ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Честно говоря, не отлич
ались они ничем. Может быть, не снаружи эти отличия?
Кривой привел меня в огромную пещеру. Такую огромную, что я не смог удержа
ться от восхищенного возгласа. Несмотря на мощный фонарь Кривого, не был
о видно ни стен, ни потолка ее, куда бы ни падал луч Ч он терялся в непрогля
дной темноте.
Да, я не видел размеров пещеры, я ощутил их кожей. Я услышал это огромное пр
остранство в гулких звуках наших шагов… в самой тишине.
Здесь была мертвая тишина, глухая и тяжелая, как… я не знаю, с чем сравнить
ее, потому что никогда и нигде еще не слышал подобной тишины. А раньше мне
казалось, что в таких огромных пещерах никак не может быть такой тишины…

Просто потому, что не может!
Но это была необыкновенная пещера. Здесь могло быть все. Здесь жил наш Бог
… Я это понял еще до того, как Кривой сказал мне об этом. Я сам почувствовал
дыхание Баал-Зеббула в этой тишине.
Ч Это святилище, Ч сказал мне Кривой, Ч Через несколько дней здесь све
ршится ритуал. Здесь будет светло и будет много народа… А сейчас мы здесь
одни. Ты, я и… он.
Ч Наш Бог? Ч спросил я трепещущим голосом.
Кривой обнял меня за плечи, наверное для того, чтобы я не боялся так сильно
. Но я и не боялся, вернее, это был не просто страх Ч это был мистический ужа
с. Перед темнотой, из которой на меня смотрел… ОН.
Прежде я никогда не боялся темноты, я жил в ней, я любил ее, я умел сливаться
с ней и становиться частью темноты, но сейчас я боялся ее, потому что эта т
емнота не была моей. Она была ЕГО темнотой.
Ч Баал-Зеббул, Ч произнес Кривой печально, потом добавил, Ч Иди за мной
, Мелкий.
Он повел меня куда-то в глубину пещеры, луч фонарика светил нам под ноги, я
видел каменный пол, почти ровную поверхность, истертую ногами… за скольк
о же лет? Надо топтаться, по крайней мере, тысячу лет, чтобы каменный пол ст
ал таким ровным… Нет, не может этого быть камень сделала гладким вода… Да,
на счет воды, это, конечно, очень хорошее объяснение, только не было здесь
воды никогда. Здесь сухо. Так сухо, что даже губы сохнут, и их приходится вс
е время облизывать. И звука падающих капель не слышно, если была здесь вод
а, то куда она делась? Так, чтобы и следа не осталось?
Занятый своими мыслями, я шел и шел, куда влекла меня рука Кривого, пока он
вдруг резко не остановил меня, когда… я уже занес ногу над бездной.
Я даже не вскрикнул Ч у меня пересохло горло Ч я только охнул, я почти по
вис над пропастью, инстинктивно схватившись за одежду Кривого мертвой х
ваткой.
Это продолжалось всего лишь несколько мгновений. Я смотрел вниз, следя в
зглядом за тонущим в бездонной глубине лучом фонарика, я не дышал, я замер
и прошла, мне казалось, целая вечность, прежде чем Кривой отодвинул меня н
азад.
Я повис на его руке, я хотел упасть на землю, чтобы ощутить всем телом ее тв
ердость и надежность. У меня потемнело в глазах и, замершее было сердце, за
колотилось так сильно, что стало больно в груди.
Ч Испугался? Ч услышал я голос Кривого как будто издалека.
Он резким движением поставил меня на ноги и встряхнул, чтобы привести в ч
увства.
Ч Ты едва не отправился прямо в объятия Баал-Зеббула.
Ч Эта яма… Ч выдохнул я, Ч Пропасть?..
Ч Пропасть, и находится она в самом центре святилища.
Этой пропасти нет дна, она уходит в самые глубины Ада…
Очень немного мест на земле, откуда ведет дорога в Ад, Мелкий. И это место
Ч одно из них. Как тебе это… а, Мелкий?
Там, над каменными сводами проходят тоннели метро, и в метрах тридцати сп
рава от тебя располагается станция Бауманская.
Я молчал, пораженный до глубины души. Не станцией Бауманская над моей гол
овой, а самим существованием этой пропасти… Я висел над Адом. Может быть, я
сплю?..
