала Мария, покачав головой. — Я УЗИ делала две недели назад. Я бы брюхом почувствовала, если что не так!
— Перебирайся, — Лиза подвезла каталку. — Шевелись, с минуты на минуту роженицу привезут из четвертой палаты. На меня и так уже странно смотрят — не пускаю санитарок в родилку.
— Я должна немедленно осмотреть ребенка! — потребовала Мария, переползая на узкую каталку. — До прихода адвоката.
— А куда я тебя волоку, коровушка!
— Подожди. Послед вышел? — Мария ухватилась руками за края каталки, чтобы не выпасть на повороте, — Лиза сильно разогналась.
— Вышел, сразу.
— Анализ крови взяла у ребенка?
— Конечно. Я тебе и его рентген покажу, — ответила Лиза.
— Рентген? Это еще зачем?
В перевязочную они въехали второпях, долбясь о притолоку. Едва Лиза успела закрыть за собой дверь, как в родилку привезли женщину.
Мария протянула руки и приняла от акушерки запеленутого ребенка. Она села, распеленала его и засмотрелась. В глазах мгновенно растаяло напряжение, поздними слезами вытекла адская боль, которую она двадцать минут назад не выпустила вместе с криком.
— Ну и что? — прошептала мама Муму. — Отличный мальчик. Больше пяти?
— Пять триста. Посмотри спину.
Мама Муму подложила ребенку под спину руку, прислушалась к своим ощущениям и через несколько секунд удивленно взглянула на Лизу.
— Нащупала? — кивнула та. — Вот тебе снимки. Сама решай.
Прижав к себе ребенка, Мария повернулась к окну и посмотрела снимок.
— Что за чертовщина?… — прошептала она, пораженная.
— Что будем делать? — Лиза присела на кушетку. — Друзья-хирурги есть?
— Полно, да ведь кого попало не позовешь. Мне кажется, вообще нельзя звать знакомого, — сказала мама Муму.
— И что тогда? Позовем постороннего? Или… — Лиза задумалась. — Есть у меня одна мыслишка.
— Какая тут может быть мыслишка? — Мария подняла ребенка, положила на грудь и осторожно ощупывала его спину легкими поглаживающими прикосновениями пальцев.
— Морг, — выдохнула Лиза.
— Ты что, спятила? — выдохнула Мария.
— Нам нужен хороший патологоанатом. А ты что подумала? Где оседают для спокойной жизни лучшие хирурги? В моргах! Давай сделаем так. Я приглашу сюда твоих контуженых и адвоката. По дороге занесу снимки нашему Кощею Бессмертному. Скажу, что из одной загородной клиники прислали странную патологию. Пусть он быстренько набросает, что думает об этом, и пришлет нам в родильное с посыльным в течение получаса. Если твоих заказчиков подобная странность у ребенка не остановит, мы им заключение не покажем. Ну а если они начнут требовать обследование и заключение немедленно, здесь и сейчас, так — пожалуйте! — все готово. Профессор, хирург со стажем, изучив снимки, уже написал его.
— А если… — задумалась Мария, — если они сразу откажутся? Как только узнают?
— А мы сделаем так, — решительно заявила Лиза. — Мы на эту тему сейчас думать не будем. Пока не получим заключение специалиста, не будем ничего предполагать. Пока не получим ответ от твоих англичан, не будем думать о судьбе ребенка. Знаешь основной принцип безопасной жизни? Не думать о неприятностях, пока они не начались. А уже потом, мобилизовав накопленные спокойной жизнью силы!..
— Ты как моя бабушка, — тихим голосом заметила Мария, — она тоже говорила — если думать о неприятностях, то обязательно их накличешь. Ладно. Чего тянуть? Если эта Сиси берет ребенка, она должна срочно поступить в родильное отделение, у меня ее обменная карта с собой и все документы давно готовы.
— Представляю, — покачала головой Лиза. — Роженица в гипсе. Ну что, подруга? Пойду я, с богом?
Англичане
Очнувшись в коридоре в коляске, Валентина долго не могла понять, что с ней. Она попробовала было привлечь внимание пробегавшей мимо медсестры, но та спешила. Возле родильного отделения началась суматоха, привезли каталку с громко орущей женщиной под капельницей, потом, странно озираясь, прошла цыганка в разноцветном наряде и, схватившись за живот, спросила у Валентины: «Где тут рожают?»
Пошевелив ногами и руками, Валентина решила было встать, но потом передумала. Она не знала, зачем ее посадили в коляску, может, ей нельзя вставать? Может, она неудачно грохнулась в обморок и что-то себе повредила?
