ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ      ТОП лучших авторов Либока

 новая информация для научных статей по экономике 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Вот как поворачивается история России. Снова и опять перед перспективой распада. Точнее перед перспективой очередной революции, которая и приведёт к этому самому распаду. До сих пор все российские революции приводили именно к этому. Во всяком случае, в первые революционные годы.
Рискованное это дело, революция! История революций знала много примеров, когда начинали революцию ради казалось бы благих целей ёодни, приходили другие, их сменяли третьи, а народ как был обманутым быдлом, так и оставался им. Давно известно, что, если нельзя победить, то нужно возглавить.
Революция приемлема для страны при наличии следующих условий:
— неспособности правящего слоя к эффективному управлению страной в силу коррумпированности, непрофессионализма, продажности (компрадорности);
— не желания правящего слоя уходить от власти ни при каких обстоятельствах (включая фальсификацию демократического процесса смены власти);
— наличие здоровых сил в стране, способных установить эффективное управление страной, а не просто сменить одних продажных (бестолковых и т.п.) чиновников на других;
— неспособности правящего слоя оказать серьёзное сопротивление революционному процессу. Не стоит начинать, если нет серьёзной надежды на успех. В феврале 1917 года и в августе 1991 года власти достаточно было применить незначительную силу, чтобы утихомирить революцию, но не было способности этой самой власти к серьёзному сопротивлению. В октябре 1993 года такая способность была и власть предотвратила ещё одну революцию (или контрреволюцию, если угодно) малой кровью.
Впрочем, следует отметить, что в период предреволюционной ситуации обычно на все это признаки обращается мало внимания. А жаль, рискованное это дело революциями заниматься. Большинство радующихся им потом меняют свою точку зрения. Но, к сожалению, это мало кого останавливает.
2. Почему же вообще возникли мысли о новой революции. Ведь путинский режим устоялся, укрепился, стал, казалось бы, железобетонным. Перспективы его политических конкурентов прийти к власти демократическим путём были сведены к нулю. Это они поняли. Но, естественно, не смирились, тем более, что режим какую-то демократию оставил. Конечно, основные каналы СМИ подконтрольны Кремлю. Но все же это ещё не коммунистический режим. Есть несколько не подконтрольных Кремлю газет, можно опубликовать критическую книгу, можно разместить материал в Интернете. Да, и официально Кремль продолжает говорить о развитии демократии.
Так что железного подавления оппозиции, как при КПСС, нет. Или, может быть, пока нет? Тенденция-то развития событий ведь явно следует примеру коммунистического режима правления.
А это ещё более подстёгивает политических конкурентов к борьбе за власть. Пока ещё можно вскочить на уходящий от станции «Демократия» поезд. Но, понимая, что победить в рамках демократических выборов уже невозможно, они стали искать иные варианты. А практически единственным вариантом стала Революция. Так, путинский режим, обрезав демократию, подтолкнул своих политических противников к прямому нарушению остатков той же демократии. Они, правда, называют это необходимостью в целях восстановления самой демократии. Но это просто словоблудие. И те, и другие прикрывают демократией борьбу за власть.
На самом деле, для вывода страны из кризиса нужна не столько демократия, сколько эффективное управление страной, которое возможно и при демократии и при её отсутствии. А в последнем случае это даже легче, и пример многих стран (например, Китая) показывает это со всей очевидностью.
Осуществлять же эффективное управление при демократии, может быть и можно ещё более эффективно, но только сделать это гораздо сложнее. Не всякому такое умение дано. И, как показывает опыт России, это неумение управлять при демократии нашим правителям присуще в полной мере.
3. Почему же возникли основания рассчитывать на успех новой революции? А очень просто, факторов несколько. Прежде всего, правящий путинский режим был наследником ельцинского. Правда, авторитет Бориса Николаевича к концу 1999 года был близок к нулю. А авторитет Владимира Владимировича стал быстро расти, как на дрожжах, и даже в первой половине 2005 года ещё достаточно высок. Но груз наследника тяготеет над вторым российским президентом. И если это не часто вспоминают, то не значит, что не вспомнят в нужный момент.
Переход от Ельцина к Путину не была революционная смена режима, это была его медленная и половинчатая трансформация. Трансформация, которая не особенно устраивала ни демократическую оппозицию, ни лево-патриотическую. Впрочем, будет откровенны: их не устроила бы любая трансформация, которая не вела бы к увеличению их политического влияния. Это политика. Здесь думают, прежде всего, о своих собственных интересах, а потому же иногда и о стране, в которой живут.
Ельцинское правление кончилось провалом. Но и путинский режим не сумел решить практически ни одну проблему, которые нужно было бы решить за прошедшие с 1999 года время. Да, он, казалось бы, поддерживает экономику стабильной. Но мы же понимаем, что эта стабильность, прежде всего, базируется на высоких мировых ценах на нефть, а не на реальном экономическом росте. Это временная стабильность. В других сферах общественной жизни ситуация ещё более проблематична.
Эйфория, связанная с приходом Путина к власти, начала стабильно снижаться уже после выборов его на второй срок. А в январе-феврале 2005 года произошло резкое падение авторитета второго российского президента. Да, авторитет президента далеко ещё не упал до нуля. Да, после январского-февральского падения, но несколько поднялся. Но, как бы это ни оказалось, что дальнейшее стало вопросом времени.
История убедительно доказывает, что наш народ может быть в восторге от правителей 4-6 лет. А потом, если нет реального и большого успеха в их деятельности, восторг переходит в ненависть. Примером может служить и правление Горбачёва, и правление Ельцина. Все они от восторга толпы довели страну до ненависти к ним большинства соотечественник.
