ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Он появился позади нас, на балконе. Я не заметил, как он вошел, я просто почу
вствовал НЕЧТО за своею спиной, я обернулся… Очень медленно…
Сабнэк был огромен, неестественно огромен для человека, и он раздувался,
становился все больше, грозя вытеснить, выдавить нас с балкона в черную б
ездну, разверзающуюся внизу, воняло от него невыносимо Ч какой-то кисля
тиной, дерьмом и гнилым мясом Ч а рожа у него была… Вылитый Хряк, только х
уже! И Ч глаза… Такие глаза!
Чудовище смотрело на меня несколько мгновений, и вдруг сказало нежным го
лосом Рыбки:
Ч Кончай орать, Мелкий, обалдел, что ли?!
Я проснулся, вскочил на своей подстилке, чувствуя, что отчаянный вопль об
одрал мне горло и, кажется, еще дрожит на языке… Безумными глазами смотре
л я на Рыбку, пока реальность медленно, очень медленно возвращалась ко мн
е.
Ч А что… было… это?!! Ч просипел я, растирая затекшую шею.
Рыбка посмотрела на меня с насмешливым презрением.
Ч Мелкому ребеночку приснился страшный сон. Ты, случаем, во сне не обмочи
лся?
Она протянула руку и бесстыдным жестом пощупала мои штаны! Потом Ч посм
отрела мне прямо в глаза, усмехнулась, и Ч удалилась!
…Сволочь все-таки эта Рыбка!
Могла бы сказать, что, пока я спал, свод одной из пещер обвалился, что были и
землетрясение, и грохот… Сама небось перепугалась и в штаны наложила! То
лько я не полезу проверять… Дурища!
Но этот Сабнэк в образе Хряка… Я потом остаток ночи уснуть не мог, как закр
ою глаза Ч тут же эту рожу вижу! А то Ч похуже что-нибудь, неприличное, с у
частием Рыбки…
Через пару дней Великий Жрец приснился мне в принципиально другом облик
е Ч он шествовал по воздуху, тонкий, изящный, непередаваемо-прекрасный, к
ак ангел Ч падший ангел. Он не имел плотской оболочки и весь состоял из се
ребряных бликов, из звезд, из искр, слившихся воедино и принявших очертан
ие человеческой фигуры. Каждое движение демона излучало Силу Ч Силу зав
ораживающую, всеобъемлющую, всепроникающую, ощущаемую почти физически,
Силу, которую я видел в глазах каждого, кто смотрел на Него, отраженную и в
сто крат увеличенную, напитавшуюся от безумного желания зла, от жажды кр
ови, от предвосхищения чужих страданий… Сияющий демон!
Серебряный ангел! Он и его слуги Ч они были едины, и я тоже был среди них, и
в меня, спящего, проникал исходящий от него свет, и забирал с собой, и уноси
л вниз. Я падал, падал, падал Ч пока не просыпался! Ч в безумную черную без
дну, которой не было конца…
Глупо. Наивно. Восторженный мальчишка с чрезмерно развитой фантазией.
Все последние дни перед жертвоприношением я чувствовал себя странно, бы
л молчалив и выглядел каким-то забитым. Мне было страшно, и спасала меня т
олько Рыбка Ч спасала своими насмешками, ехидством, болтовней и внешней
беззаботностью.
Когда я находился с ней рядом, я переставал думать о жертвоприношении, пр
едставлять себе, как это будет… Ведь все равно не сейчас! Не сейчас! Когда-
то потом…
И вот я дожил. «Потом» превратилось в «сейчас».
После всех этих снов и раздумий, я шел на жертвоприношение, как во сне, зат
орможенный и вялый, слыша все посторонние звуки как бы издалека…
Что же было на самом деле?
Как и предупреждал Кривой Ч очень давно еще он мне рассказывал об этом
Ч пещера была хорошо освещена. Чадящие факелы Ч неровные толстые палки
, обмотанные тряпками, пропитанными каким-то горючим жиром Ч дым от них н
е поднимался к потолку, а оседал грязной копотью на стенах, на собирающих
ся в «святилище» бомжах. От дыма было трудно дышать, глаза слезились, ведь
весь этот смрад не имел выхода, он скапливался здесь… А пещера была не так
ой огромной, как показалась мне тогда, в темноте, когда мы были здесь с Кри
вым, и какой она виделась мне во снах. Ярко освещенная факелами, она теряла
и мрачность, и своеобразное величественное очарование, повергнувшее ме
ня тогда в состояние прострации… Теперь я видел просто пещеру, с неровны
ми стенами и достаточно низким потолком, в которой собирались жители Имп
ерии и обитатели канализаций. Они пили водку. Перебрасывались сальными ш
уточками. Ругались. Ржали.
