ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 





Анна Малышева: «Иногда полезно иметь плохую память»

Анна Малышева
Иногда полезно иметь плохую память



OCR
«Анна Малышева. Иногда полезно иметь плохую память»: АСТ, Астрель, Люкс; М.; 2005

ISBN 5-17-020712-3, 5-271-09757-9, 5-9660-0845-0 Аннотация Она встретила мужчину своей мечты, и все бы хорошо… Но Юлия видеть его не может! Она задыхается и теряет сознание, и ей вспоминаются подробности из детства, которые она хотела бы забыть. Почему?! Ведь она его любит! Дело в нем или… Анна МАЛЫШЕВАИНОГДА ПОЛЕЗНО ИМЕТЬ ПЛОХУЮ ПАМЯТЬ Он хватает меня за плечи и хочет что-то сделать со мной. Плечи у меня голые, а руки у него жесткие. Я начинаю плакать. Я не знаю, чего он хочет. Я не вижу его лица, но слышу его голос. Он кричит что-то, но от страха я не понимаю и половины слов. Я пытаюсь вырваться и приседаю на корточки. Он отпускает меня, я падаю на пол. На мне красное платье. Сегодня мама надела на меня красное платье. Я ему ничего не сделала. Я не вижу его лица. Слышу два голоса. Слышу, как один мужчина говорит другому: «Не смей ее трогать». У него голос куда добрее и мягче, чем у того, другого. А я, сидя на полу, плачу. Вижу свое красное платье, вижу стол, вижу окно, вижу их ноги. Сижу на полу между ног двух мужчин. «Он тебя убьет!» — кричит один из мужчин. Он что-то еще говорит, но от страха я ничего не понимаю. Кроме того, он так громко кричит. Кажется, они говорят обо мне, но я ничего не могу понять. Сердце бешено бьется, и я прижала к этому месту руку. На одном из мужчин — синие брюки, на другом — зеленые. Вижу только брюки. Слышу голоса. Меня хотят убить. Меня убьют. Уж это-то я понимаю. Глава 1 — Юля!— Юлька!— Июль!…До нее доносились знакомые голоса — глухо, словно издалека. Она вздохнула еще раз — и поразилась, сколько наслаждения может доставить это действие. «Я, кажется, лежу на полу… Жестко. Но как хорошо! Я дышу!»Кто-то взял ее руку. «Щупают мне пульс, — поняла она. — Как болит голова. Очень болит голова».— Принесите наконец нашатырь! — прозвучал над ее ухом раздраженный женский голос.— Дышит? — Теперь голос был мужской.Юлька беззвучно пошевелила губами. Это движение вызвало у столпившихся над нею людей взрыв эмоций.— Она что-то сказала! — завизжала женщина, требовавшая нашатыря.— А по-моему, Юлька просто послала нас подальше, — раздался мужской голос над самой Юлькиной головой.«Это Макс, — узнала Юлька. — И он в чем-то прав. Как они все кричат, просто невыносимо!» И она открыла глаза. Первое, что она увидела, было страшное мужское лицо — снизу оно обросло каштановой лохматой бородкой, над нею ворочались круглые серые глаза, а рот был на лбу. Юлька взвизгнула и зажмурилась.— В чем дело?! — испуганно спросил кто-то.«Вот именно, в чем дело? — подумала Юлька. — Что за урод?»— Макс, она на тебя смотрела!«Макс?!» — удивилась Юлька. Она открыла глаза и снова увидела над собой то же лицо. На этот раз она сдержалась и как следует рассмотрела его.— А знаешь, Макс, — проговорила наконец девушка. — В неперевернутом виде ты мне нравишься куда больше!— Представь, и ты мне тоже! — с готовностью откликнулся он. — Ведь я тебя сейчас вижу точно так же.— Хватит вам! — взорвалась любительница нашатыря.— Почему это хватит? — возмутился Макс. — Ей уже лучше. Ей всегда становится лучше от общения со мной. Это факт.— Я хочу сесть! — сказала Юлька. Макс услужливо подхватил ее под мышки и усадил.Она смогла наконец оценить свое положение.Она сидела на полу, рядом валялся растоптанный кусок торта, а вокруг нее стояли люди — знакомые и не очень. Юлька потрясла головой и обратилась к Максу:— Ты что, не понял? Я хотела сесть куда-нибудь!Девушка, требовавшая нашатыря, не выдержала:— А еще друзья называются! Отнесите ее на диван!— Сейчас она сама всех нас положит на диван, — с опаской в голосе заявил Макс. — По-моему, ей уже совсем хорошо, — и протянул ей руку.Юлька ухватилась за его руку и поднялась с пола.— И долго это длилось? — Она посмотрела на столпившихся людей.— Твой обморок? Минуты две.