ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Ч спросил я , когда мы шли по узким переходам,
освещенным лампами, жрущими энергию с электростанции, построенной людь
ми сверху.
Ч Охотничек! Ч усмехнулся Кривой, Ч Жертву уже давно выследили, нам ос
тается только ее отловить. Понимаешь, Мелкий, наши люди выбирают несколь
ко более-менее подходящих и постоянно наблюдают за ними. Они узнают мель
чайшие подробности из жизни избранных на заклание и доставляют сведени
я нам. Накануне жертвоприношения остаются две-три кандидатки, распорядо
к жизни которых нам известен досконально. Мы просто идем и забираем одну
из них. В определенном месте и в определенное время.
Не знаю, нарочно ли Кривой говорил о жертвах Ч как о бездушных животных, ч
тобы я понял, как должен к ним относиться или это получилось у него само со
бой, потому что он действительно не думает о них, как о себе подобных?
Интересно, если пройдет несколько лет, может быть я тоже привыкну и буду г
оворить так, как он. Как проповедники, как Урод… Как все, кого я знаю, исключ
ая Михалыча, конечно.

Глава 5
НАСТЯ

Ванная Ч единственная комната в этом доме, где я могу почувствовать себ
я спокойно.
Где я могу побыть сама собой. Сама с собой…
Эта роскошная ванная Ч единственное, о чем я сожалела, принимая решение
расстаться с Андреем. Черт с ними, с квартирой, с машиной, с шикарными мага
зинами, с шубой и с бриллиантами Ч перебьюсь! В метро у меня голова не кру
жится и я снова научусь ездить на оптовые продуктовые рынки с каталкой к
аждое воскресенье… Но ванная!
Белоснежный кафель с рисунком в виде цветов миндаля.
Под цвет миндалю Ч нежно-розовая раковина ванны и нежно-розовый «тюльп
ан» умывальника. Пушистый розовый коврик, чтобы ножки, распаренные и раз
неженные в теплой воде, не «обожглись» холодом кафеля. Сушилка для полот
енец Ч чтобы пышные махровые полотенца всегда были теплыми. Шкафчик для
купальных халатов, в шкафчике Ч мой, нежно-розовый и пушистый, с капюшон
ом и котенком-аппликацией на спине. И главное: три целых три! Ч полочки со
всякими-разными средствами по уходу за телом! Тут есть и масла для ванны:
расслабляющие, успокаивающие, или же, наоборот Ч бодрящие тонизирующие
. Всего две капли масла Ч и над водой поднимается остро-ароматный пар… Ма
ссажные масла. Скрабы для лица и тела, делающие кожу такой восхитительно-
мягкой, обольстительно-гладкой! Жидкое мыло для ванны Ч ароматизирован
ное и кремообразное.
Гель для душа Ч ароматизированный и увлажняющий. Молочко после душа Ч
ароматизированное или питательное. Маски, гели, кремы Ч все чудеса фран
цузской косметики! Ч воздействующие более на душу, нежели на тело. Мягча
йшие шампуни, придающие волосам шелковистость. Восстановители, придающ
ие волосам блеск. Двенадцать различных дезодорантов. Восемь туалетных в
од. Они наносятся прямо на тело, распыляются по коже, прежде, чем идти в пос
тель… Важно, чтобы аромат дезодоранта или туалетной воды гармонировал с
тем легчайшим ароматом, который оставляет на коже применение ароматизи
рованного геля или молочка. Малейший диссонанс Ч и настроение испорчен
о! Духи Ч даже дневные, слабо концентрированные духи Ч на ночь не годятс
я: запах мешает спать, будоражит. Хотя, духи я тоже люблю Ч больше всего на
свете! Если бы я знала, где получить соответствующее образование, я бы, нав
ерное, попыталась стать парфюмером… Жаль, я слишком поздно получила дост
уп к французским парфюмам и осознала свое призвание! Грубые советские ду
хи ранили мое нежное обоняние… Я совсем не пользовалась духами, пока мой
первый поклонник не подарил мне мои первые французские духи Ч крохотны
й флакончик «Хлоэ». Как берегла я этот флакончик! Каждую капельку… И до си
х пор храню его, пустой уже, как память.
Хотя Ч в число любимых духов «Хлоэ» не входят. Любимые их восемь Ч все по
д разное настроение… Самые любимые:
«Эден» от Кашерель Ч для покоя, «Трезор» от Ланком Ч для похода в гости,
«Поэм» от Ланком Ч для страсти…
Глупый мой муж! Глуп, как все мужчины.
Называл мое увлечения средствами по уходу за телом и всевозможными аром
атами Ч транжирством! Говорил, что лучше бы я себе золото покупала… А что
мне с золота? Никакой радости. Золото Ч оно мертво. Оно никак не влияет на
настроение. У меня, во всяком случае…
И самому ведь нравится, когда я красивая, свежая, с нежной и мягкой кожей, к
огда от меня «вкусно» пахнет! Неужели же он думает, что мягкость и нежност
ь кожи Ч это само по себе? И что запах духов я сама могла бы вырабатывать?