Ч Именно здесь мы приносим жертву нашему Богу, Ч продолжал Кривой, Ч В
еликий Жрец призывает Баал-Зеббула почти на самую поверхность. Ты увиди
шь это, Мелкий, очень скоро увидишь. Тогда здесь будут гореть факелы, здесь
будет почти светло, и от этого там… внизу станет еще темнее… Баал-Зеббул
поднимется для того, чтобы принять от нас жертву…
Ч А он… не слышит нас сейчас?
Ч Он слышит нас всегда. А здесь Ч особенно хорошо.
Тот, кто ступает на камни святилища, Мелкий, отмечается особым благоволе
нием и может быть уверен в покровительстве Великого Герцога Ада.
Ч Кривой… а он не выйдет на поверхность… совсем?
Кривой расхохотался так громко, что эхо его голоса достигло даже каменны
х сводов и упало, отразившись от них, прямо в бездну… Упало и не вернулось.
Мне показалось, что смех Кривого достиг самого Ада, и что оттуда ответили
ему… каким-то неясным гулом, словно тысячи голосов произнесли одно и то ж
е слово… Только вот какое, я не разобрал.
Ч Неужели ты так боишься нашего Властелина, Мелкий?
Ведь ты должен любить его. Ты служить ему пришел сюда или как?..
Я промычал что-то, что должно было означать утверждение.
Ч Властелин никогда не поднимется на поверхность. До конца времен, по кр
айней мере. Он не может этого сделать, да и не хочет. Что он здесь забыл?..
Ч А для чего тогда Великий Жрец вызывает его и приносит жертву?
Ч Тебе следовало бы задать вопрос иначе. Зачем эта жертва приносится ка
ждый раз в один и тот же день при большом стечении народа.
Кривой подошел к самому краю пропасти и осветил лучом фонарика ее против
оположную стенку. Пропасть была шириною метра в три, не больше. Я подумал,
что мне стоит проявить хоть немного расторопности, и я запросто могу сто
лкнуть Кривого вниз. Кривой стоял ко мне спиной и, похоже, совсем этого не
опасался, он знал, что я не решусь, Ч В день жертвоприношения, Мелкий, здес
ь собираются люди со всех уголков Москвы. Все, кто живет в тоннелях, в кана
лизации, на вокзалах и в подвалах домов. Здесь собираются люди, объединен
ные одним чувством и одним желанием. Ты знаешь, почему мы непобедимы? Поче
му нас так много, почему в наших руках весь этот огромный город? Потому что
мы действуем сообща, потому что наша жизнь, которая кажется людям сверху
бесцельной и хаотичной, на самом деле очень хорошо спланирована. Управля
ть бродягами и уголовниками не очень-то легко, Мелкий. Нужна сила, которую
они уважали бы и боялись.
Та сила, на которую они могли бы рассчитывать в случае неудач, сила, котора
я поддерживала бы их благополучие. Возьмем, к примеру, нашего общего друг
а Хряка. Если к нему придет проповедник и прикажет что-то Ч Хряк исполнит
. Он будет недоволен, но исполнит. Потому что знает Ч в конечном итоге он с
тарается ради собственного благополучия. Михалыч твой тоже исполнит вс
е, что прикажут ему, потому что тоже хочет быть уверенным в мощи империи, я
вляющейся гарантом его благополучия Ч гарантом того, что славные бойцы
ОМОНа не станут прочесывать канализацию с огнеметами, уничтожая все на с
воем пути. Михалыч может даже позволить себе ненавидеть империю Ч он в л
юбом случае останется верным ее гражданином.
Я смотрел в спину Кривого и думал о том, зачем он рассказывает мне все это?
Для того, чтобы я понял, что жертвоприношение Ч это всего лишь спектакль,
разыгрываемый для «публики»?
Ч Мы культивировали наш образ жизни, позволяющий нам из глубины этих пе
щер управлять миром чистеньких глупцов. Мы проповедуем гниение, чтобы пр
отивопоставить себя им Ч ничтожным. Они живут в своих удобных квартирах
, каждое утро ходят на работу, чтобы в поте лица производить все необходим
ое для нас. Мы живем за их счет, Мелкий и замен на это позволяем им жить, жить
в неведении. Мы выпрашиваем у них же деньги и заставляем нас же жалеть. Им
Ч людям сверху Ч кажется, что мы глубоко несчастны, раз у нас нет комфорт
абельной квартиры и возможности принимать ванну каждый день. Они и должн
ы нас жалеть, и не только жалеть, но и чувствовать себя виноватыми! Понимае
шь ли, Мелкий, таков порядок вещей. И он должен оставаться таковым всегда.