— А мне казалось — целый час. С вашего позволения, я посижу вот тут, на диванчике.Надеюсь, никому не испортила вечеринки? Со мной это в первый раз.Она с ногами забралась на диван в углу комнаты и оттуда милостиво кивнула собравшимся:— Так на чем вы остановились?— На том, как муж пошел за пивом! — начал Макс.— Верно, — подтвердила Машуня. — Ты отключилась, когда дошло до «тра-ля, ца-ца…».— Я говорю вполне серьезно, продолжайте!Я с удовольствием послушаю еще раз про то, как муж пошел за пивом.— Серега, включай! — попросила Машуня парня, стоявшего рядом с магнитофоном.— Юлька, а тебе опять не поплохеет? — неуверенно спросил парень.— Слушайте, я совершенно здорова, — возмутилась Юлька. — Развлекайтесь, говорю вам. У нас праздник или нет?!— Ладно! — Сергей склонился над магнитофоном. — С той же цифры, маэстро… Дубль два… Начали!Он подхватил под локти Машуню, и они лихо заплясали некий танец, который с натяжкой можно было счесть немецким и народным. Юлька с удовольствием наблюдала за ними. Потом к танцующим присоединились Гарик и Лида, потом — Наташа со своим мужем. Лавируя между танцующими, к дивану приблизился Макс со стаканом апельсинового сока в руке.— На, выпей. — Он сунул стакан ей в руку и присел рядом. — Я кое-кого опередил.— Ты о чем? — Юлька оторвалась от стакана.— Я о том роковом молодом человеке, который сейчас стоит у стола. Видишь?— Ну. Я же как раз с ним и танцевала, когда со мной приключился обморок. Так что же?— Представь, он тоже хотел налить в стакан апельсинового сока. К счастью, кувшин был только один, и я его опередил. У нас вышел натуральный рыцарский турнир.— Почему ты решил, что сок был для меня? — Юлька отдала ему пустой стакан.— Он его не пьет, — коротко ответил Макс. — Я смотрел во все глаза, но он не сделал ни глоточка. Сначала я думал, что он хочет загладить свою вину, ведь ты рухнула как раз во время пляски с ним. Я думал, может, он тебе ненароком на ногу наступил или сказал комплимент…— Никуда он мне не наступил, и ничего он мне не сказал, — отрезала Юлька. — Может, он просто джентльмен.Макс вздохнул. Помолчал, глядя на танцующих.— Скажи, а ты не замечала, что год от года на наших собирушках становится все больше посторонних?— Замечала, — кивнула Юлька. — Я против этого. Наш выпуск — это наш выпуск. Если Наташка приводит мужа, ее никто за это не осудит. Гарик вон тоже пришел с женой.Но если мы начнем таскать сюда кого попало… Правда, мы и времечко выбрали в этом году! — Юлька тоскливо оглядела комнату. — Июль. Все поразъехались в отпуска.Остались только такие дураки-неучи, как мы с тобой…— Оставим эту грустную тему. — Макс махнул рукой. — Меня сейчас интересует совсем другое.— Что именно?— Этот милый молодой человек… Ну, который не наступил тебе на ногу. Он-то каким боком здесь очутился?— Кто его знает… — задумчиво протянула Юлька, разглядывая молодого человека, по-прежнему сиротливо стоявшего у стола.«Почему он не танцует? — мелькнуло у нее в голове. — Мог бы плясать с Гариковой женой. Как его зовут? Кажется, Женя… Евгений. Неплохо. И сам он недурен. Ну, почти красавец. Больше всего мне, пожалуй, нравится нос…»— О чем задумалась, душа моя? — вежливо спросил Макс.— Макс, как тебе нравится его нос? — напрямик спросила Юлька.— Господи, чей? ;— Да вон того самого парня, с которым я танцевала.— Ничего. — Макс критически всмотрелся в парня. — Вполне нордический нос. И оба глаза на месте. Кажется, серые.— Серо-голубые, — поправила его Юлька. — Мне лучше знать, я разглядела.— Милая, я вижу, что-то тут неладно, — забеспокоился Макс. — Я, кажется, понимаю, почему ты грохнулась.— Почему?— Мимо пролетал Амур и поразил тебя своей стрелой.— Ты идиот, Максик. Если что и летало в воздухе, так запах его одеколона. Он слишком сильно надушился. Впрочем, слушай, — сощурилась Юлька. — Он ведь, по твоим словам, тоже собирался принести мне сок? Разве не так?— Зачем я это ляпнул? — затосковал Макс. — Почему в нем ты с первого взгляда нашла массу достоинств, а моих даже не замечаешь?