Второй российский президент пока ещё относительно популярен, но пик уважения уже явно пройден. Разумеется, в политике сроки и предсказания так ненадёжны. Теоретически, можно сказать, что Путин, не Горбачёв и не Ельцин. И это будет так, но все же народ терпелив не до бесконечности.
Повернуть вспять процесс потери авторитета второму российскому президенту будет во много раз труднее, чем ещё несколько лет назад, когда народ готов был терпеть, имея надежду. Теперь терпеть и ждать народу уже не хочется. Надежда на лучшие времена ещё не умерла, но находится, похоже, в критическом состоянии.
А ельцинский вариант с наследником повторить второй раз в принципе можно, но успех его вряд ли будет такой же как в 2000 году.
4. Может ли правящий режим удержать у власти при падении своей популярности? Может и ещё как может! Но для этого ему нужно стать авторитарным, быть готовым на псевдодемократические перевороты и быть готовым к подавлению железной рукой любой оппозиции. Крови бояться не нужно, если любой ценой хочется удержать у власти.
История показывает, что без сильного и эффективного внешнего влияния диктатуры, возглавляемые сильными харизматическими лидерами, способны существовать чуть ли не вечно. Во всяком случае, пока диктатор готов ко всему, чтобы сохранить власть, пока ему позволяет здоровье и харизма.
Тут сразу же возникает вопрос, а способен ли Путин быть таким диктатором? Сам он не особено производит впечатления диктатора. Разве что его коллективная питерская команды, которую он привёл вместе с собой? Им уходить от власти вряд ли хочется.
Но диктаторы всегда были единоличными властителями, окружение было лишь проводником их воли. Коллективный разум — это больше из мифа, а не из реальности диктаторского правления. Хотя чего только в истории нашей страны не было. Так что стоит только захотеть править вечно…
5. Практически, остаётся только один реальный способ сменить власть в России — поддержка этого действия из-за рубежа. Наиболее яркий примером может служить падение режима Эдуарда Шеварднадзе, который мог бы удержаться у власти ещё, если бы иного не решили его американские друзья. Конечно, сыграла свою роль и неэффективность этого грузинского политика, разложение режима и прочие объективные и субъективные сложности Грузинской республики.
События последних «революций» на постсоветском пространстве свидетельствую об активном вмешательстве Соединённых Штатов в дела бывших советских республик и участии американцев в приходе к власти там проамериканских правителей.
США явно создаёт санитарный кордон на границах Российской Федерации. Почему они это делают?
Самый простой ответ: не доверяют России и пока она слаба (а вдруг ещё станет сильной?) пытаются создать систему безопасности для себя и для всего Запада. Вполне естественная политика великой державы по отношению к другой бывшей великой державе, которая в результате правления бестолковых правителей перестала быть таковой.
Разумеется, руководству России стоит задуматься и попытаться разъяснить американцам, что Россия не имеет агрессивных намерений. Разъяснить, что наша страна особо не рвётся в строй антизападных сил, но и диктовать условия как третьеразрядной державе не позволит.
А диктовка становится актуальным. В марте 2005 года появилась информация: «В конгресс США внесён законопроект о поддержке демократических движений за рубежом. С принятием закона экспорт революций станет в США государственным приоритетом. Демократизацией ближайшего окружения России по образцу Грузии и Украины займётся специальное подразделение госдепартамента….
Документ предусматривает…. также открытие при ряде американских посольств за рубежом «региональных демократических центров».
Предполагается, что такие структуры обеспечат США более тесное взаимодействие с демократическими силами в конкретных странах и сделает более адресной американскую помощь таким движениям…».
В переводе на нормальный язык это означает, что США ставят на поток практику вмешательства в дела иных стран. Предлог они всегда найдут. Вспомним, как был организован предлог для оккупации Ирака. Просто и со вкусом, а потом, когда оказалось, что предлог липовый, никто выводить войска не стал, и даже не извинился за «ошибку» в обосновании оккупации. Так они и дальше будут действовать. Находить предлоги или создавать их.
Американцев обвинять не стоит. Они действуют, как положено, в такой ситуации действовать. Тем более, что успех в Грузии подтолкнул к действиям на Украине. А успех на Украине подтолкнул к ….
Американцы неизбежно будут пытаться контролировать Россию. Отказаться от этого они будут вынуждены лишь тогда, когда эта попытка встретить резкий и явно не выгодный для США отпор. Пока такого нет.
Во всех иных случаях они будут пытаться контролировать нас. Или делать вид, что осуществляют такую попытку, если режим уже стал американской марионеткой, но делает вид самостоятельного.
Правда, такая американская политика подрывает последние симпатии к США у россиян. Эта политика формирует настроение антиамериканизма и частично антизападнический настрой. Но американцев, похоже, это не особенно волнует. Они прут как танки, которые вышли на оперативный простор и пока ещё не встречают достойного сопротивления.
Они и будут переть до тех пор, пока не встретят такой отпор. Совсем не тот, который в конце 2004 года им попытался дать Кремль на Украине. Провал российской политики на Украине был просто катастрофичен. А ведь понять, что американцы полезут туда мог бы даже дурак. Было, и время и возможности дать американцам такой отпор. Не было то ли ума, то ли желания, то ли Россия уже ослабла до крайности.
Обратим внимание на следующее обстоятельство: противодействие попыткам США навязать соседям России «оранжевые революции» и создать санитарный кордон вокруг России не нужно спешить рассматриваться как состояние перманентной войны с американцами. Им нужно просто дать по рукам, которые они протягивают в сферу российских интересов, ударить больно и жёстко.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69