На колясках ведь ездят… Она тронула колесо. Коляска чуть развернулась. Валентина хорошо помнила, что перед потерей сознания она разговаривала с Марусей, неожиданно родившей ребенка. Она огляделась и пересекла коридор, вращая руками колеса. Заглянула в открытую дверь родилки. Теперь там было занято четыре стола. Сновало человек десять персонала. Валентина заехала туда, чтобы убедиться, что Маруся с окровавленными раздвинутыми ногами ей не померещилась. Она попалась под ноги одной из санитарок, и та быстренько выкатила коляску обратно в коридор.
Валентина задумалась. По коридору на коляске провезли еще одну женщину, ее левая нога и левая рука были в гипсе, на голове — марлевая повязка с проступившей кровью, на лице ссадины, заклеенные пластырем.
На всякий случай отъехав подальше от странной пациентки, Валентина подумала, что на вшивую бомжиху та не похожа, но мало ли… В этот момент привезли еще одну коляску — с загипсованным мужчиной. Ему досталось больше — обе ноги в гипсе, правая забинтованная рука торчала перед его лицом в сложной конструкции из металлических стержней, а нижняя челюсть поддерживалась гипсовой накладкой, причем на темечке тоже была белая нашлепка. Оказавшись рядом с женщиной, мужчина, скосив глаза (повернуть голову он, вероятно, не мог, а развернуть колесо коляски ему не пришло на ум), тут же что-то залопотал женщине, которая кусала губы, будучи в нервном состоянии, и отвечала ему короткими выкриками.
«Англичане», — вздохнула Валентина. Ее относительно добротных, как сама Валентина считала, познаний в языке хватило только на то, чтобы понять, что у женщины будет мальчик, это уже известно. Мужчина уговаривал жену не волноваться и перестать кричать, а то это плохо отразится на ребенке. Ребенок должен увидеть маму веселой… и еще какой-то… не перевести, и запомнить ее нежный голос.
Валентине стало не по себе. Она жадно обшарила глазами забинтованную женщину. Решительно наклонилась и встала. Прошла несколько шагов. По крайней мере, ноги у нее ходят, руки двигаются, голова не болит. Вздохнув с облегчением, Валентина вновь уселась в коляску и решила посидеть тут еще, чтобы выяснить, действительно ли эта странная пара приехала рожать и какое участие в этом собирается предпринять сильно поврежденный муж.
Минут через пятнадцать пришла женщина в одежде медперсонала, наклонилась к Валентине и доверительно прошептала:
— А что мы тут сидим, такие инвалидные? А почему мы не идем в палату? Что у нас болит?
— Ничего не болит, — пожала плечами Валентина. — Но кто-то же меня посадил в эту коляску…
— Я и посадила, — осклабилась женщина с беспокойными зелеными глазами. — Уже можете встать и идти. Скоро ужин.
После чего, потеряв всякий интерес к Валентине, она открыла дверь с надписью «Перевязочная» и вкатила туда коляску с забинтованной женщиной. Мужчина посмотрел на Валентину и вдруг изобразил мощнейшую по исполнению улыбку. Валентина несколько растерялась. В сочетании с гипсом под подбородком и нашлепкой на его голове улыбка получилась устрашающе нелепой и совершенно беззащитной.
— Все будет хорошо, — попробовала было улыбнуться в ответ Валентина, но неожиданно для себя всхлипнула и закрыла лицо ладонями.
Из-за этой дикой улыбки мужчины она решила не уходить. Прошла несколько шагов туда-сюда по коридору и определила, что лучшая слышимость получается у самой двери на расстоянии не более полуметра от нее. Понимая, что, стоя на таком расстоянии от двери, она обязательно привлечет чье-то внимание, Валентина быстренько подкатила коляску, села в нее и откинула голову на спинку, закрыв глаза.
Валентина сразу узнала из-за двери голос мамы Муму, что было вполне естественно — она же здесь главная.
Минуты через две напряженного разговора и даже странных истерических выкриков в перевязочную, осторожно обойдя затаившуюся в коляске Валентину, вошел мужчина в дорогом костюме, который он впопыхах прикрыл белым халатом. И сразу же за ним — прыщавый юноша в замызганной одежде медбрата. Юноша выскочил, торопясь, через полминуты.
Теперь голоса за дверью стали намного громче. Мама Муму призывала адвоката напомнить пациентам некоторые пункты договора. Англичанка кричала что-то в ответ, ее муж переводил на ломаном русском, его перебивала женщина с беспокойными глазами.
1 2 3 4 5 6 7
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   циклы национализма и патриотизма и  пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и 
загрузка...