ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

И чем дальше продолжалась проверка, тем более постным становилось лицо постового («постный – постовой», не случайное созвучие!). На техпаспорте проверяющий встрепенулся.
– Машина-то не ваша! – сообщил он мне голосом государственного прокурора Вышинского.
– Жены, – согласился я.
– Предъявите! – скомандовал Бур-бур-бур.
– Вот, – я сделал широкий жест, указывая на заднее сиденье.
Получилось забавно. Дело в том, что Катя умудрилась развернуться к миру… словом, не лицом, а совсем наоборот. По-моему, стр лнт воспринял это как оскорбление.
Раздувая ноздри, он обошел машину и постучал в стекло задней правой дверцы.
– Гражданочка!
На сиденье началось бормотание и шевеление.
– Ваш паспорт! – продолжал Бур-бур-бур.
Катя выпрямилась, зевнула и посмотрела на меня.
– А чего стоим?
Я показал глазами причину задержки. Катя секунд пять поглазела на багрового стража, еще раз зевнула и, сказав «А!», собралась укладываться.
– Ваш паспорт! – рявкнул милиционер. Катерина нахмурилась. Женская интуиция подсказывала ей, что этот человек что-то от нее хочет.
– Есть у вас паспорт или нет?!
– Он хочет мой паспорт, – Катя снова повернулась ко мне.
Я кивнул.
– А где же он? – будущая супруга упорно не желала разговаривать с посторонним мужчиной, не представленным ей.
– В шкафу! – сообщила Машка и разразилась образцово-показательным зевком.
Уму непостижимо, почему в течение следующих пяти минут толстого постового не хватил апоплексический удар. Я, наоборот, искренне веселился, наблюдая за попытками Кати вспомнить то, чего она и в нормальном-то состоянии не могла удержать в памяти. Заметив, что Бур-бур-бур потянулся за рацией (видимо, диктовать последнюю волю), я с некоторым сожалением извлек из внутреннего кармана Катин паспорт.
Окончание комедии проходило при скоплении зрителей – Димос с Татьяной и Наткой приняли живейшее участие в представлении.
Когда мы отъехали от поста достаточно далеко, я притормозил, чтобы отсмеяться. Вскоре я понял, что сзади меня не поддерживают.
– Эй, ты чего? – напрягся я, увидев плотно сжатые губы (господи, а Машка-то откуда научилась?).
– Очень смешно, – ответила Катя, – обхохочешься. Я, как дура, волнуюсь, а он… Маша, вылезай. Дальше поедем с Наткой и тетей Таней, как и планировали.
Оставшись один, я открыл дверцу и с наслаждением плюнул на асфальт.


