ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

И опасно. Для меня опасно, разумеется. Я, конечно, не последняя фигу
ра при Великом Жреце, но… Он не пощадит никого, если заподозрит в измене.
Он смотрел на меня, я смотрел на него.
Я, конечно, придурок, но не до такой же степени, чтобы не понять, что он имеет
ввиду.
Ч Я все для тебя сделаю, Кривой. Все, что скажешь.
Только спаси меня!
Кривой согласился достаточно быстро, из чего я понял, что грозившая мне о
пасность не была такой большой, как я предполагал. Не стал бы ради меня Кри
вой рисковать своей шкурой, что бы он там ни говорил.
Ч Хорошо, Мелкий, Ч сказал он мне, Ч Похоже, мы с тобой договорились. Но у
чти, впредь ты будешь делать все то, что я тебе скажу. Выполнять все мои пор
учения. И молчать.
Согласен?
Конечно, я был согласен, Что еще мне оставалось?
Но, по крайней мере, я жив. А там… там видно будет. В жизни все проходит и все
изменяется.
Ч Не бойся, тебе не придется делать что-то, что противоречило бы нашим за
конам. Я верный слега Великого Жреца и хочу, чтобы ты был таким же. Если буд
ешь слушаться меня, то очень скоро завоюешь всеобщее уважение, и ни кому в
голову не придет обвинять тебя в чем-то. Пока что об уликах против тебя зн
аю только я… и еще несколько людей, которым я смогу заткнуть рот. Но се это
до тех пор, пока ты милый, послушный и верный.
Зачем мне объяснять все это?! Не такой уж я тупой, чтобы не понимать.
Ч Да, Ч сказал я Кривому, Ч Я все буду делать, как ты скажешь.
И Кривой удовлетворенно похлопал меня по щеке.
Он повел меня по тоннелю, уже не спрашивая, готов ли я и не пытаясь что-то об
ъяснять. Теперь он в этом не нуждается.
Я шел за ним, след в след, мы петляли по тоннелям, пробирались заброшенными
коллекторами и переходами вообще непонятного назначения ( Таких перехо
дов, скажу вам честно, под землей большое количество. Люди сверху делают о
чень много всего, что потом становится неизвестного назначения.). Мы шли п
од кирпичными сводами арок времен Ивана Грозного, который, вроде как, и на
чал-то строительство подземного города под Москвой, и я чувствовал, что п
остепенно мы спускаемся все ниже и ниже.
Я определил это не по количеству влаги на стенах и под ногами Ч мокро мож
ет быть и у самое поверхности земли, а по тем неотъемлемым признакам, кото
рые могут быть понятными только людям, многократно спускавшимся в подзе
мелье. Без всяких измерительных приборов я могу определить с почти преде
льной точностью на какой глубине нахожусь Ч по тому, как кровь стучит в в
исках, Ч чем чаще пульс, тем больше глубина.
И еще на большой глубине от пола исходит теплый серный запах. Раньше, когд
а я чувствовал его всегда поворачивал обратно , еще не хватало бы потерят
ь сознание от недостатка кислорода, но теперь… теперь я не принадлежу се
бе.
На полу лежала вековая черная земля со щебнем, она уже начала кристаллиз
ироваться, и нога увязала, как в мягкое податливое тесто, от нее оставался
точный глубокий след.
Здесь не то, что в тоннеле метро или в канализации, там можно обходиться бе
з света Ч не везде, конечно, но в большинстве мест Ч там можно, в конце кон
цов, выбраться куда-то просто на ощупь, держась за трубы или провода. Но зд
есь без фонаря точно обойтись нельзя было. Здесь мертвая темнота, от кото
рой больно глазам, и имей даже хоть кошачье зрение Ч не увидишь ничего.
Конечно, у Кривого был фонарь. Мощный геологический фонарь, свет от котор
ого как прожектор освещал нам дорогу на много метров вперед.
Я давно знал про этот ход в царство Баал-Зеббула, но никогда не углублялся
в него так далеко. Не за чем было.
Впрочем, про этот ход знают все, по нему всегда проповедники ходят, и люди
спускаются в день ежегодного жертвоприношения.