Кривой требовал, чтобы я все время находился рядом с ним. Когда мы еще шли
сюда, он говорил:
Ч Из толпы ничего видно не будет, а я хочу, чтобы ты как следует рассмотре
л… Великого Жреца! И то, что он будет проделывать. И ты будешь стоять рядом
со мной, среди приближенных Сабнэка. Это еще и для того, чтобы все знали, ке
м ты являешься…
Ч А кем я являюсь? Ч робко поинтересовался я.
Ч На самом деле Ч никем! Но, видя тебя рядом со мной, все подумают, что ты л
ицо значительное, Ч в голосе Кривого явно слышались издевательские нот
ки.
Ч А зачем?
Я спросил, уже зная заранее, что мне ответят: «Заткнись, Мелкий!» Ч но, к мое
му удивлению, Кривой снизошел до объяснения, правда, очень туманного, но в
се-таки оно звучало лучше, чем Ч «Заткнись, Мелкий!»
Ч Чтобы потом, когда ты скажешь: я исполняю указ Аластора, тебе верили бы
на слово, а не тащили за ухо ко мне, чтобы проверять. Чтобы тебя везде пуска
ли. Чтобы не задавался никто вопросом, какого черта здесь болтается маль
чишка безо всякого дела.
Что ж, резонно, я и сам задавался этим вопросом уже неоднократно… И не толь
ко этим. Я поспешил воспользоваться снисходительно-милостивым настрое
нием Кривого, чтобы задать еще один вопрос:
Ч Кри… Аластор, а почему его имя Сабнэк? Что оно значит?
Имя Великого Жреца мне было известно со слов Урода.
Оно было странное, непонятное, нечеловеческое.
Я не любил это имя… Для меня Великий Жрец всегда был просто Великим Жрецо
м.
Ч Сабнэк означает Ч растлитель тел умерших. Таково имя одного из демон
ов… Низшего порядка. В средневековье «демонология» была одной из важней
ших наук… И имена демонов это наследие тех времен, плоды многолетних исс
ледований.
Ч Но ведь он не демон?!
Ч Конечно, нет. И я тоже Ч не демон. Хотя имя мое тоже оттуда.
Ч Значит Сабнэк Ч тоже титул?
Ч Вроде того… Великий Жрец зовется Сабнэком. Исполнитель Указов Ч Ала
стором. Главарь бандитов Ч Валафаром.
Покровитель проституток Ч сутенер по-нашему! Ч Филотанусом.
Ч Какой идиот это все придумал? Ч невольно вырвалось у меня.
Кривой улыбнулся.
Ч Сабнэк.
Ну, вот! Ляпнул, как всегда…
Ч Но это похоже на какую-то дурацкую игру, Ч промямлил я, мысленно обруг
ал себя ищи и за слово «дурацкую».
Ч Это и есть игра. Игра, которую начал Сабнэк. А другие подхватили. Зарази
лись, как чумой… Эта игра придает смысл их существованию. Заставляет вид
еть себя совсем не тем, что ты есть на самом деле. Ну, а некоторые приняли иг
ру потому, что она оказалась им выгодна… Она позволяет управлять и выжив
ать. Игра… А ты что думал?
Что я думал? Я ничего не думал! Я устал думать, я просто ждал, что будет дальш
е.
Игра… С принесением в жертву живых человеков! Игра, придуманная извращен
цем, маньяком, шизиком, игра, в которую мы будем играть с ним вместе, все вме
сте… Нет, я снова сплю! Я все никак не могу проснуться!
Святилище Ч пещера, тонущая в черном вонючем дыму коптящих факелов.
Дорога в Ад Ч глубокая яма, почти у самой стены, три метра в диаметре, со ск
ользкими покатыми краями, смотреть в нее жутко, гадко и омерзительно…
Прихожане Ч человек пятьдесят пьяных, сквернословящих бомжей.
Прибегают ребятишки-попрошайки, устраиваются поудобнее, чтобы видеть л
учше, приходят их «мамаши», грызущие семечки, тихо переговариваются межд
у собой, тоже хотят посмотреть, как кино, телевизоров-то нет у бедняжек!
Какая-то старуха приводит малышек Ч «жен» Сабнэка.