**

Чтобы не дай бог ничего не рекламировать, я не буду говорить название мультика, но те, кто его видел, сразу узнают это милое животное, спрашивающее с заднего сидения:
– Мы уже приехали?
– Мы уже приехали?
– А теперь приехали?
– А сейчас?
В нашем случае милых животных было два – Маша и Наташа. Объяснить им, что мы только-только проехали полдороги, было невозможно. Девочки вежливо выслушивали информацию и интересовались:
– А мы уже приехали? Первым озверел Дима.
– Все, перекур. У ближайшего островка цивилизации останавливаемся и меняемся машинами. Пусть теперь Сергей объясняет, приехали мы или не приехали.
Островок оказался очень симпатичным, в центре стоял придорожный отель, а вокруг было место, где можно погулять. Изрядно проголодавшийся Дима ломанулся внутрь и вылетел оттуда с криком:
– Побежали быстрее, там кормят.
Через час мы сидели за столиком и сыто отдувались.
– А можно у вас снять номер? – поинтересовался осоловевший Дима.- Девчонки у нас свои. По две на нос. А вот у него (кивок в сторону Сергея) возможно и три…
– Можно, – вежливо ответил официант.
– Отлично! Тогда бутылку красного сухого и водки два по сто. Чего ехать на ночь глядя? Правда, Сергей?
Сергей глухо застонал.
Еще через час Димос с Серегой у нас в номере пели детям колыбельные в стиле рок, потом в стиле кантри, потом джазовые колыбельные. Последнее, что я помню, были слова Димы:
– Не грузись. Завтра в шесть встанем и погоним. Дома перед свадьбой еще и отоспаться успеете!
Мы в шесть не встали. Мы в шесть уже выехали. Каким образом Сергею это удалось, я так и не поняла, но когда я очнулась, мы уже были в машине, причем машина уже ехала.
– Звони своей Наташке, – Сергей протянул мне телефон.
– Зачем?
– Нам свидетели нужны. А она все-таки имеет к нашей свадьбе самое непосредственное отношение. Всю жизнь буду ей благодарен… – процедил жених сквозь зубы, обгоняя какую-то машину на скорости 150 км/ч.
Наташка выслушала меня без эмоций, сказала, что все запомнила (время и место), и положила трубку. Сергей позвонил своему старому приятелю Марашко, и он тоже пообещал быть на месте вовремя.
Жених посмотрел на часы, взвыл и наддал.
Самое смешное, что на подъезде к Москве, то есть в одиннадцать часов утра, мне позвонила Наталья и сказала, что ей приснилось, что звонила я и пригласила ее на свадьбу. Была страшно озадачена тем, что ей это не приснилось. Обещала быть.
Нужно было доставлять Катю с Машкой багажом. С вечера погрузил бы их в багажный вагон вместе с манатками, сам на самолет – и выспался бы, и подготовил почву, и организовал свадьбу.
А так пришлось ночевать где-то на полдороге, спать вполглаза, вскакивать каждые полчаса… Мне все время казалось, что мы вот-вот опоздаем. Сотка водки, принятая накануне в компании с Димосом, перегорела в недрах моей нервной системы без остатка. В пять утра я не выдержал и принялся поднимать попутчиков (а заодно и весь отель). Попутчики гундели, но что они могли противопоставить моей целеустремленности?! Я решил жениться, и собирался сделать это по-человечески, а не на бегу. Все должно было пройти как полагается: невеста в белом платье, я в костюме (не забыть погладить!), гости, свидетели…
Я охнул. Свидетели! У нас же нет свидетелей! Когда и где мы их найдем? У нас у самих времени будет с гулькин ох! «Не паниковать, – я взял себя в руки, несмотря на то, что в них уже был зажат руль, – есть две проблемы. Во-первых, мы рискуем опоздать, во-вторых, нужно срочно найти свидетелей. Насколько я помню, это должны быть граждане России. Или нет? Если нет, то Татьяна с Димосом сойдут. А если да? Выяснять эти детали перед носом регистраторши?»
Чтобы успокоиться, я еще поддал газку. Две проблемы. Следовательно, нужно два решения. Лучше одно, которое позволит убить сразу всех зайцев. Чтобы не отвлекаться, я пер по осевой. Сзади отчаянно мигал фарами Димос. Ничего, потерпи, видишь, я проблему решаю.
Значит, свидетели и время… как их аннигилировать? А впрочем, чего я напрягаюсь? Свидетелей мы найдем прямо сейчас, по телефону. А они пускай бегут в загс и сорвут там какой-нибудь стоп-кран, чтобы карета счастья не укатила без нас. Катя вызвонит свою подругу Наталью (та все заварила, пусть и расхлебывает!), а я… тоже кому-нибудь позвоню.
Невесту растолкать удалось довольно быстро. Она была так поражена самим фактом перемещения в автомобиль, что безропотно позвонила подруге и быстро добилась от нее согласия. Я тем временем пытался сообразить, кто из моих московских друзей может пригодиться в такой странной ситуации. В отчаянии я извлек телефон и, бросая отрывистые взгляды на пустынное шоссе, принялся листать телефонную книгу. И нашел! Поэт Шура Марашко – вот человек, созданный для решения нестандартных проблем.
Он всегда вызывал у меня зависть всех оттенков. Обладая довольно невзрачной внешностью и – частично лысиной, поэт Шура славился отменной скоростью съема девчонок. Это удавалось ему благодаря уникальной особенности – он врал.
Не обманывал, не корыстно лгал, а вдохновенно и без всякой пользы для себя выдумывал. Его классические истории были изящны. Марашко мог начать «У нас кончилось пиво» и закончить «А над всем этим пролетает НЛО». Определить, где он перешагнул тонкую границу между бытовой реальностью и феерическим миром фантазии, не представлялось возможным. Он мог врать с первого слова (никакого пива и в помине не было в истории), а мог быть честным до конца (черт его знает, а вдруг и пролетало над ним какое-нибудь заблудшее НЛО?). Это был талант охмуряжа. Я ему не звонил уже года два, но Шура все уловил с полугудка.
– Все понятно, договорились, девчонок берешь? С меня шампанское.
В трубке фоном раздалось невнятное бормотание.
– Милая, – успокоил Шура, судя по всему, жену,- все в порядке. Cepera зовет меня на свадьбу. Он подался к сатанистам, поэтому бракосочетание состоится на заре. Тебя он не приглашает, потому что говорит, что ты не любишь групповых оргий…
Тут я въехал в зону неуверенного приема и не смог дослушать подробностей собственной свадьбы.
На нервах, самолюбии и решимости довести дело до безупречного конца я летел в Москву, но время летело еще быстрее.
В столицу мы въехали уже в начале одиннадцатого.