— Макс, скажу тебе, как женщина — мужчине, — загадочно произнесла Юлька. — Видишь ли… Я могу сколько угодно сидеть с тобой рядом… Не исключено, что мне захочется взять тебя за руку…— Или пнуть меня в коленку, — подхватил Макс.— Молчи, дурак!— Все нежные чувства слились в твоем голосе, дорогая, — обиженно сказал Макс. — Почему именно я всегда у тебя дурак? Почему вот этот нордический принц не может сказаться беспросветным дурнем по сравнению со мной?— Он уже не окажется дурнем, — возразила Юлька. — Я успела перемолвиться с ним парой слов и грохнулась в обморок.— А о чем была пара слов?— Знаешь, он сказал, что с самого начала вечеринки мечтал со мной потанцевать.— Круто загнул! — уважительно заметил Макс. — Конечно, при таких условиях его любая женщина сочтет умницей и красавцем.Я бы так не смог завернуть. Врать не научен.— Это, пожалуй, правда, — подумав, согласилась Юлька. — Сколько я тебя знаю, как ни соврешь — обязательно попадешься.— Я был бы идеальным мужем, — вздохнул Макс. — Но на роль жениха пока не тяну. Ну не мечтаю я ни с кем танцевать с самого начала вечеринки! Если захочу потанцевать — пойду да приглашу. О чем тут мечтать? Глупые слова и заезженные, а действуют магически.— Да, действуют… — согласилась Юлька.— Погоди-ка, мы ушли от темы… — Макс полез в нагрудный карман рубашки и достал мятую сигарету. — Ты хотела мне что-то сказать, как женщина — мужчине.— Ах да, верно… — Юлька призадумалась. — Ну вот, я могу сидеть с тобой рядом… Держать тебя за руку, беседовать о всякой всячине… Но у меня никогда не возникало желания… Ну, скажем, поцеловать тебя.— Да ты ведь целовала! — изумился Макс. — Сколько раз!— Дурень, в щечку, в нос, это все детские игры. Я люблю тебя братской любовью.— А я тебя — сестринской, — проворчал Макс. — Продолжай.— Макс, я тебе честно признаюсь. — Юлька приблизила губы к его уху. — Только не смейся. Знаешь, когда я с ним отплясывала… Я вдруг ужасно захотела, чтобы он меня поцеловал.Представляешь, ни с того ни с сего! Я безнравственная?— Ты абсолютно безнравственная особа, — хмуро сказал Макс. — Стоит только вспомнить историю твоего первого падения…— Ты так торжественно это называешь, — поморщилась Юлька. — Вся история того не стоит.— Учти, дорогая, миллионы женщин не могут забыть своего первого мужчину.— Ну, это при условии, что есть о чем вспомнить, — возразила Юлька. — Он оказался редкостным занудой, он мог говорить только о себе. Что же тут прикажешь вспоминать со слезами умиления?— Экая ты неромантичная, — упрекнул ее Макс. — Ладно, допустим, что этот, с носом, окажется не так глуп. По-моему, начал он вполне профессионально.— Слушай, Фрейд недоделанный, ты мне портишь всю романтику! — вскричала Юлька. — Я тебе говорю, как женщина — мужчине: он мне нра-вит-ся!— Пас!— Я ему — тоже! — победно заключила Юлька.— Ты думаешь, из этого что-то может выйти? — критически заметил Макс. — Учти, у него вид профессионального приставалы.— Да? А почему же он ни к кому не пристает?— Это вопрос. — Макс задумался. — Трудно допустить, что он в тебя с первого взгляда влюбился.— Это почему?— Видела бы ты себя!Юлька схватилась руками за голову:— Черт! Зеркало! Помаду! Умыться!— Сначала помаду, а потом умыться? — удивился Макс. — Да, я никогда не вызывал у тебя таких странных желаний.— Ты злодейский тип! — Юлька вскочила с дивана.— Ты хорошо себя чувствуешь? — Макс тоже поднялся.Юлька глянула на него и прочла в его всегда чуть насмешливых глазах тень беспокойства.«Боже мой, — подумала она. — Если бы я его хоть капельку любила. Как бы мне было с ним хорошо. Увы, увы, увы…»— Мне хорошо, — мягко сказала она. — До туалета сама дойду, не провожай.— Юлька, ты не уходишь? — крикнул ей Гарик.— Не дождешься. Готовьте румбу! Чтобы, когда я вернулась, она уже была! — Юлька триумфально удалилась в ванную. Заперлась и бросилась к зеркалу. "Блин, какая бледная поганка, — вздохнула она, глядя на свое отражение. — Зачем я родилась блондинкой, господи!У, анемичная морда!" Она символически плюнула в зеркало и открыла воду. Вымыла руки, прополоскала рот, обновила макияж и в полной боевой готовности вышла из ванной.
1 2 3 4 5 6 7

загрузка...