…В последнее время возбудиться для секса с ним я могла только понюхав «П
оэм» и побрызгав на себя этими духами.
Вопреки моему же закону Ч не пользоваться духами на ночь…
Но я так часто отказывала ему! Не могла же я все время держать его на «голо
дном пайке»?! В конце-концов, тогда я еще не решилась с ним разводиться! И по
тому приходилось заниматься с ним… сексом. Иначе не назовешь. Сказать «з
аниматься любовью» про наши грубые, вульгарные, механические совокупле
ния нельзя! С его стороны была похоть, с моей снисходительная брезгливос
ть и, где-то, упоение своей властью над ним, радость от того, что его наслажд
ение и восторг от меня зависят. Во всяком случае, он уверяет, что «так, как с
о мною Ч ни с кем больше не бывало!» Приятно…
Приятно, что хоть какой-то радости его наш развод лишит!
Я выбрала флакончик с ароматизированным гелем «Ежевика» и ароматизиро
ванное молочко «Малина со сливками». Запахи похожи, но все же Ч имеют раз
ные нюансы, вкупе создающие прелестную гамму… Щедро плеснула гелем в вод
у, дождалась, пока поднялась бело-розовая пена, с блаженным вздохом погру
зила в ванну свое измученное тело… Ольга привыкла жить в жуткой грязи, он
а испытывает какой-то почти мистический страх перед водой, но вот эти аро
матизированные жидкие мыла соблазняют ее на купание. Плохо только, что о
на до сих пор не уяснила, что приятный запах не всегда подразумевает съед
обность продукта… Она пыталась лизать гели для душа и украдкой пила мыль
ную воду… А потом ее рвало. Ужасно!
Ольга вообще непредсказуема. Никогда не знаешь, чего от нее ждать! Да и буд
ь она обыкновенным, нормальным ребенком, или даже взрослым, но Ч чужим, не
давно поселившимся рядом, когда еще неизучены привычки… Вот я лежу в ван
ной, а она, вроде бы, спит! Но Ч кто ее знает?! Быть может, она притворялась, и
только и ждала, чтобы я уединилась в ванной, легла бы в воду, в пену, голая, б
еззащитная, а она Ч полноправная хозяйка в пустой квартире, и что ей прид
ет в голову, ведь ребенок Ч хоть и несчастный, хоть и очень-очень жалко и п
очти люблю ее Ч но все же ребенок рос… На дурном примере! Она не виновата
ни в чем. Но неизвестно, какую она может выдумать забаву!
…Я выскочила из ванной, наспех обтерлась, на молочко и прочие ухищрения в
ремени не было, я выбежала, кинулась в спальню… Ольга спала.
Разумеется, Ольга спала! Это я, идиотка мнительная…
Ольга спала. Тяжело дышала, постанывала во сне, стискивала кулачки. На вис
ках и на верхней губе выступила испарина. Брови страдальчески изогнулис
ь. Ротик приоткрылся. Зубы Ч стиснуты. Воздух выходит со свистом…
Должно быть, дурной сон.
Я осторожно погладила ее по голове… Она дернулась, заметалась, но не прос
нулась… Потом, вроде бы, задышала спокойнее… И я ушла. Прикрыла за собой дв
ерь.
Пошла в ванную. Долго «умащалась» молочком с запахом малины и ванили. Сня
ла влажный халат, надела теплую бархатную пижаму.
Пошла на кухню. Есть не хотелось… Поджарила себе два тоста с сыром, завари
ла свежий чай. Отнесла на подносе в свою комнату. Взяла Ч наконец-то, посл
е пятидневного перерыва! Ч недочитанного «Ведьмака» Анджея Сапковско
го. И улетела… Открылись ворота Ч в другой мир, в другую эпоху.
Как там у Толкиена Ч у великого основателя всей этой плеяды авторов, соч
иняющих сказки для взрослых людей? «Дорога вдаль и вдаль ведет, дорога ле
гла от раскрытых ворот…» Господи, ступить бы на эту дорогу и пойти, вперед
и вперед, и никогда, никогда не возвращаться, и даже оглядываться незачем,
нету тут ничего хорошего! И вообще ничего нет в этом дурацком мире! Лучше
Ч туда… С головой… Как в омут…
Я читала:

"Она наклонилась, он почувств
овал на лице прикосновение ее волос, пахнущих сиренью и крыжовником, и вд
руг понял, что никогда не забудет этого аромата, этого мягкого прикоснов
ения, понял, что никогда уже не сможет сравнить их с другими запахами и дру
гими прикосновениями. Йеннифэр поцеловала его, и он понял, что никогда не
пожелает других губ, кроме этих, влажных и сладких от помады. Он вдруг поня
л, что с этой минуты для него будет существовать только она, ее шея, ее руки
и грудки, высвободившиеся из-под черного платья, ее нежная, прохладная ко
жа, не сравнимая ни с одной из тех, которых он касался. Он видел совсем рядо
м ее фиалковые глаза, прекраснейшие глаза в мире, глаза, которые, он так эт
ого боялся, станут для него…
…всем. Он знал это.
Ч Твое желание, Ч шепнула она, приложив губы к самому его уху. Ч Не знаю,
существует ли в природе Сила, способная исполнить твое желание. Но если м
ожет, ты приговорил себя.
Приговорил себя… ко мне."

Я читала.
Ведьмак Геральт загадал последнее желание и этим желанием оказалась ве
чная любовь его к чародейке Йеннифэр.
Я читала и ревела в три ручья. Мне так хотелось быть такой же восхитительн
ой, как Йеннифэр! Мне так хотелось, чтобы в меня влюбился такой же великоле
пный мужчина, как Геральт! Такой же мудрый, нежный и сильный, как Геральт! А
не такой, как те лопухи, которые до сих пор в меня влюблялись…
Мне хотелось, чтобы кто-нибудь сказал мне такие слова, чтобы я стала чьим-
то главным желанием, чтобы для кого-то была ЕДИНСТВЕННОЙ! Слова Андрея от
носительно того, будто со мной ему Ч как ни с кем больше, в счет не идут: он
говорил о похоти, а не о любви, к тому же Ч кто гарантирует, что Андрей не го
ворит то же самое КАЖДОЙ? В конце-концов, при всех своих недостатках, мой м
уж Ч человек благовоспитанный и неглупый, хотя излишние самоувереннос
ть и самовлюбленность иной раз ослепляют его, заставляя принимать желае
мое за действительное… Так вот: даже если он и мерзавец, то он, в любом случ
ае, не так уж глуп и знает старинную поговорку насчет того, что «женщина лю
бит ушами». С него станется говорить такое КАЖДОЙ! А мне хочется Ч чтобы п
о-настоящему!
И чтобы я точно знала, что все сказанное Ч правда… Чтобы я понимала бы это
и без слов… И чтобы слова уже и не были бы нужны!
Я читала прекрасную книгу, мечтала, ревела в три ручья и запивала слезы кр
епким, но уже остывшим чаем.
А в соседней комнате спала девочка… Я надеялась, что она спит спокойно, чт
о хотя бы во сне напряжение и страх оставляют ее… Если бы я знала тогда, ЧТ
О видит во сне Ольга!
Если бы знала я, что кошмары, во время бодрствования еще в какой-то мере «с
тиравшиеся» впечатлениями дня, вступали в полную силу во сне и полностью
забирали под власть свою ее рассудок!
Если бы я знала это уже тогда, я бы, наверное, все ночи напролет просиживал
а рядом с ней, отгоняла бы страшные сны…
Возможно, ради Ольги я бы могла пожертвовать даже «Ведьмаком»!
Ольга не то что спать Ч даже глаза закрыть боялась!
Потому что, стоило векам скрыть от нее свет, тьма начинала наползать на не
е… И все же Ч это была не та абсолютная, кромешная тьма, которой она бояла
сь, тьма подземелья, липкая зловонная тьма, ледяная тьма без единого лучи
ка.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51

загрузка...