Я знаю еще несколько ходов, уже не на столько хорошо известных, некоторые
из них выходят прямо на поверхность земли, минуя метро и канализацию, при
чем выходят они в таких местах, где ни ходит никто Ч в самых глухих местах
лесочков и парков, на заброшенных стройках, один, я знаю, выходит к отстой
нику, один Ч тот самый, откуда вытаскивали человека, которого убили пото
м Ч к коллектору. К самому страшному коллектору в Москве, основному, идущ
ему прямой наводкой на станцию аэрации в Люберцы. Представьте себе желез
обетонную трубу, диаметром в пять метров, с бурным потоком несущимися по
ней нечистотами… Представьте себе человеческое тело, пущенное в такой п
оток. Что с ним станется?
То, как в коллектор кидали людей, мне приходилось наблюдать неоднократно
. Только избранных колют какой-то гадостью перед этим, простых бомжей, от
которых хотят избавиться по-быстрому, кидают живыми. Вылавливают таких
потом работники водоканала у очистительных решеток, и никто особенно не
задумывается, откуда человек там взялся. Все уверены. что такие идиоты, ка
к бомжи, никогда не смотрят, куда прут и валятся в коллекторы пачками. Так
что нет для них, наверное, ничего естественнее, чем прийдя утром на работу
выудить вилами прибитого к решетке бомжа, с переломанными костями, захле
бнувшегося в нечистотах.
Последние несколько дней этот коллектор ночами мне снился. Каким образо
м, вы думаете, меня лишили бы жизни?.. И не вкололи бы наркотик предваритель
но, уверяю вас!
Так что, согласитесь, лучше принять любые условия, делать самые ужасные в
ещи, чем подобная перспектива.
О настоящих размерах империи Баал-Зеббула я долго не имел представления
. Сперва я боялся совершать свои обычные вылазки, а потом не до того стало.
Но я и предположить себе не мог, что под Москвой могут быть пещеры! И не мал
енькие пещеры. Одна только та, где совершались жертвоприношения, чего ст
оила! А впрочем, из всех, что я видел, она является самой большой.
Когда я впервые спустился в подземный мир вместе с Кривым, я увидел тольк
о множество узких, кривых переходов, переплетающихся, как лабиринт, неко
торые из них были естественного, но большинство искусственного происхо
ждения. И, что удивительно, было там почти даже не душно! Воздуху хватало, а
при таких обстоятельствах привыкнуть к глубине не так уж сложно.
Я шел за Кривым по этим узким переходам, в которых он, похоже, ориентировал
ся прекрасно Ч чего не скажу о себе и не переставал удивляться, наскольк
о в подземной империи все, было приспособлено для жизни.
Не считая того, что каким-то образом здесь действовала система вентиляц
ии, здесь еще и лампы висели во всех переходах через каждые десять метров.
Лампы не какие-нибудь там масляные, а настоящие Ч электрические, и поряд
очной мощности. К стене был приторочен толстый кабель, который эти лампы
и питал.
Кривой привел меня в небольшое помещение, где в углу стояли какие-то ящик
и, на которых, удобно расположившись, двое парней лет по двадцати, играли в
карты.
Вдоль стены стояли кривые и ржавые железные кровати и деревянные нары, з
аваленные грязными и рваными одеялами, пледами и покрывалами. Наверняка
, все это было выужено когда-то из помоек, ну и кое-что украдено, конечно, но
уже достаточно измызгано, чтобы иметь помоечный вид. Наверняка, не один д
есяток человек за много лет спал на этих кроватях, укрываясь этими одеял
ами. Ну, и не стирали их никогда, так что можете себе представить Ч они едв
а не шевелились от количества живущих в них насекомых.
Ч Останешься сегодня здесь, Ч сказал мне Кривой, Ч И ложись спать. Завт
ра вечером нам важное дело предстоит.
Ч Слышали, парни? Ч обратился он к играющим в карты, Ч Это и вас касаетс
я!
Парни были рослые и крепкие, как на подбор. С почти одинаковыми тупыми физ
иономиями. Перспектива оставаться с ними вместе пусть даже на короткое в
ремя не особенно меня вдохновляла. Но не спорить же мне с Кривым!