И, как говорится, если бы Бога не было, его стоило бы придумать…
Ч Но он есть?.. Ч спросил я робко.
Кривой повернулся ко мне, осветил меня фонариком и долго смотрел на меня,
прежде чем произнес:
Ч У тебя будет возможность убедиться в этом… или в обратном, когда приде
т время.
Ч Но Михалычу, например, не особенно нравится наш образ жизни, Ч сказал
я, надеясь, что Кривой продолжит говорить, и я начну понимать… Я, кажется, и
так уже начал понимать…
Ч Поэтому Михалыч Ч на задворках даже нашего «общества». Поэтому Миха
лыч сидит на морозе и выпрашивает милостыню… Что ты задаешь глупые вопро
сы?
Ч Значит люди… те, которые наверху, плодятся и процветают для того, чтобы
обеспечивать нас всем необходимым?
Ч Ну согласись, Мелкий, не могли бы мы существовать иначе.
Не согласиться было трудно.
Ч А для того, чтобы граждане нашей бомжовой империи на своем примитивно
м уровне осознали свое величие и их ничтожество, в качестве жертвы кажды
й раз избирается тот индивид сверху, который, по их меркам, ведет наиболее
благополучный образ жизни. Обычно это женщина. Чистенькая, хорошо одетая
женщина, имеющая мужа и парочку детишек, женщина, которая спешит по вечер
ам с работы домой, думая о том, что сейчас приготовит на ужин для своей сем
ьи. Женщина должна быть молодой и красивой, она должна жаждать жизни. И бор
оться за нее до последнего.
Ч А мне обязательно идти за жертвой? Ч отважился я спросить, Ч Я только
под ногами путаться буду…
Ч Ты пойдешь, Ч сказал Кривой, Ч Я хочу, чтобы ты пошел. У меня обширные п
ланы на счет тебя, мальчик, знай это.
И знай также , что я проведу тебя по всем кругам Ада. Ты узнаешь все!
Ч А для чего, Кривой?!! Ч воскликнул я с тоской.
Ч Быть может, мне просто жаль тебя и я просто пытаюсь тебе помочь? Или Ч н
аоборот: бессовестно использую тебя, такого юного и наивного, в своих гну
сных целях… Не все сразу, Мелкий! На сегодня достаточно с тебя информации.

Я чувствовал себя обреченным. Жертвой, которая тоже для чего-то предназн
ачена. Предназначение… я ощущал его и раньше, но, выходит, я несколько ошиб
ался относительно того, какое оно. Раньше я понимал его, а теперь не понима
ю. Я думал, что оно другое Ч это мое предназначение, я думал, что предназна
чен нашему Богу, а оказалось, я предназначен Кривому… и непонятно для чег
о предназначен к тому же. Вот что порою приходится выяснять о себе! Эх, гну
сная все-таки штука Ч жизнь!
С тех пор, как Кривой привел меня сюда, я постоянно чувствую себя озадачен
ным. И от того, что рассказывает он, я не начинаю понимать больше, я только з
апутываюсь. Почему я вдруг начал сомневаться в существовании нашего Бог
а? Ведь Кривой рассказал мне только об устройстве нашего подземного госу
дарства. О железной логике этого устройства, которое вполне понятно и до
которого я додумался бы и сам, если бы стал думать об этом… Так почему же?
Может быть, потому, что Баал-Зеббул потерял свое значение как верховный в
ладыка, без которого мы не смогли бы существовать?
Мое представление о мире меняется и от этого я, кажется, впадаю в депресси
ю. Моя прежняя свободная жизнь, которой я так дорожил, кажется мне такой да
лекой, и я понимаю теперь, понимаю очень отчетливо только одно Ч мне нико
гда уже не вернуться к ней, даже если вдруг Кривой отпустит меня.
Я понимаю теперь смысл фразы, которую услышал когда-то от Урода: «Тот, кто
уходит вниз, никогда не возвращается обратно»…
Ч Пора идти, Мелкий, Ч услышал я голос Кривого, Ч Настало время отправл
яться за жертвой.
Ч Мы будем ее выслеживать?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51

загрузка...