Этих приводят по личному его указу, дети вдохновляют его, особенно Ч мал
енькие девочки, целиком пребывающие в его власти, ему приятно, когда ЭТО п
роисходит на глазах у детей, когда они видят ЭТО. лица у девочек Ч неподви
жно-каменные.
Они смотрят в одну точку. Они изменяются, только когда появляется Велики
й Жрец.
Великий Жрец? Вот это Ч Великий Жрец?!
Я начинаю дергаться в истерике, в конвульсиях не то смеха, не то плача. Сме
шно, гадко, обидно до слез. Кривой кладет мне руку на плечо и сильно сжимае
т ее, так, чтобы мне было больно, чтобы я пришел в себя.
Великий Жрец…
Здоровенный мужик с копной нечесанных черных волос, гривой спадающих до
самого пояса, одетый в драное женское пальто с засаленным меховым воротн
ичком и свисающими из-под подкладки комьями ваты, грязно ругаясь, тащил з
а волосы жалобно хныкающую голую женщину. Похоже, ту самую, которую мы пох
итили в Битцевском Парке… Ужасающе-грязная, голая, в синяках, с искаженны
м лицом Ч теперь ее трудно было узнать.
А Сабнэк Ч он действительно был неестественно-огромен, огромен, как ора
нгутанг, как зубр, и так же неловок, пальто на нем угрожающе трещало при ка
ждом движении. Огромная лапища вцепилась в светлые Ч когда-то светлые, а
теперь, из-за грязи, неопределенно-желтые волосы женщины.
Его пришествие встретил рев и гогот, вопли, смех. Я не могу с уверенностью
сказать, кого приветствовала толпа: Великого Жреца или пухлотелую голую
женщину, которая постанывала, ползя на коленях, обдирая колени в кровь.
…Нет, я не мог узнать в ней ту, розовощекую, в белой шубке, которая так лихо с
катилась к нам в овраг Ч юную мамочку, счастливую женушку Ч она похудел
а и постарела за эти несколько дней…
Ч Помогите! Помогите! Помогите! Ч безостановочно верещала она, извивая
сь в громадных лапищах Сабнэка с черными от грязи, обломанными ногтями.
Оглянувшись, я увидел малышек, «жен» Сабнэка, и на их лицах Ч те же кровож
адные, дикие маски ярости, как и у всех здесь, и они тоже ждут, они смотрят на
жертву горящими глазами, щечки розовеют, зубки блестят Ч всеобщий экст
аз!
Сабнэк наваливается на визжащую девушку, начинает методично насиловат
ь ее, женское пальто задирается, я вижу мохнатую голую задницу, ритмично с
окращающуюся, и, в такт движениям, он выкрикивает:
Ч Ты думаешь, ты Ч человек? Ты Ч тварь! Тварь! Никто из вас от меня не скро
ется! Я вас всех… Всех… У меня сила! У меня Ч право! Вы думали, нету меня уже?
Вы думали, я хуже всех? вы думали, я вас не достану?
Потом выкрики сменяются бормотанием, а бормотание жалобными всхлипами,
которые даже самые сильные мужчины иной раз издают в момент соития… Нако
нец, задергавшись, Сабнэк скатывается с женщины. Деловито оправляет паль
то и спрашивает каким-то почти что робким голосом:
Ч Еще кто хочет?
Хотели все.
Мерзкая солоноватая вонь выбрасываемой спермы заглушает даже смрад го
рящих факелов.
Мне нехорошо… Кривой придерживает меня за плечо.
Сабнэк приближается к нам. Смущенно говорит Кривому:
Ч Когда я трахаю их баб, мне кажется, я всех их трахаю, тех, которые думаю, ч
то они Ч сверху… А когда мы до краев ее наполним Ч отдадим повелителю. В
ней Ч наша сила, наша жертва…
Кажется, в этот момент меня начало безудержно рвать, но никто не обратил н
а это особого внимания.
Ч Не хочешь к ним присоединиться? Ч холодно интересуется Кривой.
Я трясу головой и исторгаю новую порцию желчи.
Хочу домой…
Наконец, поток желающих кончился.
Странно, что она все еще жива… Тихо стенает, свернувшись комочком, обхват
ив живот руками.
Сабнэк возвращается из темноты, неся в руке тесак: такими пользуются в мя
сных магазинах.
Ловким натренированным движением он сносит женщине голову. Голова скат
ывается по покатому краю в яму…
Кажется, я догадываюсь теперь, почему из этой ямы так воняет!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51

загрузка...