**

Давно я не была в Москве и уже забыла, что такое телепаться по кольцевой в начале рабочего дня. Пока Сергей уверенно лавировал в пробке, я начала соображать, почему мы так спешили. Я совсем забыла, что понятия «въехать в город» и «попасть домой» в случае Москвы могут быть разделены во времени на несколько часов. А регистрация у нас в три!
Правда, к тому моменту, когда мы добрались до квартиры, я уже была настолько измучена долгим сидением и выхлопными газами, что спешить не было сил. На правах невесты я оккупировала душ, оставив на Таню немытых детей и голодных мужчин.
– Сейчас бы в парикмахерскую сходить, – мечтательно сказала я, вылезая из ванны.
– Наверное, не успеешь,- заметила Таня. До начала церемонии оставалось два часа.
Мы вроде бы все делали быстро: быстро погладили одежду, быстро покормили детей, быстро сделали всем прически, быстро поели, потом еще раз быстро поели, быстро одели детей, потом переодели, потом быстро побежали к машинам, но все равно умудрились опоздать.
По дороге Сергей активно общался по телефону со своим свидетелем. Судя по обрывкам, которые я понимала, свидетель был яркой и, мягко говоря, неординарной личностью. Хорошее дополнение к моей Наташеньке, Если бы они вместе взялись организовать наше знакомство, то мы бы так легко не отделались.
Большие группы немобильны. Будь у меня на руках одна только невеста (пусть и с ребенком внутри), я бы успел доставить ее вовремя в достаточно товарном виде. Но дети были снаружи, управлять ими не оказалось возможным, а взрослых пришлось еще и кормить. Я рвал и метал все, что под руку попадалось.
– Мы есть хотим, – заявил Димос, недовольный тем, что ему пришлось всю дорогу напрягаться, чтобы не отстать.
– На свадьбе поедите!
– Мы спать хотим, – жаловались дети.
– Отоспитесь, пока мы на свадьбу сходим!
Дети тут же начали реветь. Немедленно зазвенел телефон.
– Сергей, у нас тут проблема,- с ходу начала Анна Павловна.
– У меня тоже, – прорычал я, – у меня свадьба! Я женюсь! У меня самый счастливый день в моей жизни, но если меня хоть кто-нибудь попытается отвлечь, я и убить могу!
Домашний телефон безжалостно вырван из розетки.
– Где мой костюм? – продолжал бушевать я. – А ты почему не в свадебном платье?
Невеста повела плечиком, извлекая хрустящий огурчик из трехлитровой банки (откуда взяла?).
– Не ори на меня, – флегматично ответила она, – мне нервничать нельзя. И вообще, я должна сделать прическу.
Смутно помню, что я делал дальше: что-то утюжил, на кого-то орал, съел чего-то, сто раз поторопил Таню, которая неспешно сооружала на голове Кати что-то совсем ненужное…
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...