То, что этот самый Кривой действительно имеет порядочный вес в империи, я
понял из того, что парни послушались его в один момент. Как только Кривой р
аспорядился, они тот час же бросили игру и стали устраиваться на ночлег. В
прочем, может быть, эти молодые люди просто принадлежали к категории тех
людей, которые предпочитают жить по команде Ч в уборную не сходят без пр
иказа. Привычка такая существует у тех, кто всю жизнь в зоне прожил, ну и у с
олдат-контрактников, наверное.
Ч Во сколько выходим? Ч спросил только один из парней.
Ч В десять..
Ч И этот что ли с нами пойдет?
Ч Да.
Кривой смотрел на меня и улыбался. Очень странно улыбался. Ему нравился м
ой перепуганный вид, ну а я… я изо всех сил изображал преданность. Пусть он
видит, что я его боюсь, пусть видит, что я на все готов.
Ч Вы посвятите его, мальчики, в специфику… предстоящей нам операции. Так
, чтобы он понял все и не устроил истерику в самый неподходящий момент.
Он ушел, и я остался один с двумя головорезами.
Ч Ты че-нибудь понял? Ч спросил один у другого, Ч На фиг он этого берет?

Ч А хуй с ним, наше дело маленькое, Ч резонно заметил тот, усаживаясь на к
ровать.
Он сидел, он смотрел на меня, видимо, размышляя, что мне рассказывать и как
далеко стоит углубляться. Молчание затянулось минут на пять, я устал сто
ять и уселся на ящик, принявшись рассматривать колоду засаленных карт.
Тот, что все время задавал вопросы, завалился спать, а второй сидел и чесал
ся. Все пять минут, что он молчал Ч он чесался.
Ч Тебя как зовут? Ч спросил он, наконец.
Я ему ответил.
И имя мое ему, кажется, понравилось, потому что он весело хрюкнул.
Ч Значится так, Мелкий, Ч сказал он, Ч Дело наше заключается, собственн
о, вот в чем… мы идем искать жертву…
Ты понял?
Я понял.
Ч Жертву для праздника. Знаешь, небось, что праздник через две недели? Ве
ликий Жрец будет приносить жертву Баал-Зеббулу, а мы ее идем искать. Ты по
нял?
Трудно было не понять. Непонятно было одно Ч на фиг, действительно, Криво
й берет меня с собой? Чтобы я втянулся, чтобы понаблюдал? Ведь пользы от ме
ня там явно никакой…
Ч А Кривой… он кто? Ч решился я задать вопрос, мучивший меня уже очень да
вно.
Ч А ты не знаешь? Новенький что ли?
Новенький! Конечно, я новенький!
Ч Ну и дела… Ч парень даже перестал чесаться и оглядел меня долгим изуч
ающим взглядом, Ч Это что, значит он тебя собственноручно сюда привел?
Ч Ну да, Ч ответил я, чувствуя, что сейчас узнаю нечто такое, что приведет
меня в ужас.
Ч Дела… Ч повторил парень и вдруг добавил, Ч Коли так, то я трепаться не
стану. Пусть он сам тебе рассказывает все, что хочет. А то я ляпну что-нибуд
ь, а потом мне…
Иди спать… как велено тебе.
И я пошел спать, как велено мне. Закопался в одеяла почти с головой, лежал и
хлопал глазами.
Попробуй тут усни.
Я не знал и, сколько не думал, придумать не мог, для чего Кривой намеревает
ся использовать меня. И еще… я думал о жертве.
Чем должна являться жертва и по каким признакам отбирается она. Ведь явн
о не хватается первый попавшийся на улице… Какая жертва может удовлетво
рить Баал-Зеббула?
В конце концов, подробно объяснил мне все конечно же никто иной, как Криво
й. Он пришел за мной, разбудил и повел куда-то.
Прямо перед тем, как он меня разбудил, мне снился сон.
О доме. Не о том доме, что в тоннеле, а о том… наверху, где я жил вместе с родит
елями. Сон был таким реальным, что, проснувшись, я долго не мог сообразить,
где я, собственно, нахожусь. Таращился несколько мгновений на рожу Криво
го, надеясь, что он сгинет сейчас… Как бы не так.
Кривой снова вел меня по каким-то узким переходам, навстречу нам иногда п
опадались люди, но никто никогда не заговаривал с Кривым, и он тоже ни с ке
м не говорил. А я пытался разглядеть этих людей понять, чем они отличаются
от всех остальных, от Урода, от Хряка, от Михалыча…
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51

загрузка...